24 мая 2018  10:35
Распечатать

Вступаем в клуб «80 плюс»: стратегия и тактика

 

onko

 

Рака боятся все. Болезнь страшная, ежегодно в России от нее умирают около трехсот тысяч человек. Причем сказать, что онкология – это бич только России, нельзя, ведь в Англии, Финляндии, Канаде, Швейцарии, например, смертность от рака даже выше, чем у нас. Почему? Дело в том, что эти страны уже давно вступили в неформальный клуб «80 плюс», то есть средняя продолжительность жизни их жителей превысила планку в восемьдесят лет. Для сравнения: в России сегодня средняя продолжительность жизни – 73 года, в Татарстане – на год больше. Динамика последних лет неплохая, так что к году этак 2030-му мы вполне можем стать членами этого самого европейского клуба.

 

Среди причин смертности рак занимает второе место в РФ, и если, например, сердечно-сосудистые недуги сопровождают человека всю жизнь – неважно, короткую или долгую, то с онкологией он знакомится обычно уже ближе к пенсионному возрасту. Ибо, как говорят специалисты, лет до тридцати рак – явление очень редкое, до пятидесяти – нечастое, а вот лет с шестидесяти пяти наступает период высокого риска.

Онкопрограмма, начавшаяся в 2009 году в рамках нацпроекта «Здоровье», способствовала увеличению средств на оснащение сети онкодиспансеров по всей стране, подготовку врачей-онкологов, онкохирургов, радиологов, химиотерапевтов. Много говорилось и про онконастороженность, о которой должны знать и помнить врачи всех специальностей. Сегодня в каждом регионе тактику развития онкологической службы разрабатывают самостоятельно – как организовать диспансеризацию, какие тесты закупать для обследований. Но разрозненные усилия всегда дают меньший успех. Необходима четко прописанная, систематизированная программа со степенями контроля на всех уровнях ее реализации и очень серьезно финансируемая. Всероссийское общество онкологов выбрало в качестве образца татарстанский вариант – онкологический кластер в диспансеризации населения республики.

 

ШАГ ЗА ШАГОМ

По мнению главного онколога РФ, академика РАН, доктора медицинских наук, профессора Михаила Давыдова, одна из лучших систем оказания онкологической помощи – именно в Татарстане. Чем интересны разработки татарстанских онкологов? В чем преимущество татарстанской программы перед схемами других регионов? Об этом мы беседуем с главным онкологом ПФО и РТ, директором Казанской государственной медицинской академии, членом-корреспондентом РАН, доктором медицинских наук, профессором Рустемом Хасановым.

– Татарстан действительно занимает лидирующее положение среди регионов России, – говорит он. – Так, в Приволжском федеральном округе по количеству больных, живущих пять и более лет с момента установления диагноза (у нас таких – шесть из десяти), мы – первые. Это означает, что и с ранней диагностикой у нас неплохо, и с лечением, и с паллиативной помощью.

 


Даже в весьма скромных экономичных рамках в Татарстане выстроена особая система, которая и вызвала интерес российского онкологического сообщества. В нескольких словах это выглядит так. Мы сделали упор на онкологический компонент в диспансеризации, что означает обследование на поликлиническом уровне на онкологическое заболевание как минимум раз в три года


 

– Вообще-то принято считать, что лучшие результаты по лечению онкологических заболеваний – за рубежом. Ну, в крайнем случае – в столице России…

– О зарубежных клиниках – разговор особый, и даже о Москве, где находятся основные онкологические институты и институты неонкологического профиля, которые тоже занимаются онкологией, шесть онкодиспансеров, специальные московские программы, а также совершенно другое финансирование.

В Татарстане финансирование не такое, как в столице России, прямо скажем. А по некоторым направлениям поменьше, чем в других регионах. Например, из расчета на душу населения по медикаментам лет пять назад (по данным фармакоэкономистов) в российской таблице мы были ниже середины. А Россия на тот период была обеспечена хуже всех в Европе. Вот и считайте. В США это 200–250 долларов, в Польше – 50 евро, в России – 807,20 рубля. Но даже в весьма скромных экономичных рамках в Татарстане выстроена особая система, которая и вызвала интерес российского онкологического сообщества. В нескольких словах это выглядит так. Мы сделали упор на онкологический компонент в диспансеризации, что означает обследование на поликлиническом уровне на онкологическое заболевание как минимум раз в три года. Мы не пытались объять необъятное, проводя обследование на все виды раковых опухолей, а сконцентрировались на пяти самых распространенных локализациях. Это злокачественные новообразования молочной и предстательной железы, шейки матки, опухоли кишечника и рак кожи и слизистых. К тому же современные технологии позволяют обнаружить опухоль этих видов на самых ранних стадиях. А уж затем постепенно будем вводить обследование на другие локализации, но тесты на них разрабатывают уже сейчас.

