Донбасский дневник: посылки «Аделю на СВО» и кто сдерживает ДРГ в Шебекино

Российскую границу в Белгородской области сейчас держат на замке и военнослужащие из Татарстана. Как сейчас здесь отражают атаки диверсантов ВСУ? Какие изменения произошли в подготовке наших бойцов с учетом опыта нового типа войны – «дроновой»? Военкор издания «Республика Татарстан» побывал в этом неспокойном приграничье и на месте ознакомился с положением дел.

Автор: МИРОВ Влад 

Более подробно о ситуации здесь ему рассказал заместитель командира отдельного автомобильного батальона майор Адель  Садыков.

«Тамбовский волк – надежный товарищ!»

Мы снова едем на СВО. Мы – это команда татарстанского волонтерского движения «Ценим Жизнь», в ее составе и я, военкор издания «Республика Татарстан». Выезжаем из Казани ранним утром колонной из нескольких машин, как обычно, под завязку забитых «гуманитаркой».

Основной груз – медицинского свойства, это сугубо мирная, гражданская специализация гуманитарной помощи от этого волонтерского проекта нашего города и республики. В коробках и больших мешках – медицинские препараты, перевязочные материалы, жгуты, эвакуационные подсумки, аптечки «Маруся» от «ЦЖ», скомплектованные специально для оказания первой помощи и самопомощи на поле боя, и многое другое, полезное как на передовой, так и в полевых госпиталях.  

Наш маршрут пройдет по Донбассу, Луганщине и Херсонской области. В Ростове к нам присоединятся волонтеры из других городов.

А пока нам в этом неблизком маршруте по пути надо передать часть груза из Казани подшефному воинскому подразделению в Белгородской области.

Грозное дыхание специальной военной операции мы ощущаем уже в Тамбовской области. В столичном городе этой области, известному всей стране по пословице «Тамбовский волк тебе товарищ!» теперь установлен памятник этому хищнику. На въезде в Тамбов стоит его гордая трехметровая (!) фигура из двухсотлетнего дуба. Но уже с другой надписью: «Тамбовский волк – надежный товарищ».

Здесь, в Тамбовской области, на дорогах уже то и дело встречаются огромные военные «Уралы» с кузовами, покрытыми тентами. Ближе к границе, в Воронежской области, такой техники все больше и больше… Все чаще нам на «встречке» громыхают и запыленные БТРы.     

Когда мы, наконец, подъезжаем к первому пункту нашей гуманитарной поездки – расположению автобата в Белгородской области, нас встречает идиллическая картина военного бивуака, словно возведенного под руководством бывалого опытного старшины. Ровные ряды выстроенных как по линеечке больших военных шатров, зелень – не только на камуфляжах, но и на грядках маленького солдатского огородика. Как известно, бывалый солдат и из топора умеет сварить кашу! Так и здесь. Но  внешняя идиллия обманчива.

Бойцы этого подразделения на 2-3 недели в месяц выезжают на передовые позиции в зоне проведения специальной военной операции. В числе задач автобата поддержки – еще одна, очень важная. Это ремонт и восстановление после боев нашей бронетехники, которую все же сумел подбить противник.

– Да, часто бывает так, что наши спецы-умельцы с золотыми руками из двух-трех подбитых, казалось бы, непригодных танков собирают снова такой же. Да как новенький! И танк вновь возвращается в строй, отправляется на боевые позиции громить врага из своего орудия, – рассказывает вышедший встречать нашу гуманитарную колонну молодой офицер.        

Когда строительный инструмент – тоже очень важная «гуманитарка»

Кадровый военный, майор Адель Садыков, родом из Казани. Мы приехали к нашему земляку в расположение воинской части, расположенной в Белгородской области. Часть груза в одной из наших машин – явно не медицинского назначения. Скорее это адресные посылки в помощь специалисту, занятому возведением фортификаций. На этих привезенных коробках, мешках так и написано фломастером: «Инструменты от РТ. Аделю на СВО». А вон там, дальше, – коробка со стальным редуктором с тем же адресатом: «Аделю».

– Это то, чего нам не хватило здесь по мелочи, – поясняет Адель Рамилевич, бережно укладывая привезенные коробки в большом ангаре. – Я попросил родственников собрать по возможности и отправить необходимые стройматериалы, инструменты. А они уже вышли на гуманитарщиков, и вот ребята из нашего татарстанского проекта «Ценим Жизнь» доставили нам сюда этот груз. В сборе этой специфической гумпомощи приняли участие и одноклассники, друзья из Казани – сразу все откликнулись. Когда нашим подразделением обустраиваемся на новом месте дислокации, обязательно приходится что-то строить, колотить, собирать. Так что инструменты всегда востребованы.

А результат вы видите сами – вот этот уютный походный городок мы создали всего за два месяца. Здесь есть и баня, и прачечная, успели даже кроликов завести. А к началу сентября и собственные помидоры поспели, сорт «солдатский походный» называется, – улыбается офицер.  

Бои под Изюмом: чем помог тяжелый опыт

Майор Садыков получил назначение организовывать надежное тыловое обеспечение нашей группы войск на западной границе после серьезного ранения в сентябре 2022 года – в тех первых тяжелых боях под Изюмом.  

– Да, тот начальный период спецоперации оказался очень нелегким, – рассказывает Адель Рамилевич. – Сейчас, конечно, уже все наладилось в целом, ситуация изменилась в нашу пользу кардинально.

– Какие проблемы войск выявило проведение СВО в тот период? В том числе под Изюмом?

– Бойцы наших подразделений были обучены азам военного дела, прошли необходимую подготовку. Но все же не были готовы именно к такой войне, к такому противостоянию совершенно нового характера, к дроновому противоборству.

Конечно, это объяснимо, ведь до этого они еще не воевали каждый день, чтобы вот прямо сразу включиться, войти в нужное боевое состояние и стать полноценным боевым подразделением. Но и солдаты, и офицеры быстро набрались этого недостающего боевого опыта. И ситуация выправилась, стала намного лучше. Появилась крайне важная взаимосвязь с артиллерией, с танками, управление огнем стало отлаженным, более целеуказательным. Такие же положительные перемены произошли и с солдатами. Прошедшие крещение огнем бойцы стали не только готовыми принять бой в любое время, но и тут же дать «ответку», перейти в наступление и самим стать «штурмами».   

– Дронов в подразделениях, вероятно, еще не было в достаточном количестве тогда, в самом начале СВО, в том числе и под Изюмом?

 – Не то чтобы дронов не хватало в тот период – никто еще не воевал дронами. Поймите – такой войны ведь еще не было. Сейчас опыт использования этой техники пришел. Мы готовы к войне дронов. Все стало относительно стабильно, пополнение подразделений дронами идет регулярно. Потому что это же расходники. Их сбивают и ПВО, и сами бойцы, причем порой из обычного стрелкового оружия. Как дроны противника мы сбиваем, так и они наши. Так что дроны нужны всегда, и мы их получаем. Строительный материал ведь на войне всегда необходим как расходник, правильно? Из него нужно строить блиндажи, опорники, укрепленные точки. Так и дроны – точно такой же расходник, как и стройматериалы. Оба нужны всегда!

– Мы у себя в Центральной России следим за тревожными новостями, приходящими из Белгородской области. Серьезные обстрелы этого приграничного с Украиной региона страны, особенно Шебекино, не прекращаются. Идут постоянные попытки диверсионно-разведывательных групп ВСУ прорваться на российскую территорию. Как у вас тут?   

– Когда я находился на границе Курской области и Сумской области Украины, заходы ДРГ происходили там ежедневно! Здесь самое главное – не проспать! Посты должны быть выставлены всегда и везде, где необходимо. Малейший шорох – выстрел в эту сторону, и они сразу отходят. Все. Такое происходило почти ежедневно.

– А как же тогда наше традиционное и любимое: «Граница на замке!»?

– Она и на замке! Но, главное, повторюсь, – не проспать. Если служба охраны границы организована грамотно и правильно, то все идет нормально. Как, например, организовано у нас здесь, на нашем участке ответственности.   

– Но обстрелы Белгородской области со стороны Украины продолжаются. Сам Белгород обстреливается?

– Да, обстрелы идут, продолжаются… Пытаются достать и до Белгорода, но туда они своими дальнобойными орудиями все же не дотягиваются. За Шебекино они взялись, потому что здесь они могут ближе всего подойти к границе. Так ВСУ и сделали – подошли максимально близко к этому городу и продолжают наносить по нему удары артиллерией. Но попытки прорваться живой силой, малыми группами в составе ДРГ им не удаются, мы их отражаем.    

Нынешние «срочники» не подведут

– Как оцениваете уровень подготовки к службе в армии приходящих сейчас к вам ребят-призывников?

– У «срочников» сейчас подготовка вообще идеальная. Служба у «срочников» от призывников прежних лет намного отличается. Даже не на одну, а на две головы выше, чем раньше.

– А за счет чего? Их так хорошо готовят дома?

– Нет, за счет подготовки уже здесь. Они приходят, и уже с первого дня начинается их интенсивная подготовка.

– Какое соотношение по численности контрактников и срочников?

– Везде по-разному.

– Сейчас у военнослужащих российской армии в приграничных с Украиной областях сложилась ситуация, когда вместе своей воинской работой занимаются контрактники и «срочники», простые мобилизованные и кадровые офицеры. Служат все вместе, вместе отбивают атаки “дээргэшников”, но зарплаты при этом получают все разные. Это как-то сказывается на отношениях внутри воинского коллектива?

– На общей ситуации не сказывается. Все мы в одинаковых условиях здесь. Я как офицер также в окопе вместе с солдатами, в одном блиндаже, и еда – вместе, из одного котелка. Может быть, кому-то и обидно… Да, здесь бывает такое – офицер получает меньше мобилизованного. Но вопрос этот, по-моему, сейчас решается. Денежное довольствие формируется таким образом: если мы выезжаем на передовую, на линию боевого соприкосновения, то тогда идут «боевые».

– Как часто вы выезжаете на передовую?

– Непосредственно на ЛБС – по две-три недели в месяц мы там.  

– Вы выбрали профессию военного. Как начинался ваш путь к этому?

– Я поступил в Казанское танковое училище, в 2007 году окончил его и с тех пор служу там, где нужней всего Родине. Вот и на специальной военной операции я тоже с самого ее начала. В тяжелых боях под Изюмом, командуя ротой, получил тяжелое ранение в сентябре 2022 года.

Полгода пришлось восстанавливаться в госпиталях. Два месяца пролежал в госпитале Санкт-Петербурга, затем еще два месяца восстанавливался в Казани. В январе этого года вернулся в свою воинскую часть, прошел медицинскую комиссию, по ее итогам признали временно негодным к военной службе. Пришлось еще три месяца заниматься своим лечением, восстанавливаться после того ранения.

После курса реабилитации добился, чтобы меня вновь поставили в строй и отправили на СВО. После обстрелов Шебекино и обострения ситуации там меня направили на курскую границу – туда, где Курская область граничит с Сумской областью Украины. За два месяца мы там навели порядок, и после этого меня отправили сюда, в Белгородскую область, в тыловое подразделение. Потому что тяжелое ранение все же начало давать о себе знать. Обе ноги сильно посекло осколками при обстреле наших позиций под Изюмом, так что со здоровьем у меня пока не очень хорошо. Пока буду служить здесь.

5 сентября 2022 г. в районе населенного пункта Макеевка ДНР подразделению под командованием офицера А.Р.Садыкова удалось сдержать контратаку противника. В ходе боя было уничтожено до 20 единиц живой силы противника и 2 БМП. Потерь среди личного состава нет. В ходе боя А.Р.Садыков получил ранение тяжелой степени, в бою действовал мужественно. Награжден Орденом Мужества.    

– Сколько вам лет?

– 33.

– Семья есть?

– Конечно. В Казани меня ждут любимая супруга и наши дети.

– Что передать от вас жителям Казани, Татарстана?

– Ситуация у нас здесь, на границе, стабильная, все под контролем. Сейчас наша задача – пока держать оборону. И мы ее держим. Противнику нигде не удалось прорваться. Да, они делают попытки прорваться на приграничную российскую территорию постоянно. Но у них ничего не получается и не получится. У Вооруженных сил Украины огромные потери, просто огромные! И в технике, в том числе иностранной, и в живой силе.

Так что специальная военная операция идет по плану.

Победа будет за нами! Рано или поздно она, наша Победа, все равно придет.

Справка «РТ»

Белгородская область входит в состав Центрально-Черноземного экономического района и Центрального федерального округа Российской Федерации. На юге и западе она граничит с Луганской народной республикой РФ, Харьковской и Сумской областями Украины.

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Еще
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x