24 мая 2019  20:32
Распечатать

Служба на плацу науки

Опубликовано: 29.01.2018 16:52

Как организована служба в научных ротах и что нужно, чтобы туда попасть

 

voenkomat100 лет исполняется в текущем году системе военных комиссариатов нашей страны. Юбилей будет отмечаться 8 апреля, в День сотрудников военкоматов России. Этой дате редакция «РТ» совместно с Татвоенкоматом посвящает цикл публикаций о его прошлом, современных буднях и известных земляках – защитниках Отечества. Очередной такой материал представляем вниманию читателей.

 

Служить, прищурив глаз над микроскопом. Не так давно призывникам, всерьез увлеченным наукой, такое могло лишь присниться. Но в 2013 году в составе Министерства обороны России для того, чтобы привлечь талантливых выпускников вузов к решению военных задач, появились научные роты.

 

gordeev

Александр Гордеев – жизнерадостный человек, и в армии это очень выручало.

 

О том, каково это – отдавать долг Родине на плацу науки, мы расспросили казанца Александра Гордеева, проходившего службу в научной роте на базе Военно-медицинской академии имени С.Кирова в Санкт-Петербурге.

 

– Служить в армии было вашим осознанным решением или просто пришла повестка из военкомата?

– В армию я призвался в 2016 году, а перед этим был молодым ученым – окончил биолого-почвенный факультет Казанского университета, занимался проблемами почв, изучал полезные ископаемые, глины, минералы, даже защитил кандидатскую диссертацию… Но, к сожалению, эта область у нас начала постепенно угасать, и я стал понимать, что мой карьерный рост ограничен. Так меня потянуло в армию, в военкомат явился сам.

 

– Бытует мнение, что для того, чтобы попасть в научную роту, нужно выдержать очень большой конкурс. Вы почувствовали это на себе?

– Основное требование к кандидатам, кроме тех, что распространяются на всех призывников-срочников, – высшее образование, а еще предпочтительно иметь определенный научный опыт. Вообще, я вроде как не подхожу по медицинскому профилю, но мне помогло то, что я работал в геологическом институте и занимался инструментальными методами анализа. То есть «чистым» химиком или биологом назвать меня трудно.

В итоге мною заинтересовались три научные роты: одна в Костроме и две в Петербурге. Так что на своей шкуре я особо не почувствовал сурового сита отбора. Но это не значит, что его нет, просто тут все еще зависит от того, какой специалист в той или иной области сейчас нужен для военной науки.

 

– Какие стереотипы у вас были о научной роте, прежде чем вы туда попали?

– Главный – о том, что там служат одни лишь «ботаники». На самом деле в моей роте были очень хорошие ребята, интересные не только как ученые. В основном – все старше 23 лет, многие окончили такие «топовые» вузы, как МГТУ им. Н.Баумана, МФТИ, МГУ, – вроде могли сразу в аспирантуру поступать или уехать на работу за границу, но решили сначала отдать долг Родине. Многие из моих сослуживцев занимаются спортом и вообще следят за собой и своим телом.

 

   
     наша справка

Гордеев Александр Сергеевич, 27 лет. В 2012 году с отличием окончил биофак КФУ. Учился в аспирантуре в Институте экологии и природопользования КФУ, был научным сотрудником Центрального НИИ геологии нерудных полезных ископаемых в Казани. Увлечен естественными науками, путешествиями, самообразованием и желанием делиться знаниями. Участник ряда геологических экспедиций (Якутия, Восточная и Западная Сибирь, Дальний Восток, Казахстан). В настоящее время работает по профессии в фирме в сфере строительства.

– Как организован день в научной роте?

– Подъем у нас был в шесть часов утра, как во всех родах войск Российской армии. Так же, как все обычные солдаты, мы научились пользоваться оружием, ходили в наряды, слушали лекции на военную тематику и занимались физподготовкой. Но нашей основной деятельностью была наука. На нее отводилось примерно шесть часов в день. Поэтому у нас почти всегда был доступ в Интернет – этому многие солдаты могут позавидовать.

Я много работал с микроскопом, писал научные статьи, выполнял какие-то рутинные задачи для ученых, здесь я впервые побывал на нейрохирургических операциях и в целом помогал своим «незамыленным» гражданским взглядом. Ведь для чего вообще нужна научная рота? Чтобы происходила интеграция наук военной и гражданской среды.

 

– Считается, что и бытовые условия в научных ротах лучше. Это правда?

