30 мая 2020  12:54
Распечатать

«Я на татарском прочитаю «Левый марш»

Опубликовано: 15.10.2019 16:38

Казанский след в портретной галерее Владимира Маяковского. Остался он благодаря фотокорреспонденту газеты «Красная Татария»

 

МаяковскийВ фондах Национального музея Татарстана хранится неизвестный широкой публике фотопортрет поэта Владимира Маяковского. Этому снимку 92 года, о чём свидетельствует надпись автора карандашом на оборотной стороне: «В.Маяковский, 21 января 1927 г. Мой снимок в редакции «Красной Татарии».
В.Лаптев».

 

ТАКОЙ НЕОЖИДАННЫЙ МАЯКОВСКИЙ

Маяковский приезжал в Казань трижды. Впервые – в феврале 1914 года, когда с группой футуристов совершал литературное турне по «городам и весям России». В «восточную столицу» трое друзей – Василий Каменский, Давид Бурлюк и Владимир Маяковский стремились особенно, зная, что вольнолюбивая молодёжь старейшего университета страны и местного художественного училища поддержит, оценит их поэтическое новаторство.

В здании Межсоюзного клуба (бывшего Дворянского собрания, ныне Казанской ратуши) московские гастролёры привлекали внимание необычным облачением и поведением. Перед выступлением они долго пили на сцене чай, звонили в пожарный колокол. Давид Бурлюк, «с нарисованной на щеке лошадью и серьгой в ухе, рассматривал в лорнет многочисленную полицию», публику, которая требовала начала затянутого донельзя действа.

Маяковский в знаменитой жёлтой кофте сразу же поразил аудиторию обвальными стихами, неожиданными образами и рифмами.

Успех был ошеломляющим. Зрителей набилось в зал столько, что все проходы были забиты, а многим пришлось даже устраиваться на подоконниках. В фойе добровольные помощники продавали фотокарточки с портретами «столичных звёзд».

Именно электровелография из модного фотоателье на улице Воскресенской (ныне Кремлёвской), снимок старосты архитектурного отделения художественного училища Павла Хожателева легли в основу казанской портретной галереи Маяковского. Её-то в 1927 году и продолжил фотокорреспондент «Красной Татарии» Владимир Лаптев.

 


Невозможно не оценить и не отдать должное портрету Маяковского фотокора Лаптева, запечатлевшего почти век назад тревожный и внимательный взгляд поэта. Ведь опровергая ярлыки недоброжелателей: «Ваши стихи слишком злободневны. Бессмертие – не ваш удел», «прорывая громаду лет», настоящий, а не мифологизированный Маяковский возвращается к нам


 

Закончилась встреча бурными овациями у выхода из бывшего Дворянского собрания, а возвращение в Москву – большой неприятностью. Бурлюка и Маяковского исключили из художественного училища за нарушение правил, в соответствии с которыми учащиеся не имели права выступать на публичных диспутах. По жандармскому донесению, сохранившемуся в казанском архиве, поводом для отчисления послужили дух своеволия и анархизм в казанских выступлениях новоявленных поэтов.

Происшествие не стало для друзей драматичным событием. Увлечение футуризмом было данью молодости, и долго питать поэта подобного масштаба, как Маяковский, оно не могло. Уже через год бунтарь признался, что-де футуризм умер, и он не очень-то жалеет покойника.

 

ПОЧИТАЛ О ЛЕНИНЕ В УНИВЕРСИТЕТЕ

Второй и третий визиты Маяковского в Казань состоялись в 1927 и 1928 годах. За 13 лет скандальный поэт вырос до поэта-трибуна, глашатая революции, художника «Окон РОСТА». Он стал актёром, сценаристом, драматургом, написал сотни стихов, пьес, поэмы «Хорошо!», «Облако в штанах», «Левый марш», «Владимир Ильич Ленин» и другие произведения.

Совершая поэтическое турне уже «по городам Союза», он торопился из Нижнего Новгорода приехать в Казань. Торопился, чтобы прочитать поэму «Владимир Ильич Ленин» в Казанском университете (где вождь мирового пролетариата начинал учиться, но откуда, правда, был отчислен) в третью годовщину со дня смерти основателя Советского государства.

Приезды поэта становились настоящим событием для просвещённой Казани. Людей на каждую встречу приходило столько, что сам выступающий не всегда мог пробиться к сцене. В университете, бывшем Дворянском собрании, в театральном техникуме, кинотеатре «Колосс», в гостинице «Казанское подворье» на Большой Проломной, других площадках города поэта ожидали студенты, актёры, молодые татарские литераторы. В их числе – известный впоследствии татарский писатель Адель Кутуй, который перевёл тогда «Левый марш» на татарский язык. Маяковский вспомнил об этой встрече в стихах:

Я

в языках

      не очень натаскан –

что норвежским,  

      что шведским мажь.

Входит татарин:        

      «Я         

      на татарском     

прочитаю       

      «Левый марш».

 

ПОРТРЕТ С АВТОГРАФОМ

Владимир Маяковский был человеком публичным, ярким. Высокий, атлетического сложения, он привлекал внимание как внешностью исполина, «всю свою звонкую силу поэта отдающего атакующему классу», а «сердце – временам на разрыв», так и следованием чеховскому идеалу, гласящему, что «в человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».

«Бремя славы рано легло на широкие плечи поэта-трибуна и преобразило его», – писали о Маяковском в прессе. Если в молодости он привлекал внимание публики одеждой футуриста, то в зрелом возрасте выделялся элегантностью костюмов-троек с галстуком-бабочкой, белоснежными сорочками и манишками, куртками, пиджаками, головными уборами в виде кубанок, кепи, шляп, даже цилиндров. Их он мог носить удивительно по-своему, красиво.

 

Владимир-Лаптев

Владимир Лаптев. 1926 год.

На встрече в редакции газеты «Красная Татария», которая находилась тогда в доме №29 по улице Дзержинского (ныне №29/1 на углу улиц Дзержинского и Театральной), фотокору Владимиру Лаптеву удалось сделать несколько подгрудных портретов Маяковского в зимнем двубортном пальто с каракулевым воротником английского кроя, что было неожиданно в сочетании с белоснежной манишкой и галстуком-бабочкой. Некоторые из этих изображений повторились на полосах республиканских газет в дни юбилеев Маяковского, годовщин кончины Ленина, по случаю других дат.

А вот – тот самый уникальный фотоснимок с автографом на оборотной стороне: «В.Маяковский, 21 января 1927 г. Мой снимок в редакции «Красной Татарии». В.Лаптев» и два негатива, которые автору этих строк посчастливилось обнаружить среди бумаг, фотокопий, документов мастера, переданных Национальному музею РТ его внуком Владимиром Александровичем Наумовым в 2015 году.

Увидеть эту фотографию опубликованной пока не удалось ни в газетах, собранных в коллекциях, ни в Интернете, ни среди иллюстраций в двенадцатитомном собрании сочинений, ни в известном академическом альбоме Леонида Волкова-Ланнита «Вижу Маяковского». А ведь в этом сборнике размещено более двухсот персональных и групповых снимков Владимира Владимировича известных и малоизвестных фотографов, «сделанных на родине и на чужбине».

Исследователь перерыл «курганы книг», множество старых газетных подшивок в надежде найти что-то забытое или пропущенное в «иконографии любимца муз». Не остались без внимания даже немногочисленные казанские портреты из футуристического прошлого столичного гастролёра 1914 года.

Портретам Маяковского 1927 года фотокора «Красной Татарии» Владимира Лукича Лаптева в книге Волкова-Ланнита места действительно не нашлось. Между тем в этом издании, ставшем ныне библиографической редкостью, автор даёт подробный словесный портрет поэта, взятый из отчёта о встрече сотрудников, рабкоров редакции с Маяковским, опубликованного в январском номере «Красной Татарии» за тот самый 1927 год.

Вот выдержка из этого описания: «Такой же большой и мощный, как и его образы. Над переносицей – вертикальная морщина. Тяжёлый, слегка выдающийся подбородок. Фигура волжского грузчика. Голос – трибуна… На эстраде чувствует себя как дома. К аудитории относится дружески-покровительственно».

 

ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ

Не смею утверждать, но разгадка, почему портреты Владимира Лаптева, отражающие его «взволнованное отношение к личности поэта», остались как бы незамеченными и, в частности, не вошли в популярный альбом Волкова-Ланнита, кроется, возможно, в биографии фотокорреспондента, на долю которого пришлись два ареста и пять лет ГУЛАГа.

Альбом вышел в свет в 1981 году, тогда как реабилитировали Владимира Лукича за первый срок в 1989 году, а за второй – в 1991-м, когда его уже не было в живых.

Ярлык «врага народа», «опасного преступника», дважды попадавшего под каток репрессий, преследовал Лаптева даже после смерти. Видимо, по той же причине публикуемые в газетах снимки фотокора зачастую оставались безымянными, а строки Александра Кушнера о том, что «времена не выбирают, в них живут и умирают», определили всю его жизнь.

 


Разгадка, почему портреты Лаптева, отражающие его «взволнованное отношение к личности поэта», остались как бы незамеченными и, в частности, не вошли в популярный альбом Волкова-Ланнита «Вижу Маяковского», кроется, возможно, в биографии фотокорреспондента «Красной Татарии», на долю которого пришлись два ареста и пять лет ГУЛАГа


 

Родился Владимир Лаптев в 1902 году в семье полковника медицинской службы Лукича Васильевича и Анны Васильевны Лаптевых.

После развода родителей рано начал самостоятельную жизнь, став в семнадцать лет студентом Государственного художественно-технического института. Окончив учебное заведение, дипломированный график-живописец Владимир Лаптев стал готовиться расширить свои творческие возможности и в тридцатые годы с удостоверением фотокорреспондента журналов «Причал», «Пролетарий Татарстана», газет «Красная Татария» и «Новая деревня» (последняя была еженедельным приложением к «Красной Татарии», издававшимся отдельно) объездил многие районы республики. Снял Рыбную Слободу в период весеннего паводка, крестьян села Лабышки на сенокосе, спортсмена в прыжке с шестом, прибытие агитсамолёта…

Работы Лаптева «держали» и украшали газетные полосы «Красной Татарии». Именно ему доверили в 1927 году снимать на плёнку Владимира Маяковского, а в 1928-м

– Максима Горького, когда те приезжали в Казань. Портрет Горького за авторством Лаптева и сегодня находится в экспозиции казанского музея имени писателя и мировой звезды Фёдора Шаляпина.

Владимира Лаптева привлекали кружевная магия оград, балконов, ворот чебаксинских мастеров, фрески и храмы града Свияжска, Благовещенский собор, башни Казанского Кремля. Архитектура как графика, живопись, фотография могла стать ещё одной профессией этой многогранной личности. Возможно, сказалось влияние отчима, известного в профессиональных кругах архитектора Василия Дмитриевича Остополовского.

В 1930 году Владимир меняет место работы, чтобы спустя год поступить в Казанский институт коммунального строительства на архитектурное отделение.

 

Наталья СМИРНОВА,
научный сотрудник Национального музея РТ

Продолжение в следующей «толстушке».


Фото: из фондов Национального музея РТ; из семейного архива Наумовых
Выпуск: №153 (28727)


Добавить комментарий

Учения-3 29.05.2020

Бесконтрольность ведёт к халатности, халатность – к трагедии

Нынешний май, помимо эпопеи с коронавирусом, неприятно удивил чередой трагических происшествий в лечебных учреждениях....
3160
Пушкин-фест 29.05.2020

Шесть дней под поэтическим солнцем

Первого июня в Татарстане стартует шестидневный онлайн-марафон «Пушкин-фест», приуроченный к Дню русского языка и 221-й годовщине со дня рождения поэта....
2670
Футбол 29.05.2020

Начнём с десяти процентов

28 мая Роспотребнадзор разрешил проведение игр со зрителями на трибунах, но при этом стадион может быть заполнен не более чем на 10 процентов....
5250
казань 29.05.2020

Полыхали, словно флаги, пулемётные огни

Каким был боевой путь Казанской Краснознамённой дивизии....
2040
мошенники1 28.05.2020

Не будьте наивными…

В республике значительно выросло число дистанционных мошенничеств....
5330
  • Мнение

    Андрей КОНДРАТЬЕВ, председатель Центризбиркома РТ:

    КОНДРАТЬЕВ11

    В условиях непростой эпидемиологической обстановки наша задача – сделать избирательный процесс максимально безопасным для здоровья населения, сохранив при этом все принципы легитимности. Мы должны предусмотреть любые детали, начиная от обработки помещений, заканчивая дезинфекцией шариковых ручек, которыми избиратели будут пользоваться.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Цены на рынках


  • Дни рождения

    30 мая

    Юлдуз Накиевна Исанбет, музыковед, заслуженный деятель искусств России и Татарстана.

    Александр Александрович Талов (1952), гендиректор – главный конструктор АО «Казанское НПП «Вертолеты Ми».

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров