«Горячая» взрывчатка Генриха Шарнина

В КНИТУ-КХТИ отметили 90-летие со дня рождения выдающегося химика, основателя научной школы, связанной с весьма специфическим направлением.

Автор статьи: Антон ШАБАРДИН

Фото: из фондов музея истории КНИТУ

 

Генрих-Шарнин

 

В КНИТУ-КХТИ отметили 90-летие со дня рождения выдающегося химика, основателя научной школы, связанной с весьма специфическим направлением. Речь идёт о создании уникальных по своим свойствам взрывчатых веществ, предназначенных, в частности, для интенсификации добычи нефти и газа.

 

Он родился в 1931 году, в ничем не примечательный день 12 апреля. Через тридцать лет это число будет прочно ассоциироваться с гагаринским полётом, и в дни рождения профессора Шарнина коллеги нередко искали в «совпадении» некий тайный смысл. И в чём-то, наверное, были правы, ведь в своей работе он достиг поистине космических высот.

…По месту рождения Генрих Шарнин – пермяк, а первый шаг на пути к вершинам науки сделал в Марийской республике, в селе Юледур Куженерского района. Сюда он вместе с родителями-учителями попал в четыре года, а в шесть уже пошёл в школу, проявляя немалые способности к учению.

Ему было десять лет, когда началась война. Ворвалась она не просто в мирную жизнь, а в праздник. И это не метафора: на 21–22  июня 1941 года в МАССР были назначены торжества по случаю 20-летия автономии. Позднее Генрих Павлович вспоминал, что всю предвоенную ночь народ гулял, веселился, а наутро в городах и посёлках начались праздничные демонстрации. И потому сообщение Молотова о нападении Германии прозвучало для пятиклассника, да и для многих взрослых, как что-то нереальное. Немногие тогда думали, что наступает настоящее лихолетье…

Несмотря на все трудности того времени, работу в колхозе почти наравне со взрослыми, Генрих учился отлично и после семилетки отправился в восьмой класс Куженерской средней школы, которую окончил в 1947 году с золотой медалью. Тем же летом отправился в Казанский химико-технологический институт, где уже на первом курсе началась его научная биография. Молодой человек под руководством профессора Мочалова смонтировал установку по получению фтора электролизом солей плавиковой кислоты. Однако экспериментировать со свободным фтором, к счастью, не решились ни руководитель, ни студент. С этим крайне агрессивным веществом в институте никто не работал, и первый опыт мог закончиться плачевно. Впрочем, Генриха Шарнина всегда отличал скрупулёзный, взвешенный подход к делу, который в его научном направлении жизненно важен.

Как одному из лучших выпускников, ему предложили остаться на кафедре. И оказалось, что в вузе он остался практически на всю жизнь. Впрочем, чистым теоретиком, как уже ясно из вышесказанного, Шарнин никогда не был: неслучайно целых пятнадцать лет, до 1997 года, возглавлял КазхимНИИ. Ну а потом вновь вернулся в alma mater, где проработал до 2016-го. Но повернёмся от биографии к науке.

В советское время любой школьник слышал про мирный атом. А вот что такое мирная взрывчатка? Максимум, что на этот вопрос может ответить обычный человек, – динамит, применяемый в горном деле. Точнее, применявшийся: изобрели его в позапрошлом веке, а выпуск в «классическом» варианте, к примеру в СССР, завершили в 1960 году. Понятно, что с того времени и номенклатура, и области применения высокоэнергетических веществ значительно расширились. Так, в период интенсивной добычи нефти в стране и в нашей республике появилась, к примеру, большая потребность в особом виде взрывчатки, с помощью которой можно было достать с глубины тяжёлую нефть. Актуальными стали вопросы бурения глубоких промысловых, а также сверхглубоких исследовательских скважин. Во всех этих случаях температура при проходке достигает двухсот, а порой и трёхсот с лишним градусов, и обычная взрывчатка либо детонирует, либо быстро теряет свои свойства.

Проблема термоустойчивости считалась неразрешимой, покуда за дело не взялся Генрих Шарнин, в итоге защитивший по этой теме докторскую диссертацию. В кругу посвящённых его впоследствии называли «патриархом взрывчатых веществ», которые, к слову, работают не только на земле, но и в космосе, а по мощности были сравнимы с пресловутым гексогеном. Об успехе учёного говорят награды: ордена Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта», премия Совета министров СССР, Государственная премия РТ, множество почётных званий и прочих регалий.

В области спецхимии Генрих Павлович стал учеником и преемником профессора Мойсака, одного из «отцов-основателей» этого направления в КХТИ. За собой же оставил плеяду последователей, 275 патентов на изобретения и более 800 научных работ – от статей и «совместных проектов» до монографий. Ему обязаны званиями 56 кандидатов и 9 докторов наук. Он впервые в КХТИ поднял вопрос о необходимости изучения квантовой химии и организовал по этой теме семинар… Неслучайно 90-летию со дня рождения Генриха Шарнина, заведовавшего кафедрой химии и технологии органических соединений азота, на днях было посвящено расширенное заседание учёного совета Инженерного химико-технологического института КНИТУ.

Из жизни Генрих Шарнин ушёл в 2018 году, не дожив всего четыре дня до своего 87-летия. Но остался в доброй памяти коллег, друзей и в истории спецхимии, напрямую связанной с нашей республикой. Причём и в её теории, и в практике. Его вклад есть в каждой тонне добываемой татарстанской нефти.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x