23 октября 2020  2:28
Распечатать

«Завтра была война»

Опубликовано: 30.06.2020 12:23

 

чекисты

Встреча ветеранов. В центре В.Я. Горшунов.

 

Так называется книга, автор которой Ровель Кашапов рассказывает о наших земляках-чекистах, судьбы которых были тесно связаны с Великой Отечественной войной, о деятельности КГБ Татарской АССР по розыску изменников Родины, которые скрывались от возмездия. Надеемся, отрывки из этой книги будут интересны и нашим читателям.

 

Они не знали друг друга. Никогда не встречались на фронте. Василий Горшунов, сражавшийся под Курском, и Отто Рюле, попавший в плен под Сталинградом. Да и позднее, когда оба оказались в Елабужском лагере военнопленных, Горшунов в качестве офицера госбезопасности, а Рюле – военнопленного, они не встретились. Но их судьбы связала Елабуга. Оба оставили записи о пребывании в лагере, о своих переживаниях, осмыслении происходящего. Мемуары Отто Рюле были изданы в русском переводе в 1969 году в Москве под названием «Исцеление в Елабуге». Вот их заочная перекличка.

В.Горшунов: 8 июля 1942 года нашему танковому батальону было приказано разгромить оборону немцев на окраине деревни Каменки Курской области. Держали её немецкие танки, зарытые в окопы. Условия были неравные. Немцы вели огонь по пристрелянным ориентирам, а не наобум, как мы. Наша атака захлебнулась, мой танк подбили. Посыпался град снарядов, заклинило башню, вести прицельный огонь стало невозможно. Я приказал экипажу покинуть танк и вести огонь по-пехотному. Вскоре от попадания снаряда взорвались баки с горючим, и я оказался в огненном пекле.

Сколько прошло времени, не знаю. Очнулся у танка, никого рядом нет. Полз, терял сознание. Через некоторое время, очнувшись, увидел женщину. Она дотащила меня до одной застрявшей у переправы санитарной машины. Состояние моё было тяжелейшим: огнём поражена почти половина тела – голова, лицо, кисти рук, ноги. Будучи в госпитале, я решил не возвращаться домой, чтобы не быть обузой родным. К счастью, разубедил меня политрук госпиталя. И вовремя, потому что родные получили известие о моей смерти. Уже в 1999 году в республиканской Книге Памяти среди павших я нашёл фамилию отца, и рядом с ней было и моё имя.

О.Рюле: Сталинград. 30 января 1943 года ровно в 13.00 немецкие и румынские части прекратили огонь. Белые флаги и просто платки, развевающиеся на развалинах, возвестили о капитуляции. Русские тоже перестали стрелять. И вот появились победители: крепкие, румяные, в меховых шапках, в валенках и полушубках. В руках или на груди автоматы. «Жизнь и смерть», – невольно промелькнуло у меня в голове, когда я увидел здоровых, сильных красноармейцев и призрачные фигуры немецких солдат, вылезающих из подвалов. В плен нас взяли без особых сложностей. Раненые, сидящие в подвалах при слабом свете, сначала увидели на лестнице валенки, потом полушубок и, наконец, всю фигуру советского офицера. Он спускался в сопровождении нескольких автоматчиков. Некоторые из немцев подняли руки, но русский офицер не обратил на них никакого внимания. На ломаном немецком языке он спросил, есть ли тут командиры и не осталось ли у кого оружия. Между тем автоматчики карманными фонариками осветили все углы подвала, и затем тихо, словно боясь потревожить покой тяжелораненых, один из них что-то сказал офицеру. Старший лейтенант дал нам закурить и заверил, что жизнь всем военнопленным гарантирована, а раненые получат медицинскую помощь. Такой была наша встреча с победителями, которых мы так боялись.

 


В результате оперативной деятельности мы с товарищами за период существования лагеря выявили и разоблачили свыше 140 военных преступников, чинивших на оккупированных территориях зверства в отношении мирного населения, а также выявляли сотрудников спецслужб


 

В.Горшунов: Вернувшись на родину, я прошёл ВТЭК, получил инвалидность и пенсию в 230 рублей, на которую в то время можно было купить две буханки хлеба. Прожить на неё было, конечно, невозможно. И когда однажды меня пригласили в военкомат и предложили работу в лагере для военнопленных офицеров, я даже обрадовался. Так началась моя служба в органах государственной безопасности.

До этого об органах я имел смутное представление. Более того, на фронте мы к контрразведчикам относились недоброжелательно, считая, что у них одна забота – собирать на нас компромат, но потом я понял, что служба безопасности просто необходима. Без неё не может существовать государство.

О.Рюле: Итак, на седьмые сутки пути наш состав прибыл в Казань. Разносчики пищи принесли хлеб и чай, мы делили их, как всегда, громко спорили. Потом все угомонились, и стало тише. Одни разговаривали, другие чуть слышно стонали и охали, третьи, закрыв глаза, о чём-то вспоминали. На станции Казань наш эшелон простоял долго. «Фрицы! Фрицы!» – вдруг крикнула одна из девушек на перроне, и тут же заговорили по-русски. Я ничего не разобрал, но прекрасно понял, что в их словах не было ни ругани, ни проклятий в наш адрес. Лица женщин оставались такими же светлыми и оживлёнными. Какая-то девушка даже бросила снежок в люк нашего вагона, но сделала она это скорее в шутку, чем из ненависти.

 

Генерал-Ренч-с-супругой-в-Казани

Генерал Ренч с супругой в Казани. 1965 год.

 

В.Горшунов: Моя биография контрразведчика началась в Елабужском лагере военнопленных. Сначала там содержались немецкие офицеры и их союзники, а с 1945 года – офицеры японской армии. С непростым чувством пришёл я туда. После пережитого на фронте в душе кипела ненависть к врагу, подогреваемая болью обожжённого тела. Корректность в общении с военнопленными требовалась прежде всего в интересах работы. Немцам было разрешено ношение знаков различия, а японским офицерам – и боевых наград. Надо сказать, что у последних была налажена строжайшая дисциплина. В их внутреннюю жизнь мы не вмешивались, особенно после одного случая, когда лагерное начальство сделало незначительное замечание одному из японцев, а на следующее утро он был найден мёртвым.

В результате оперативной деятельности мы с товарищами за период существования лагеря выявили и разоблачили свыше 140 военных преступников, чинивших на оккупированных территориях зверства в отношении мирного населения, а также выявляли сотрудников спецслужб. Мною были разоблачены капитан Айк, бывший заместитель коменданта Орши, уничтоживший много евреев, подполковник Гросс, садист, расстреливавший раненых красноармейцев, японский военный разведчик Сикаи, скрывавшийся под именем Терахара, который осуществлял вербовку агентуры и её заброску в нашу страну, капитан Куримото, сотрудник особого кабинета бунсицу, истязавший пытками китайцев и русских. По специальному указанию Центра было выявлено несколько сотрудников отряда 731, занимавшегося разработкой и испытанием на людях бактериологического оружия.

О.Рюле: «Вот она, Алабуга», – сказал сопровождающий нас часовой-татарин и снял с головы меховую шапку. По-видимому, он не меньше нас обрадовался концу пути. Сержант повёл нас в длинное двухэтажное здание. Три четверти комнаты занимали двухъярусные нары, на которых могли спать сорок человек. На нарах лежали соломенные матрацы, шерстяные одеяла и, чему я никак не мог поверить, белоснежные простыни. Свою первую ночь в лагере я спал так крепко, как не спал очень давно. Каждому пленному выдали анкету с множеством вопросов. Иногда чья-нибудь анкета заинтересовывала представителя НКВД, и тогда пленного приглашали на особую беседу. Меня лично ни разу на такую беседу не вызывали. Как я успел заметить, НКВД интересовали прежде всего офицеры разведки, высших штабов или же час­тей, которые совершали преступления.

В.Горшунов: В это тяжелейшее время, когда население голодало, когда наши соотечественники гибли в фашистских лагерях, в Елабуге военнопленные вряд ли мог­ли пожаловаться на условия их содержания. Им выдавали продукты, практически недоступные жителям города, оказывали медицинскую помощь. Более того, медработники боролись за жизнь каждого военнопленного. Некоторые из них заразились от немцев тифом и тяжело им переболели. Среди них была и сестра моей жены – врач Малевицкая (после окончания войны она дваж­ды ездила в ГДР по приглашению и даже была награждена орденом Советско-германской дружбы).

 


Известно, душевные раны залечиваются труднее. Но жизнь мудра. Я понял, что одно дело – противник на фронте, а другое дело – в плену. Это помогло мне в вербовке агентов из числа военнопленных. Они помогали в выявлении карателей мирного населения и других преступников


 

О.Рюле: Справедливости ради следует отметить, что паёк, получаемый военнопленными, был в два раза больше пайка русского гражданского жителя. Я имел возможность убедиться в этом лично, когда осенью работал грузчиком на Каме. После прибытия в Елабугу в лагере вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Трагедия, разыгравшаяся под Сталинградом, продолжалась. Я тоже заболел, впал в забытьё и ничего не помнил. Неужели я брежу? Перед моими глазами стояла молоденькая, лет двадцати, симпатичная девушка в белом халате. В руках она держала градусник. «Хорошо, температура спадает. Скоро вы будете здоровы!» – услышал я. Эти слова растрогали меня. Оказалось, что эта девушка – далеко не единственная сестра милосердия в нашем лагере. Потом я увидел по крайней мере ещё десять таких девушек. Вызывались ухаживать за нами и некоторые жительницы Елабуги. В основном это были пожилые женщины с посеребрёнными волосами. Они не могли без слёз смотреть на умирающих, будто умирали их собственные дети.

…А как оценить самоотверженный труд доктора Волковой, еврейки по национальности, которая спасала жизнь многим сотням пленных? Разве это не высшее проявление гуманизма?.. Очень часто я ходил за лекарствами к главврачу лазарета, тоже женщине. Она с головой ушла в свою работу, хотя и сама была нездорова: левый рукав её халата болтался пустой – у неё не было руки. Я слышал, что она пережила блокаду Ленинграда, где ей и оторвало руку осколком немецкого снаряда. А сейчас она не жалела сил, чтобы спас­ти пленных немцев от тифа. Работала ещё одна женщина-врач по фамилии Малевицкая. Эта молодая, высокая, стройная женщина с тёмно-вишнёвыми глазами и чёрными волосами, как и её коллеги, работала самоотверженно. Она заразилась тифом и долго находилась в опасности. После болезни её чёрные волосы все выпали, и она никогда не снимала с головы жёлтого платка. Пленные называли её «жёлтой бабочкой».

В.Горшунов: После всего пережитого не сразу прошла ненависть к немцам. Известно, душевные раны залечиваются труднее. Но жизнь мудра. Я понял, что одно дело – противник на фронте, а другое дело – в плену. Это помогло мне в вербовке агентов из числа военнопленных. Они помогали в выявлении карателей мирного населения и других преступников. Вербовали мы их и на перспективу. Среди военнопленных были и такие, которые по своим возможностям либо связям после войны могли иметь доступ к высшим правительственным кругам в своих странах. Помнится, я имел контакты с таким человеком из японских военнопленных. В лагере многие пленные становились антифашистами. Среди них я приобрёл даже друзей, с которыми поддерживал связь много лет спустя, в частности с генералом Ренчем, ставшим одним из руководителей госбезопасности ГДР. Он несколько раз приезжал потом в Елабугу и Казань.

О.Рюле: Весной 1943 года началось моё знакомство с антифашистским движением немецких военнопленных. Вместе со мной вступить в антифашистскую группу решили ещё два старших лейтенанта из нашей комнаты. Однако наряду с аполитичной массой старших офицеров среди пленных оказалось и несколько десятков закоренелых фашистов. Это были молодые штабные офицеры, несколько человек из партийного руководства, в частности руководители гитлерюгенда. Они тоже не сидели сложа руки и пытались создать некий противовес Национальному комитету. Однако тем из пленных, кто побывал в Сталинградском котле, были явно не по душе ни старые лозунги, ни старые порядки.

В.Горшунов: Трудно выразить словами радость, которую мы все испытали, когда утром 9 мая узнали о конце войны, капитуляции и разгроме фашистской армии. Мы вышли на плац нашего городка и начали стрелять в воздух, перепугав насмерть всех пленных. В домах граждан состоялись праздничные застолья, все обнимались, угощались, знакомые и незнакомые. Это был день всеобщей и великой радости.

О.Рюле: В прекрасный солнечный день 9 мая 1945 года нас построили на плацу. Майор Исаков сообщил, что по радио недавно передано сообщение о безоговорочной капитуляции Германии.

Война закончилась. Наконец-то настал час, который с нетерпением ждали миллионы людей во всем мире!

Послышались радостные возгласы. Ликовали итальянцы, румыны, венгры, чехи, словаки, австрийцы. Все обнимались, в воздух летели шапки. Немцы тоже радовались, однако их радость омрачалась сознанием того, что их страна до последнего момента вела преступную войну. Удручало сознание собственной вины. Этот день закончился торжественным прохождением военнопленных всех национальностей перед руководством лагеря.


Выпуск: №93 (28862)


Добавить комментарий

столовая-2 22.10.2020

Горячий привет от холодных котлет

Можно ли вкусно и правильно накормить школьника?...
1150
брифинг 22.10.2020

«Мёша» против стерляди?

За этот год экологами пресечено около четырёх тысяч нарушений природоохранного законодательства, взыскано штрафов на сумму более 54 миллионов рублей....
1100
РЫЖИКОВ 22.10.2020

Ключи от космоса – в руках земляка

Российский космонавт, уроженец Бугульмы, почётный гражданин Бугульминского муниципального района Сергей Рыжиков стал командиром Международной космической станции....
1390
Я-–-профессионал 22.10.2020

Студенты докажут свой профессионализм

В пятёрку регионов по количеству регистраций на Всероссийскую олимпиаду студентов «Я – профессионал» вошёл Татарстан....
1120
мыс-воронова 22.10.2020

Имя на краю земли

В честь нашего земляка-фронтовика назван мыс на курильском острове Уруп....
1580
  • Мнение

    Татьяна СЕЛИВЁРСТОВА, начальник отдела международной деятельности Росмолодёжи, на Форуме молодых дипломатов стран БРИКС:

    СЕЛИВЕРСТОВА

    Татарстан – надёжный партнёр для федеральных органов власти в сфере молодёжного сотрудничества и один из лидеров в этой сфере среди регионов страны. Россия является локомотивом в развитии молодёжного сотрудничества стран БРИКС, а Татарстан играет в этом одну из ведущих ролей.

    Все мнения

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Цены на рынках


    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Дни рождения

    23 октября

    Дания Шамиловна Шаймарданова, живописец, член Союза художников России.

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров