В этой бездне – ожидание…

print

 

vot1Вот как определить, настоящий ли перед вами поэт и насколько хороши его стихи? Один зарабатывает поэзией на жизнь и поэтому нуждается в литературной славе. Другой пишет стихи, потому что иначе не сможет дышать, а третий просто развлекается таким образом на досуге.

 

Если оценивать поэтическое творчество по этой шкале, то казанец Максим Золотарев, скорее, как раз из тех, кто «пишет, как он слышит». Основной жанр его творчества – лирические стихотворения. Недавно увидела свет книга его стихов.

Сам автор нестандартно оценивает свое место в поэтическом и художественном творчестве. Нам его размышления показались интересными. И он согласился поговорить о том, как уживаются вместе человек и его поэзия…

 

– Максим, расскажите немного о себе. Где вы родились?

– В Феодосии, в Крыму. В Казани живу не так давно, несколько лет.

 

– Откуда такая тяга к лирике? Море навеяло?

– Навеяло многое. Сама Феодосия – сказочный городок, запутавшийся во временах, накопивший массу интересного о себе за более чем 2500 лет. Моя лирика там рождалась сама собой.

 

– Заинтересовала ваша мысль о том, что вы не стремитесь к широкому признанию своих произведений. Но разве поэту не нужны читатели? Есть ли смысл писать «в стол»?

– Разумеется, я пишу не только для себя, иначе не стал бы выносить на суд публики свое творчество. Даже рискнул издать книгу. Она называется «Вот…».

Мне важно через стихотворение передать определенные мысли или абстрактные образы, которые рождаются в голове. Они в чем-то как дети. Стихи – это не просто хобби или увлечение. Это то, что ты обязан сделать. То, что идет от души и, резюмируя день предыдущий, наполняет следующий. К примеру:

 

Вот шторм и запах корабля.

Сквозь междометия – земля,

Как сквозь чащобу пробиваясь,

Таит усталость.

 

Ты – на земле, ты видишь сны.

Порой они приземлены,

Но в них все чаще – перезвон

Тяжелых капель, мачты стон…

 

Шторм крутит, падают валы,

Беспечны и обнажены,

В своих безудержных метаниях,

Земли исканиях…

 

– Как проявляется вдохновение, как к вам приходят стихи?

– Постепенно, по фразам. Когда попробовал писать в первый раз, рифма была очень простой. И только через несколько лет появились строчки, которые удивили даже меня самого. Обычно я все записываю в заметках в телефоне. Он всегда при мне. Ручкой в тетради работаю крайне редко. Бывает такое, что какие-то строчки «зависают», даже на несколько лет, и все это время не знаешь, что с ними делать. Для меня поэзия – это и движение чувств, и движение мыслей:

Вот и горы цвета охры

Уронили в море плечи.

И, волну с волною ссоря,

Все ведут о вечном речи.

 

И мечтают без обмана

Зыбким помыслом тумана.

И, не зная слов любви,

В ней проводят дни свои.

 

– Согласитесь, чтобы писать стихи, нужно быть интеллектуалом, иметь большой словарный запас, а также способность реагировать на некоторые вещи более живо, остро, обнаженно, чем остальные?

– Это несколько утилитарный подход. Я отвечу так: поэзия – естественная составляющая человеческой жизни. Только у всех она проявляется по-разному. Одни поэты разговаривают с богами, другие пророчествуют, третьи сочетают стихотворчество с государственной службой. Поэт, простите за банальность, все же не профессия. Но сложение стихов, конечно, само по себе – интеллектуальный процесс. Хотя формам сложения учат.

 

– Пишете белые стихи?

– Пишу и белые, и рифмованные, и условно рифмованные.

 

– Почему именно стихотворения, а не прозу?

– У меня есть публикации в разных изданиях. Пробовал писать прозу, но, скорее, в плане адаптации к современности произведений о давно минувших событиях. Так, мне очень нравится «Илиада» древнегреческого поэта Гомера. Пробовал ее пересказывать в несколько осовремененном виде. Об «Илиаде», наверное, знают все, но, согласитесь, читал ее далеко не каждый.

 

– Есть мысли об «Илиаде» в стихотворной форме?

– Конечно. И в стихах, и в прозе. Я брал некоторых героев этого произведения и пытался сродниться с их делами и поступками.

– Оставим пока поэзию. Ведь вы занимаетесь еще и графикой. Причем необычной – в духе «наскальных» рисунков. Создали целую галерею сюжетов. Один из них даже украшает обложку вашей новой книги. Это очень лаконичное выражение чувств и мыслей. Оно навеяно древними временами, письменами?

– Меня интересует пересечение человека и окружающего его пространства, то, как они взаимопроникают друг в друга. Нашел в этом свой стиль. Просто прихожу домой, рисую линию, а вокруг нее еще и еще. Так появляется образ – суммирование впечатлений за целый день. Как и в стихах:

 

Сон прошел,

Закладки разлетелись,

Зашуршал, как веер, сонм страниц.

Небеса грозою приоделись,

Выстроив объем к прогулкам птиц.

 

И искрит в потоках мироздание,

Будто запуская механизм,

Бездна…

В этой бездне – ожидание,

То, что с детства наполняет жизнь.

 

– А хотели бы проиллюстрировать «Илиаду»?

– Нет, мне это не совсем интересно. Мне нравится история героя другого древнего шумерского эпоса – о Гильгамеше. Я делал графические работы на эту тему.

 

– У вас есть любимый поэт?

– Чаще читаю Бродского. Потому, что он ближе мне по мироощущению.

 

– Как вы считаете, насколько в современном мире востребована поэзия?

– Мне кажется, сейчас поэзия востребована только в качестве сопровождения к музыке. Стихотворения в чистом виде мало кого интересуют. Вряд ли они смогут стать коммерческим продуктом. Я не пробовал выживать как поэт или художник, поэтому мне трудно судить, насколько можно этим зарабатывать на жизнь. Но всегда были и есть творческие люди, с разным количеством таланта, которые активно продвигают свои работы, и их успешность зачастую зависит именно от удачного продвижения. Думаю, в творческих профессиях по-настоящему пробиваются единицы. Поэтому работаю в сфере бизнеса.

 

– Удачи вам в творчестве и жизни.

– Спасибо.