В свое время я участвовал в создании антираковой программы СССР. Она так и не была принята, потому что хотели сразу все. Учтя этот опыт, к созданию татарстанской системы мы подошли по-другому и от этого только выиграли. Эффект был очень высокий. Мы даже Государственную премию РТ за это получили в 2003 году (речь о первой противораковой программе, принятой Кабинетом Министров РТ в 1995 году).

 

  Рустем ХАСАНОВ,
член­-корреспондент РАН, доктор медицинских
наук, профессор:

hasanov

В Татарстане диагноз «онкология» имеет каждый тридцать девятый гражданин, и не только потому, что заболеваемость растет и диагностика улучшается, а еще и потому, что пролеченные больные уже долго живут. В нулевые годы пять и более лет после лечения жили 45,5 процента пациентов, сегодня – более 58 процентов.

Второй этап – с положительными тестами. Пожалуй, самый трудный. Тест сигналит о необходимости более детального исследования, а у человека ничего не болит. Убедить его срочно явиться на повторное исследование сложно, это задача участкового терапевта.

Третья ступень – уточняющая диагностика, выбор методов лечения. Это уже работа онкодиспансера, где имеется хорошая морфологическая лаборатория с соответствующим оборудованием. Каждая опухоль для эффективного лечения требует индивидуального подхода, определения ее «генетического портрета». В некоторых случаях операция не нужна, показана лучевая терапия, химиотерапия. Иногда требуются таргетные – точечно действующие препараты. При показаниях – проведение хирургического лечения, включая роботизированные системы.

И только после этого – направление на лечение и последующее постоянное наблюдение. То есть максимально раннее выявление, начало лечения и, как результат, высокая эффективность. В Татарстане это дает свои плоды – в 2017 году в республике в рамках диспансеризации было выявлено в три раза больше онкологических заболеваний на ранних стадиях, чем в 2014-м.

Профилактика, ранняя диагностика доклинических форм онкологии, успешное и быстрое лечение – вот вам схема. Плюс наблюдение уже пролеченных, реабилитация, паллиативная помощь и хоспис – все ступени важны.

 

РАКА БОЯТЬСЯ – К ВРАЧУ ХОДИТЬ

Стратегия проста и прозрачна. Но вслед за стратегией разрабатывается тактика, а вот на стадии воплощения стратегии в жизнь как раз и начинаются проблемы. Какие? Сейчас со всех сторон слышны упреки: мол, не работает ваша диспансеризация. У нас  вот худо-бедно, а потянулись люди на обязательное обследование – в прошлом году диспансеризацию в республике прошли 582854 человека, или 90,3 процента от предполагаемого объема. Значит, все-таки боятся рака, и поверили, что можно «поймать» его на самой ранней стадии.

Чрезвычайно важен выбор метода исследования. Ну, маммография, рентгенография и т.п. – тут все ясно. А вот правильно выбрать тесты, причем не только по цене, но и по достоверности…

– Скрытую кровь в кале – первый признак повреждений в кишечнике, можно обнаружить как минимум двумя методами, – продолжает Рустем Шамильевич. – Так вот гваяковая проба, или реакция Грегерсена, сравнительно дешева, зато неспецифична. К сдаче анализа нужно специально готовиться – придерживаться особой диеты, исключить мясо и мясные продукты за двое-трое суток, даже зубы не чистить, чтобы, не дай бог, десна не закровила. Наш человек к этому относится без внимания, так что почти всегда результат положительный. А последующее обследование, уже куда более дорогое, покажет, предположим, что человек здоров. В результате исследование получается слишком дорогим, а главное, ненужным.

В Татарстане применяется иммунотурбидиметрический метод, который дороже раз в десять, зато точнее, и дает положительный результат только в случае, если у человека даже необязательно рак, но полип, язвенный колит, трещина – вариантов множество. При последующей колоноскопии заболевание будет выявлено, проводится профилактическое лечение, а значит, удастся не довести дело до онкологии.

Я много ездил по Приволжскому федеральному округу. Так, спрашиваю у главврача поликлиники в одном из регионов: «Почему Грегерсен, я ж вам не одну лекцию прочитал на эту тему?» А он плечами пожимает: «Откуда я деньги на ремонт возьму, если дорогие тесты закуплю?» Так это же целевые деньги! Нечто похожее было на начальном этапе реализации республиканской программы и у нас. Пришлось централизовать лаборатории: на местах, в поликлиниках, осуществлять только забор проб, а анализ проводить в нескольких специально сертифицированных под определенные методы лабораториях. И мы добились в Минздраве финансирования по количеству обследований.

