• Ильинское: исчезающее, но не забытое

    25.08.2021 13:28

    Автор статьи: ШЕМЕЛОВА Евгения


    Фото: Евгения Шемелова; Олег Евсеев


    В десяти километрах к северу от города Тетюши находится старинное село Ильинское

    Почти на протяжении трёхсот лет здесь кипела жизнь, а сегодня царят тишина и запустение. Но благодаря краеведам, неравнодушным старожилам восстанавливается и сохраняется богатая история поселения.

     

    Редкие встречи на родной земле.

    В десяти километрах к северу от города Тетюши находится старинное село Ильинское. Почти на протяжении трёхсот лет здесь кипела жизнь, а сегодня царят тишина и запустение. Но благодаря краеведам, неравнодушным старожилам восстанавливается и сохраняется богатая история поселения.

     

    Село Ильинское располагается по обе стороны реки Улёмки, правого притока реки Улёмы, в окружении удивительной красоты природы. В полутора километрах – Волга, на высоком берегу которой находится родниковый Ильинский водопад, в самом селе – два озера, вокруг – поляны, долины, леса, где летом изобилие ягод, грибов, много птиц, зверей. А когда-то, миллионы лет назад, по территории села бродили древние звери: дицинодонты, тероцефалы и парейазавры. Их массовое захоронение было найдено в ходе археологических экспедиций 1931 и 1937 годов, проводимых Институтом палеонтологии Академии наук СССР в Сёмином овраге на юге села. Оно описано знаменитым писателем-фантастом и палеонтологом Иваном Ефремовым в 1940 году. Найденный в Ильинском череп парейазавра можно увидеть в экспозиции Палеонтологического музея имени Ю.А.Орлова в Москве.

    Село основано не позднее начала XVII века. Впервые его название упоминается в «Писцовой книге Казанского уезда 1647–1656 годов». Первоначально Ильинское принадлежало Тетюшскому Покровскому монастырю, а позже обитель и её владения приписали к знаменитому Новоспасскому монастырю в Москве. Согласно личным исследованиям бывшего жителя села Александра Шемелова, первыми поселенцами Ильинского были семьи из Архангельска, владевшие плотницким искусством. В пользу этой версии свидетельствует факт, что привыкшие к короткому северному лету переселенцы, а впоследствии их потомки сажали огороды ранней весной «по доскам» – то есть грядки готовились с осени, а весной сажали с досок, уложенных в междурядьях: иначе утонешь в грязи.

    С основанием села появилась деревянная церковь во имя Ильи-пророка, поэтому оно и названо Ильинское, и главным престольным праздником здесь считается Ильин день. При советской власти в церкви до 1960-х годов располагалась начальная школа. Постепенно храм разобрали на брёвна, а ныне на месте бывшего алтаря силами семей Кириллиных и Антоновых установлен памятный крест.

    Особо процветало село в XIX веке, а также в ХХ – в период колхозной деятельности. По ревизии 1858 года здесь проживали 392 человека, в 1882 году – уже 521. Семьи до первой четверти ХХ века были большими: в каждой по 8–10 детей. А в семье Алексея и Анны Мишуниных родились 22 ребёнка, правда, многие умерли в младенчестве. Старожил села Александр Дёгтев, 1940 года рождения, рассказывает: «В Ильинском многодетными семьями были Дёгтевы, Шутовы, Лузговы, Щуровы, Ульяничевы, Ханжины, Поташовы, Ларичевы, Мишунины». У старожила села Екатерины Ханжиной сохранилась редкая фотография её семьи начала 30-х годов прошлого века.

    «А жили все в одном небольшом доме, – делится Екатерина Ивановна. – Моя свекровь Елизавета Васильевна, выйдя замуж и перебравшись в дом Ханжиных, была уже двенадцатым членом семьи. «Ты не розей за столом, – говорил ей свёкор Иван, – голодной останешься». В то время щи и даже картошку ставили на стол в одном большом блюде, и у каждого было по ложке. Есть начинали по сигналу самого старшего члена семьи, также по его команде разрешалось есть мясо из щей. Домов в селе было более ста. Когда отец моего мужа Андрей Ханжин решил отделиться и построить свой дом, на основной территории села места не было, и по решению сельского схода ему разрешили построиться лишь на самом краю поселения, ближе к селу Красная Поляна».

    Помимо деревянных домов, было несколько каменных. В одном из них (ныне полуразрушен) долгое время работал сельский клуб. Хорошо сохранился каменный дом на самом въезде в село. Ныне это дом Екатерины Яшиной, недавно отметившей своё 90-летие. Частично сохранилось и каменное здание старинной кладки, где до революции располагался магазин. Жители Ильинского до сих пор называют местоположение домов в селе не по улицам, а по только им известным названиям: Ширяево, Трёхозёрка, Миллионка, Лягушовка, Гора, Новая слобода.

     

    БОГАТСТВО СЕЛА – ЕГО ЛЮДИ

    Народ в Ильинском был работящий и мастеровой. Разводили скот, занимались земледелием. Зерно мололи на двух местных мельницах. Мужчины были и плотниками, и столярами: делали сани, телеги, незамысловатую мебель, плели большие корзины – зобни – для хозяйственных нужд. Были также шорники и кузнецы. Сельчане сажали лён, из которого женщины изготавливали ткани на одежду (ткацкие станки были почти в каждом доме). Потом, когда по­явились фабричные материи, изо льна изготавливали скатерти, половички, мешковину. В доме Людмилы Лузговой до недавнего времени хранился ткацкий станок её мамы Елизаветы Николаевны. Ныне он передан в музей.

    Близость Волги позволяла заниматься рыболовством. Лодки были в каждой семье. На них не только рыбачили, но и перебирались за Волгу косить сено на заливных лугах. Многие семьи получили разрешение заниматься садоводством и на «горах» – крутом берегу Волги. Там выращивали яблони, вишни, сливы.

     


    С основанием села появилась деревянная церковь во имя Ильи-пророка, поэтому оно и названо Ильинское, и главным престольным праздником здесь считается Ильин день. При советской власти в церкви до 1960-х годов располагалась начальная школа. Постепенно храм разобрали на брёвна, а ныне на месте бывшего алтаря силами семей Кириллиных и Антоновых установлен памятный крест


    Шло время, наступил 1917 год. Зажиточные крестьяне были раскулачены. В 1930 году жители села создали колхоз имени Ильича, председателем которого назначили Якова Поташова. Хозяйство было большое и крепкое. Ильинцы работали на молочно-товарной ферме, в телятнике, трёх птичниках и цыплятнике, овчарне, на конеферме, выращивали зерновые культуры, огурцы, морковь, капусту, свёклу, занимались пчеловодством.

    В начале 1950-х годов колхоз объединили с хозяйством имени Калинина, и дальнейшая трудовая деятельность жителей Ильинского связана именно с ним. Екатерина Ханжина, проработавшая сорок лет дояркой, вспоминает: «Вставали на работу в четыре утра, до ввода механизированной дойки три раза в день доили по двенадцать коров, таскали на себе неподъёмные зобни с силосом, на коромыслах носили воду. Не было никаких выходных и отпусков. Но все работали честно, до седьмого пота».

    Ильинцы достойно проявили себя и в годы Великой Отечественной войны. На фронт из села ушли 115 человек, 85 не вернулись. Каждый из фронтовиков-ильинцев достоин большого отдельного рассказа. Упомянем только историю Ивана Никишина. Он был призван на срочную службу в 1940 году, а уже через год воевал в действующей армии. Был четыре раза тяжело ранен, последний раз – на реке Одер. Однажды оказался под немецким танком. Механик-водитель видел, что под его машину попал человек, стал «крутить» танк, чтобы вдавить бойца в землю. Удивительно, что Иван, весь переломанный, выжил, вылечился и после войны продолжил работать. За подвиги в годы войны Иван Георгиевич награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За победу над Германией».

     

    ИЗ ИСТОРИИ ВОИНСКОГО ЗАХОРОНЕНИЯ

     

    Памятник красноармейцу.

     

    Сейчас много говорят и пишут о Казанском обводе – оборонительной линии для защиты столицы республики. Село Ильинское тоже имеет отношение к строительству этого объекта. В 1941 году здесь была расквартирована рабочая колонна, сформированная из красноармейцев, которые по состоянию здоровья не попали в действующие войсковые части. Поскольку в составе колонны были люди со слабым здоровьем, в морозы декабря 1941 – января 1942 года многие заболели и умерли. В Ильинском на кладбище сохранилась могила неизвестного солдата. Благодаря краеведам-общественникам из Тетюш Олегу Евсееву и Анатолию Хохлову удалось установить, что это еврейское захоронение, и принадлежит оно с большой долей вероятности Мирону Наумовичу Пилиперу. Анатолий Хохлов дважды по собственной инициативе выезжал в Москву, где ему удалось отыскать родственников Пилипера. Сейчас на могиле красноармейца установлен памятник.

     

    «ДРУЖИНА» И «СОРМАЧ»

    Ильинцы не только умели работать до седьмого пота, воевать, но и весело отдыхать. Вторым среди любимых праздников после Ильина дня был праздник «Дружина». Его появлению способствовало то, что в 1930-е годы в колхозе была создана пожарная часть. Было построено здание «пожарки» с колоколом, необходимым оборудованием, помпами. А позже появилась и поливальная машина. После окончания сенокоса, когда все сараи заполнялись сеном и была особая угроза возгорания, пожарный Григорий Сусанин проверял готовность к тушению огня, но необычным способом. Он объезжал на лошади с бочками все дома села и поливал ворота водой. За это жители платили ему небольшие деньги или давали продукты. Потом вскладчину покупалось угощение, и гуляли всем селом на поляне.

    «Ох и праздник был! – говорит Екатерина Ханжина. – Время голодное было, но весёлое!»

    Много в селе было гармонистов: Геннадий Салев, братья Даньшины, Александр Ханжин, Сергей Лузгов и многие другие, без которых не обходилось ни одно гулянье. Под аккомпанемент хромок и тальянок на праздниках пели и русские народные песни, и казачьи, позже – песни советских композиторов. На проводах в армию неизменно исполняли «Сормача». Этот частушечный наигрыш родился в XIX веке в Сормове Нижегородской области и пошёл гулять по всей России. Но практически в каждом регионе, районе, селе придумывали под наигрыш свой текст. В ильинском варианте «Сормача» такие строки: «Ты сыграй, сыграй, товарищ, «Сормача» в последний раз, может, больше не увижу я твоих весёлых глаз» и далее – про любовь, разлуку, измены. Запевалы (ими в 50–60-е годы были Юрий Кириллин, Николай Шемелов) исполняли куплет, а все хором повторяли две последние строки. Так под «Сормача» всем селом провожали уходивших на фронт или в армию до большака.

     

    ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ?

    После распада колхоза начался активный отток жителей из села. Главные причины: нет работы, нет дороги. До соседнего села Монастырского всего полтора километра, но даже в небольшой дождь дорога раскисает так, что проехать невозможно. Сейчас в Ильинском проживают всего двенадцать человек в десяти домах. Большинство строе­ний полуразрушены или исчезли совсем, около десятка относительно крепких домов пустуют. Ильинское зарастает клёном, сорными травами. Исчезает Среднее озеро, которое нуждается в очистке. На лето приезжают несколько человек в родительские дома: внуки Нины Ханжиной, Надежда и Любовь Кириллины, Николай Даньшин, Валентина Ульяничева. Оставшиеся жители помогают друг другу. Людмила Лузгова, Мария Мишунина, Владимир Кириллин, Юрий Ильин составляют сегодня костяк села. Местная администрация помогает по возможности: в самых непроходимых местах насыпали гравий, отремонтирован мост у пруда, в июле заварили прохудившуюся водонапорную башню, грейдером чистится дорога из Монастырского в Ильинское.

    Земляки приезжают в родное село, как правило, лишь раз в году – в родительский день перед Троицей прибрать могилы. И то всё реже. Но случилось в Ильинском в последнее время и радостное, светлое событие – здесь поселилась колония ласточек. И кто знает – может быть, это станет предвестником возрождения поселения, о котором бережно хранят память выходцы из Ильинского.



    Добавить комментарий