– Думаю, да. Например, мы жили не в казармах, а в корпусах – многоэтажных домах, напоминающих Деревню Универсиады. Там была новая мебель и даже «кубриковая» система, то есть в комнатах находилось по две-три кровати, а душ и санузлы были рассчитаны на блок (шесть-семь человек). Многие ребята говорили, что так они не жили даже в университетских общежитиях. Кстати, считается, что академия, где я служил, – одна из лучших по степени оснащенности.

 

– Возможна ли здесь «дедовщина», что скажете?

– В армии всегда есть какие-то старшие ребята, у которых накопились усталость и недовольство. Многих тревожат воспоминания о доме, другие страдают от разрыва шаблона – они думали, что будут только наукой заниматься, а тут еще и «бытовуха» есть. Но я не видел, чтобы это все проявлялось в какой-то грубой форме. Да и потом, в современной армии трудно позволить себе рукоприкладство – всюду камеры.

 


Основное требование к кандидатам, кроме тех, что распространяются на всех призывников-срочников, – высшее образование, а еще предпочтительно иметь определенный научный опыт


 

– У тех, кто демобилизуется из научных рот, есть возможность продолжить службу на контрактных основаниях в офицерском звании. Почему вы ею не воспользовались?

– В какой-то момент я серьезно думал над карьерой военного ученого. Но позже все изменилось, появились личные причины уйти из армии… Выбирать службу офицера, оторванного от науки, я тоже не решился – очевидно, что не смог бы быть достойным конкурентом выпускнику военного вуза и по знаниям в этой области, и потому, что есть большой временной разрыв – ему же «дают лейтенанта» уже в 22 года.

 

– Александр, этот год службы помог вам в дальнейшей профессиональной деятельности?

– От идеи служить дальше я отказался, хотя когда-то прошел много разных собеседований. А теперь я тружусь в гражданской сфере – занимаюсь инженерными изысканиями для строительства, нефтепроводов. Но какие-то вещи – бережное отношение к дому, новые знакомства, умение все структурировать, тайм-менеджмент, который теперь у меня поставлен на максимально высоком уровне, – я вынес оттуда навсегда и теперь с удовольствием пользуюсь.

 


Фото: из личного архива Александра Гордеева
Автор статьи: ТРИФОНОВА Полина
Выпуск: №13 (28395)


Добавить комментарий

фестиваль-архитектурное-наследие 24.05.2019

Исторический город: перезагрузка пространства

В Казанском Кремле 22–24 мая проходил II Всероссийский фестиваль с международным участием «Архитектурное наследие»....
450
кинопоказ-в-парке 24.05.2019

Красная гвоздика – символ помощи ветеранам

В казанском Парке Победы стартовал первый открытый кинопоказ от организаторов всероссийской акции «Красная гвоздика»....
680
село-мамыково 24.05.2019

На Сабантуй для многодетных нурлатцы пригласили всех

Сёла Мамыково и Нижние Челны Нурлатского района первыми в России получили статус «приёмные»....
1270
летний-отдых-детям 24.05.2019

Кому отдых – работа

В республике стартовала кампания по детскому летнему оздоровительному отдыху....
1140
worldskills2019 24.05.2019

До свидания, российский и здравствуй, мировой чемпионат!

Лучших из лучших молодых профессионалов наградили вчера в Казани на церемонии закрытия финала VII Национального чемпионата WorldSkills Russia....
880
  • Мнение

    Ольга ЛАНЦОВА, руководитель нижнекамского поискового отряда «Нефтехимик»:

    ольга-ланцова

    Наша экспедиция возле села Самофаловка Волгоградской области длилась три недели. Первые останки были обнаружены уже на второй день раскопов. Всего за время работы мы подняли останки 62 советских солдат. У одного из бойцов найден медальон, по которому удалось установить личность погибшего. Им оказался 43­летний красноармеец из Тульской области.

    Все мнения
  • Цены на рынках


    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО
  • Дни рождения

    25 мая

    Айрат Расимович Валиев (1978), ректор Казанского государственного аграрного университета.

    Игорь Анатольевич Комаров (1964), полномочный представитель Президента России в Приволжском федеральном округе.

    Артем Николаевич Силкин (1971), директор музея-заповедника «Остров-град Свияжск».

    Ильфир Ильшатович Якупов (1982), директор Татарского государственного академического театра им. Г.Камала.

  • Найди свою малую Родину
  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    А что в Сети?


    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров