1

Как сельская ипотека оказалась «городской»

 

сельская ипотека

 

В Татарстане второй год реализуется пятилетняя госпрограмма ­«Комп­лексное развитие сельских территорий», задачей которой является поддержка села. Эту программу по поручению Президента страны Владимира Путина подготовил ­Минсельхоз России, и, соответственно, региональные аграрные ведомства являются её кураторами и главными распорядителями средств бюджета на местах.

 

Основные цели программы в федеральном масштабе – сохранение доли сельского населения в общей численности населения России на уровне не менее 25,3 процента, достижение соотношения благосостояния сельского и городского домохозяйств до 80 процентов, а доли общей площади благоустроенных жилых помещений на селе – до 50 процентов. То есть уровень жизни в деревне по основным показателям должен быть ниже городского не более чем на 20 процентов, а каж­дое второе жильё – идентично по комфортности городскому.

Татарстан сегодня лишь с натяжкой можно назвать сельским регионом: население аграрных территорий в республике не превышает 23 процентов от общей его чис­ленности. Таким образом, об уровне 25,3 процента пока можно только мечтать, тем более, что каждый год сельчан у нас становится примерно на три тысячи меньше.

Каковы же шансы всё-таки улучшить нынешние показатели? Основной надеждой являются проекты, направленные на улучшение жилищных условий в деревне, и речь идёт в первую очередь о сельской ипотеке, которая является частью соответствующей федеральной программы. Её ключевой особенностью является беспрецедентно низкая процентная ставка по кредиту – от 0,1 до 3 процентов годовых. Банки здесь ничего не теряют, ведь государство компенсирует им недополученную маржу.

Условно ипотека распространяется на деревни, сёла, посёлки и города, численность которых не превышает 30 тысяч человек. Но это не значит, что ею не может воспользоваться городской житель. И в этом, как выяснилось, слабая сторона этой программы.

По данным Минсельхозпрода Татарстана, в 2020 году по программе «Сельской ипотеки» было выдано 1600 кредитов на 3,6 млрд рублей. И большая их часть досталась… горожанам. Увы, сельская ипотека оказалась весьма популярной именно у жителей столицы, которые решили купить или построить жильё в пригородных Пестречинском, Лаишевском и Высокогорском районах. Из-за ажио­тажного спроса лимиты субсидий, предусмотренные на 2021 год, были моментально исчерпаны, и банки уже в феврале прекратили выдачу денег.

О том, что при всей популярности программы к ней возникает много вопросов, говорили и участники круглого стола, который прошёл в региональной приёмной «Единой России» на базе Оперативного центра по работе с обращениями граждан. По словам главы Мамадышского района Анатолия Иванова, сельская ипотека практически не дошла до них. Такая же картина и в других периферийных районах республики.

«К сожалению, мы не участвовали в формировании программы сельской ипотеки – этим занимались Минсельхоз и Россельхозбанк, – говорит депутат Государственной Думы Ильдар Гильмутдинов. – И надо сказать, изначально было задано не совсем правильное понимание содержания программы. В итоге получилось, что хотели программу для села, а она оказалась для тех, кто живёт в городе».

 


Условно ипотека распространяется на деревни, сёла, посёлки и города, численность которых не превышает 30 тысяч человек. Но это не значит, что ею не может воспользоваться городской житель. И в этом, как выяснилось, слабая сторона этой программы


 

К слову, для того, чтобы каким-то образом обеспечить преференции сельчанам, с 2021 года были обновлены требования к кредитному договору. Под запрет выдачи сельской ипотеки попали таунхаусы и многоквартирные дома выше пяти этажей. Заёмщиков обязали в течение полугода с момента регистрации сделки в Росреестре прописываться в приобретённом или построенном жилом помещении. В ином случае банку дали право в течение двух лет с момента получения кредита пересмотреть ставку по ипотеке в сторону увеличения. Но обязательная регистрация на селе не пугает горожан, ведь в этом случае они даже получают немало льгот – начиная со скидок по автострахованию (снижается коэффициент), заканчивая возможностью участия в различных госпрограммах. Правда, им придётся участвовать в программе самообложения, но хотя бы таким образом они будут содействовать развитию сельских территорий.

Таким образом, новые требования к кредитованию не снизили интереса к программе: банки и потенциальные заёмщики ждали «продолжения банкета». Татарстанский филиал Россельхозбанка получил дополнительное финансирование, и 18 июля на сайте Минсельхозпрода Татарстана появилось сообщение о возобновлении выдачи кредитов. Однако когда корреспондент «РТ» поинтересовалась, можно ли подать заявку, оказалось, что Россельхозбанк их не принимает. «Объём субсидий на сегодня исчерпан», – сообщила женщина-бот по телефону 12 августа.

Итак, сельская ипотека показала свою недостаточную эффективность и при существующем раскладе ведёт к формальной дезурбанизации, не выполняя одну из главных своих задач – улучшение жилищных условий сельчан. Будет ли эффект от неё в дальнейшем?

В общем-то пока определённо ответить на этот воп­рос нельзя, необходимо время. Но кое-что предположить можно.

Согласитесь, слишком оптимистично было бы утверж­дать, что столичные жители, купившие второе (не путать со вторичным) жильё в том же Пестречинском районе, побросают в городе свою работу и окунутся в сельский уклад жизни. Агробизнес от сельской ипотеки, таким образом, вряд ли выиграет, ведь формальный переезд горожан в село не решает кадровую проблему АПК, не увеличивает в сельских поселениях количество рабочих мест и в целом не «содействует занятости сельского населения». Хотя, конечно, можно и помечтать, что найдутся отдельные сознательные, социально ответственные граждане, которые, переехав в деревню из города, наладят здесь какое-нибудь новое производство.

И ещё. На данный момент непонятно, что будет со ставками по сельской ипотеке пос­ле 1 января 2026 года, когда действие программы закончится. Если её не пролонгируют или изменят условия, субсидирование может быть прекращено. Также неизвестно, что будет, если в бюджете кончатся деньги на осуществление данной программы. Правда, в постановлении Правительства РФ №1567 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским кредитным организациям и акционерному обществу «ДОМ.РФ» сказано, что в случае отмены субсидирования ставка по кредитному договору может быть повышена на размер, не превышающий размер ставки Центробанка. И то благо. Вспомним: кредиты выдаются на срок до 25 лет…

И всё-таки, несмотря ни на что, хочется надеяться, что гос­программа даст положительные результаты. Потому что тысячи сельчан, по-прежнему остающихся в деревне, заслужили помощь и поддерж­ку от государства.