Казанское солнце императора: Гавриил Солнцев в истории города

200 лет назад решением Правительствующего сената от 14 мая 1824 года казанским губернским прокурором был назначен Гавриил Солнцев. Флер Багаутдинов, доктор юридических наук, член-корреспондент Академии наук Республики Татарстан, рассказывает об этой выдающейся личности  специально для «РТ».

Жизнь этого человека была полна стремительных взлетов и падений. В начале XIX века чиновник Орловского губернского правления служил в одном из департаментов Правительствующего сената в Москве. Во время войны 1812 года он с обозом из Москвы сопровождал в Казань документы. Этот город стал его второй родиной.

Защита им магистерской диссертации в Императорском Казанском университете переросла в одновременную блестящую защиту докторской диссертации. Доктор обоих прав, профессор, декан нравственно-политического отделения, проректор и, наконец, третий ректор университета. Однако он был на вершине недолго. В 1821 году по предписанию попечителя Казанского университета Михаила Магницкого Гавриил Солнцев был предан университетскому суду за вольнодумство в лекциях, преподавание естественного права «на разрушительных началах» – подобно процессам других ученых. В качестве обвинительных документов были студенческие конспекты. Уже в ходе судебного процесса Гавриил Солнцев был окончательно уволен. Приговор суда 1823 года суров – навсегда отлучить от университета. 

У истоков положения о порядке присуждения ученых степеней

В начале XIX века по предложению Министерства народного просвещения разрабатывалось первое в истории России Положение о порядке производства в ученые степени. Университеты должны были представить свои предложения. В 1814–1815 годах эта работа была проведена в Казанском университете. Свой проект Правил об испытаниях и производстве в университетские степени в декабре 1816 года представил и Гавриил Солнцев. Он впервые предложил научно обоснованную структуру.

Многие пункты его Правил вошли в первое Положение о производстве в ученые степени 1819 года. Большинство рекомендаций Гавриила Солнцева в том или ином виде дошло до сегодняшних дней и соблюдается при защите диссертаций.

Кроме того, он впервые в отечественной юридической науке представил Правила о диспутах и о приличных при сем обрядах. Там были даны основания, позволяющие испытуемому защищать диссертацию на общем университетском собрании. Также были представлены порядок ведения деканом заседания совета университета по защите диссертации и порядок диспута по результатам диссертационного исследования.

Кто автор первого учебника по уголовному праву?

В ряде научных работ указывается, что авторство первого российского учебника по уголовному праву, изданного в 1863 году, принадлежит Владимиру Спасовичу. Однако Гавриил Солнцев написал свой курс уголовного права еще в 1820 году. Это была одна из первых попыток научной обработки материалов русского уголовного права в период, предшествовавший изданию Свода законов. Труд оставался в рукописном варианте и, возможно, пропал бы бесследно, если бы случайно не попал в руки профессора Императорского Казанского университета Сергея Шпилевского. Тот передал рукопись профессору Григорию Фельдштейну, который написал вступительную статью. В ней он дал высокую оценку работе Солнцева и назвал его первым европейски образованным российским криминалистом. Учебник российского уголовного права Гавриила Солнцева, написанный им в Казани в 1820 году, был издан лишь в 1907 году.

Удивительно, что Гавриил Солнцев официально не получал юридического образования. Есть, правда, неподтвержденные сведения о том, что он посещал лекции на юридических факультетах в Московском и Казанском университетах. Надо полагать, что большую ученость он приобрел путем самообразования. Гавриил Солнцев знал основные европейские языки – немецкий, латинский, французский, польский, итальянский и частично греческий.

По некоторым свидетельствам, он мог изъясняться на испанском, английском и татарском. Докторскую диссертацию защищал на латыни. Гавриил Солнцев внес вклад в развитие не только уголовного права и уголовного процесса. Его участие в становлении науки международного права подтверждают публикации профессоров Владимира Грабаря и Давида Фельдмана. Несомненна его роль в развитии прокурорского надзора. Он оставил след и в гражданском праве.

Перекличка в тюремном замке

Обширные познания Гавриила Солнцева в юриспруденции были быстро востребованы. Через год после университетского суда его назначили на должность казанского губернского прокурора. 20 лет бессменно на этом посту (с 1824-го по 1844 годы) – редко кто может похвастаться таким достижением.

В августе 1836 года Казань посетил император Николай I. Он побывал в  университете, Первой гимназии, посетил казанский тюремный замок, в котором на тот момент содержалось около 300 человек. Там дожидались отправления в ссылку в Сибирь арестанты со всей России. Государь приказал вызвать всех арестантов по списку. Казанский губернский прокурор сказал, что знает наизусть всех арестантов и может назвать их без списка. И не только назвал все имена, но и пояснил, по какому делу содержится каждый арестант. Прокурор даже назвал прозвища некоторых. Адъютант, которому было велено отследить данные по списку, подтвердил все сказанное. Император был поражен памятью Гавриила Солнцева.

По некоторым сведениям, именно тогда Николай I сказал: «У меня в России два солнца: одно – на небе, а другое – в Казани. Это прокурор Солнцев».

Казанское солнце императора: Гавриил Солнцев в истории города

Родионовский институт благородных девиц

Многим казанцам известна история зданий, где сегодня расположено Казанское суворовское училище. В 1841 году на этом месте был институт благородных девиц, который назвали Родионовским в честь казанской помещицы Анны Родионовой, пожертвовавшей институту свои имения и имущество.

Казанский губернский прокурор обеспечивал юридическое сопровождение передачи имущества и зданий для создания института. Дело это было непростым и растянулось на годы.

В 18 лет Анна Родионова была выдана замуж за пожилого дворянина, полковника Ивана Родионова, который был убит мятежниками Пугачёва после захвата Казани в 1774 году. Анне Николаевне досталось имение в селе Масловка Лаишевского уезда, 303 души крестьян. Оставшаяся в 22 года вдовой помещица начала заниматься рыбными промыслами. Она отправляла осетров и стерлядей на продажу в Москву и Санкт Петербург. На доходы приобретала имения, мельницы и прочее. Со временем она сделалась крупной помещицей, была известна как опытная и строгая хозяйка.

1 декабря 1823 года Анна Родионова обратилась к вдовствующей императрице Марии Фёдоровне с прошением. В нем она выразила желание пожертвовать свои деревни Масловку, Дмитриевку и каменный дом в Казани на Воскресенской улице для открытия в Казани института благородных девиц, по примеру заведений в Москве и Санкт-Петербурге.

На тот момент в Казани существовали только два частных пансиона для девиц, которые не были доступны бедным и сиротам. На всем востоке России такого женского учебного заведения не было.

Императрица Мария Фёдоровна стояла во главе Управления женскими учебными заведениями и поддержала прошение. 31 декабря 1823 года Анна Родионова составила завещание, пожертвовав все свое имущество институту. 23 апреля 1824 года оно было представлено в Санкт-Петербургский опекунский совет.

Судебный спор, растянувшийся на годы

В 1825 году Анна Родионова составляет дополнительное завещание и жертвует для института имение в селе Тангачи, которое принадлежало ее только что умершей дочери Татьяне Дороновой и по которому шел судебный спор с полковником Мергасовым. Анна Николаевна попросила императрицу обратить внимание на это спорное дело.

Министр юстиции Дмитрий Лобанов-Ростовский в 1826 году дал указание Казанскому губернскому прокурору оформить дополнительное завещание в Казанской гражданской палате и обратить внимание на спорное дело с Мергасовым – чтобы оно «не подвергалось медленности и решено было на основании законов».

С этого момента к делу Анны Родионовой подключается Гавриил Солнцев. При его содействии утверждается окончательное завещание. Казанский губернский прокурор включился и в судебное дело об имуществе Татьяны Дороновой, которое действительно было сложным.

Дело в том, что дочь Анны Родионовой перед смертью тайно от матери завещала деревню Тангачи и дом племяннику – полковнику Мергасову, чтобы он похоронил ее по христианскому обычаю. Анна Николаевна была категорически против и подала в гражданскую палату прошение о том, чтобы завещание не принимать. Ведь деревня Тангачи и дом были куплены на ее деньги и переданы дочери. Помещица настаивала, что имущество дочери должно достаться ей. Она утверждала, что дочь ее перед смертью часто была в беспамятстве и подписать завещание не могла.

Спор рассматривался в Казанской гражданской палате, в уездном суде, и сначала был решен в пользу Мергасова. Затем Казанская гражданская палата при участии Гавриила Солнцева отменила решение по жалобе Родионовой. Мергасов обратился в Сенат, и тот 21 февраля 1827 года, отменив все предыдущие решения, вынес решение в его пользу. Казанский губернский прокурор был вынужден отступить.

Казанское солнце императора: Гавриил Солнцев в истории города

«Бабка завещала институту неправильно»

Тяжбы отняли много сил у Анны Николаевны, и она скончалась в конце 1827 года. После смерти помещицы при содействии императрицы и самого государя Николая Павловича началась работа по созданию в Казани женского учебного заведения. И здесь не обошлось без губернского прокурора. Дело в том, что в 1829 году внук Анны Родионовой, штаб-ротмистр Лука Родионов заявил претензии на имение, которое «бабка завещала институту неправильно». Он был любитель поиграть в картишки и нуждался в деньгах.

Лука Родионов обратился с жалобой сначала в совет создаваемого женского института, затем в Лаишевский уездный суд, который принял решение в его пользу.

Казанский губернский прокурор представил свое заключение на это решение суда. Это заключение, написанное от руки, составило… 144 страницы!

Спор с Лукой Родионовым шел почти десять лет. Гавриил Солнцев держал это дело на особом контроле, неоднократно истребовал и изучал его, давал по нему заключения и добился решения в пользу института.

На заседании суда во второй инстанции прокурор разбил все аргументы истца. Гражданская палата решила спор в пользу института. Внук подал жалобу в Сенат, но потерпел фиаско. Спор с Лукой Родионовым завершился лишь в 1837 года. А сам Казанский Родионовский институт благородных девиц был открыт только в 1841 году. Одним из главных гостей на открытии по праву был Казанский губернский прокурор. Он пришел с подарком – портретом Анны Родионовой.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x