 

ВЫБИРАТЬ ГЛАВНОЕ

– Без преувеличения, в России самая передовая организация здравоохранения, и онкослужбы в том числе, – уверен Рустем Хасанов. – Иначе при таком финансировании уж и не знаю, что было бы с нами. Есть институты, есть диспансеры. Есть онкокабинеты в каждой поликлинике. Если бы не эта трехуровневая система оказания онкологической помощи, то результаты были бы иные… Татарстан очень много делает за счет такой организации дела. И у нас получается пока лучше, чем в других регионах…

И еще о диспансеризации. Ведь нужно же выполнять госзадание по осмотрам? А его дают из расчета на определенное количество населения, под него и финансирование выделяют. План не выполнен, средства не освоены – главврачу «по шапке»…

 


В Татарстане применяется иммунотурбидиметрический метод, который дороже раз в десять, зато точнее, и дает положительный результат только в случае, если у человека даже необязательно рак, но полип, язвенный колит, трещина – вариантов множество. При последующей колоноскопии заболевание будет выявлено, проводится профилактическое лечение, а значит, удастся не довести дело до онкологии


 

На уровне поликлиники все замыкалось на посещении врача пациентом. Пришел – хорошо, медицина свою задачу выполнила, есть отчет и реестр. А ведь совсем недавно можно было из семи тестов сделать пять и занести в реестр как законченную диспансеризацию. Выполняли процентов семьдесят обследований, но финансирование шло в полном объеме. Результат понятен.

– На мой взгляд, вовсе не обязательно первый этап диспансеризации проводить в поликлинике, – продолжает Рустем Хасанов. – Подойдет любой пустующий офис – это ж только биоматериалы принести, на анкету ответить и пройти осмотр. Согласитесь, очереди возле кабинетов не добавляют привлекательности диспансеризации. А вот второй ее этап необходимо централизовать, привлечь дополнительные ресурсы. Принимать население должны свободные врачи, которые не занимаются «обычными» больными.

Так что нужно научиться управлять системой и конт­ролировать каждый этап. В какую сумму это обойдется? На Татарстан мы рассчитали, можем и на Россию посчитать – есть возможность.

В Москве со мной спорили на профильной комиссии по тем или иным моментам, но лучшего, чем в Татарстане, предложить никто не смог. Так что в основу все-таки легла наша практика. Что выйдет из недр российского Минздрава в виде противораковой программы, сказать пока не могу.

На разработку программы полгода хватит, а на претворение – минимум три года. И это при том, что нужна будет специальная организация с филиалами на местах, которая будет управлять работой на всех этапах. Нельзя просто вбросить программу и рассчитывать, что она заработает сама по себе. Все этапы должны быть четко прописаны.

 


Фото: homeinabox.us
Автор статьи: АРСЕНТЬЕВА Светлана
Дата:03.05.2018
Выпуск: №62 (28444)


Добавить комментарий

razdolie 23.05.2018

«Раздолье»: под парусами перемен

В полном «здравии» встречает нынче круглогодичная здравница 15-ю годовщину со дня основания....
1900
nagrada 23.05.2018

Так держать, «Синтез»!

В Казанском Кремле прошло чествование игроков и тренеров ватерпольного клуба «Синтез», ставших обладателями Кубка адмирала Феодора Ушакова....
1620
isaev1 22.05.2018

Олег Исаев: Без чак-чака – как без драников

О том, как развивается дружба Татарстана и Беларуси, что нас объединяет, мы поговорили с руководителем отделения посольства Беларуси в России в Казани....
2260
matkapital 22.05.2018

Материнский капитал: сложный случай

Несмотря на то, что программа действует уже больше десяти лет, вопросов по ней немало....
2820
dybrobka 22.05.2018

Четырнадцать поколений Текия

Село Отар-Дубровка, что в Пестречинском районе, расположено недалеко от трассы. Что в нем интересного?...
1940
  • Путешествие по Татарстану

  • Найди свою малую Родину
  • Прямая связь

    К слову


    А что в Сети?


  • Не забудьте поздравить с Днем рождения!

    24 мая

    Нигматулла Тухбатуллович Абдуллин (1937), Герой Социалистического Труда (Набережные Челны).

    Рашит Курбангалиевич Низамов (1957), ректор Казанского государственного архитектурно-строительного университета.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Опросы

    Какая социальная проблема вас больше всего волнует?

    Результаты →

    Загрузка ... Загрузка ...

    Другие опросы Подробнее

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Цены на рынках


    Комментарии

    Ребенок астматик основной препарат от астмы симбикорт второй месяц не могу получить то лекарства нет то привозят в малом колличестве…
    «Горячая линия» по лекарствам
    23.05.2018
    МФЦ - полезная вещь, только вот было бы хорошо, если бы помогали людям не только в момент подачи в окно,…
    МФЦ: мифы и реальность
    22.05.2018
    Такая пролонгированная помощь ветеранам в виде акции "Красная гвоздика" - это прекрасно и очень благородно. К 75-летию Победы ветеранов Великой…
    Праздник закончился, акция продолжается
    21.05.2018
    Мы с семьей давно мечтаем побывать на Алтае - наслышаны о его красотах и целебном воздухе. Ирине Деминой посчастливилось съездить…
    Татарстан – Алтай: новый виток партнерства
    19.05.2018
    У трамвая 4-го маршрута своя тактика неуважения пассажиров. Стоишь на светафоре у бывшего пишмаша и трамвай стоит на конечной остановке…
    Такой вот краснобус…
    18.05.2018
    Все комментарии

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров