• Дай лапу, помощник!

    05.07.2023 14:45

    Автор статьи: ЧЕСНОКОВА Евгения


    В Казани прошел межрегиональный фестиваль собак-проводников

    …Мне завязывают глаза, дают ухватиться рукой за жесткую шлейку над собачьим загривком и подсказывают: надо дать команду «Вперед!». Я говорю Джексону: «Вперед», и мы идем. Причем черный лабрадор Джексон идет гораздо увереннее меня.

    В Казани прошел межрегиональный фестиваль собак-проводников

     

     

    …Мне завязывают глаза, дают ухватиться рукой за жесткую шлейку над собачьим загривком и подсказывают: надо дать команду «Вперед!». Я говорю Джексону: «Вперед», и мы идем. Причем черный лабрадор Джексон идет гораздо увереннее меня. Я торможу, мне страшновато идти во тьме, уповая только на собачьи глаза, и таки да – я немножко задеваю стул, мимо которого мы должны были пройти.

     

    – Мы, невидящие люди, тоже иногда можем что-то «цепануть» по дороге, – успокаивает меня хозяин Джексона Леонид Шорохов.

    Леонид – координатор оренбургского клуба владельцев собак-проводников. В Казань они с Джексоном (как и представители аналогичных клубов еще из 14 городов России) приехали на проходивший здесь Межрегиональный открытый реабилитационный фестиваль инвалидов по зрению и их собак-проводников «Шаг за шагом – два сердца рядом». А квест с Джексоном во дворе здания Присутственных мест Казанского Кремля устраивали для всех желающих, чтобы зрячие люди смогли лично почувствовать, каково это – передвигаться вслепую, доверяясь только собственной трости и четвероногому другу.

     

    «ТЕПЕРЬ НЕ СТРАШНО»

    Мне показалось, что это очень непросто. Но мой опыт – опыт человека, обычно не испытывающего трудностей с передвижением в пространстве, – релевантным, конечно, не назовешь. А вот, например, у еще одной участницы фестиваля, аспирантки Казанского федерального университета Диляры Залялиевой, после того как в ее семье появилась Бирка, жизнь стала заметно легче.

    Полное имя лабрадора Бирки – Бьюти Перл Найс Берри («И никак иначе!» – сказала бы Мэри Поппинс в популярном советском фильме). Бирке шесть лет, и вот уже четыре года она живет у Диляры, инвалида по зрению с рождения.

    Когда-то, признается девушка, она очень боялась собак. Но мама много рассказывала ей о том, кто такие проводники, как такие собаки помогают слепым людям. И Диляра постепенно поборола свой страх. Примерно полтора года она стояла в очереди, чтобы получить свою Бирку. Собаку (их, кстати, инвалидам передают бесплатно) подготовили в Российской школе собак-проводников в подмосковной Балашихе, куда Диляра ездила на две недели, чтобы пройти специальное обу­чение (животное хоть и не автомобиль, но свои правила управления действуют и тут).

     

     

    – Теперь мне не страшно передвигаться по городу, мы с Биркой гуляем, вместе ходим в университет. Я красный диплом в магистратуре вместе с ней получила, в аспирантуру поступила, – рассказывает девушка.

    Собака, смеется Диляра, тоже, наверное, могла бы претендовать на ученую степень. Жаль, в учебных аудиториях она обычно спит и лекторов не слушает. Такова особенность воспитания собак-проводников: они не отвлекаются на внешние раздражители, у них есть задача – сопровождать хозяина, помогать ему, все остальное им, что называется, фиолетово. Фестиваль в Казани это, кстати, отлично продемонстрировал: множество животных, собранных во дворе здания Присутственных мест, друг на друга практически не реагировали. Хозяева общались, слушали концерт (подготовленный в основном самими же участниками фестиваля), гуляли по Кремлю. Лабрадоры (в подавляющем большинстве это были именно они) либо спокойно лежали в ожидании команд, либо сопровождали хозяев по нужному маршруту. Никакого лая и лишней суеты.

     

    УНИКАЛЬНОЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ

    – Да, в основном мы берем на обучение лабрадоров и рет­риверов, изредка овчарок, – рассказывает Галина Александрова, региональный куратор учебно-кинологического центра «Собаки-помощники» в Балашихе. – Потому что подготовка проводника – это одна из самых сложных дрессировок служебных собак, она длится очень долго. Мы берем трехмесячного щенка, отправляем его в волонтерскую семью, где он до года учится жить среди людей. Потом собака приезжает в учебно-кинологический центр, и от шести до девяти месяцев идет профессиональное обучение. Собак других пород пришлось бы учить гораздо дольше, а у нас и так лист ожидания для желающих получить проводника – около полутора лет.

    Но конечно, из любого правила бывают исключения. На фестивале в Казани, например, свои профессиональные навыки демонстрировали руководитель курского областного клуба владельцев собак-проводников Зоя Полякова и ее друг Войс, он же Рейвен Прайд Войс оф Вулф.

     

     

    Войс – ризеншнауцер. Раньше проводником у Зои была овчарка, но потом у ее ребенка обнаружилась аллергия на собачий подшерс­ток. Тогда врачи посоветовали попробовать подобрать другую породу. Благо Зоя – профессиональный кинолог. Ризеншнауцеры, рассказывает она, собаки достаточно резкие и даже агрессивные. Неслучайно их во всем мире используют спецслужбы, ризеншнауцеры часто работают в оперативной таможне и конвое. Но Войса, на которого у ребенка аллергии не оказалось, она дрессировала лично, «под себя». В России его долго не хотели аттестовывать в качестве собаки-проводника (а у каждого такого помощника есть специальный документ, удостоверяющий его полномочия в качестве средства реа­билитации). Но Зоя и Войс смогли доказать, что их случай – уникальное исключение, и теперь у пса есть все необходимые документы.

     

    В ПОИСКАХ ОБЩЕГО ЯЗЫКА

    В первый день фестиваля Галина Александрова провела для собак и их хозяев «учения» в казанском метро. Выбрали станцию «Козья слобода», где есть эскалатор, потому что это, поясняет Галина, довольно сложное место, которого многие боятся. Хотя все собаки, передаваемые незрячим, обучены и работе на эскалаторах. По мнению Галины Александровой, все про­шло хорошо. В том числе потому, что у других пассажиров люди с собаками в специальных шлейках лишних вопросов не вызывали, а кто-то даже предлагал свою помощь. И это важно, потому что практика показывает: все-таки не все у нас пока знают, какими правами обладают собаки-проводники. Бывает, кто-то возмущается, что такое крупное животное – и без намордника.

    – Мы вообще делали этот фестиваль в первую очередь для того, чтобы познакомить зрячих людей с нашими собаками, – рассказывает Лариса Мушникова, руководитель татарстанского клуба владельцев собак-проводников «Дорадо».

    Название, кстати, выбрано неслучайно: Дорадо – так звали лабрадора, который 11 сентября 2001 года вывел своего слепого хозяина из офиса, расположенного в одной из башен-близнецов, и так спас его.

     

     

    – Но про наших собак далеко не все еще знают, – продолжает Лариса. – Были проблемы с доступом в общественные места, например.

    Да, по закону собаки-проводники относятся к сред­ствам реабилитации инвалидов и имеют право заходить со своим хозяином в транспорт, кафе, различные учреждения. И нет, намордник такому животному не просто не нужен, а противопоказан, потому что пес – помощник не только при передвижении, он при необходимости должен подать хозяину упавшие трость, перчатки, сумку.

    В общем, констатирует Лариса Мушникова, чем больше зрячие люди будут знать, как живут проводники и их хозяе­ва, тем проще будет всем находить общий язык. Кстати, участники фестиваля провели рейд по нескольким кафе в центре Казани. Нигде слепому человеку с собакой, снабженной специальной шлейкой, в обслуживании не отказали. Это радует – значит, столица Татарстана действительно становится все более инклюзивным городом.

     

    ВАЖНАЯ РАБОТА

    Сегодня в России собак-проводников готовят в трех центрах: два в Подмосковье и один, совсем недавно открывшийся, в Петербурге. По словам Галины Александровой, подготовка одного пса от начала до конца с пожизненным кураторством (да-да, только так) стоит примерно 1,2 млн рублей. При этом балашихинская школа, например, – это некоммерческое учреждение. Там работают за счет грантов, спонсоров и пожертвований от граждан. Но сказать, что они не справляются с наплывом желающих заполучить такого друга-помощника, было бы неправдой. Да, лист ожидания примерно в полтора года есть, но далеко не каждый незрячий  человек готов взять в дом собаку, и причины понятны.

    – Это большая ответственность, – говорит Лариса Мушникова. – Фактически это же еще один ребенок в семье. За собакой надо ухаживать, ее надо кормить и лечить.

     

     

    Сейчас Социальный фонд России выделяет хозяевам на собак-проводников 32 тысячи рублей в год. Эта сумма, конечно, постоянно индексируется, но каждый, кто когда-либо держал дома собаку, понимает, что это весьма символические деньги. И не все инвалиды готовы взять на себя эти лишние расходы. А кто-то может просто не любить собак. Есть и медицинские противопоказания: у человека, в частности, не должно быть аллергии на шерсть и психических заболеваний. Так что не стоит удивляться, что на сегодняшний день в Татарстане, например, живут только 19 собак-проводников.

    Но на самом деле это не так уж и мало. Это 19 человек, которые обрели возможность самостоятельно выходить из дома, ходить на учебу и работу, гулять. Так что если увидите вдруг человека в очках, с тросточкой и с собакой, у которой на жесткой шлейке изображен красный крест, не пугайтесь: собака-проводник неагрессивна и не реагирует на чужих людей. Она просто выполняет важную работу.



    Добавить комментарий