Село Ципья, где дружен люд

print

 

Сабантуй-в-Ципьи

 

Какую только речь не услышишь в школе села Ципья Балтасинского района! И немудрено: здесь 53 процента учащихся – это дети из удмуртских семей, одиннадцать процентов – из марийских, остальные – из татарских и русских. Всего 325 школьников из семнадцати близлежащих населённых пунктов.

 

НУ НЕТ ЗДЕСЬ ТАКИХ ПРОБЛЕМ

– Многие дети из удмуртских и марийских семей у нас говорят на двух-трёх языках, – рассказывает директор школы Сайдаш Нурмиев. – Учителя, понятное дело, тоже представители разных национальностей. Из 44 педагогов 21 – татарин, 21 – удмурт, один – мариец и один – русский. Бывает, приезжают в село Ципья люди из других регионов России, спрашивают: «Как вы решаете национальные проблемы?» Ну нет здесь таких проблем и, пожалуй, никогда не было. Село у нас интернациональное, много смешанных браков. Не случайно же наш уникальный краеведческий музей, в котором сконцентрированы атрибуты культурного наследия представителей всех этносов, населяющих этот край, назван музеем «Дружбы народов».

 


Село являлось центром Ципьинской волости Малмыжского уезда Вятской губернии, с 1921 года стало главным в Арском кантоне Татарской АССР. Затем переходило в Арборскую волость, в Тюнтерский, Балтасинский районы, а с 1938 года стало центром Ципьинского района, просуществовавшего двадцать лет до вхождения в Балтасинский


 

Возле местного клуба разговорились на эту тему с группой жителей. Они поведали, как вместе отмечают национальные и религиозные удмуртские, татарские, марийские, русские праздники. Это сплачивает, обогащает культуру людей разных национальностей. Как выяснилось, удмурты и марийцы особенно бережно относятся к родному языку, своим традициям и обрядам. У всех дома хранятся нарядные национальные костюмы, которые они надевают не только на праздники, но и в будни. Так что, пожалуй, истинно утверждение, что самобытность культуры лучше сохраняется в компактных национальных очагах, окружённых иноязычной средой.

– В самом деле, в этом плане русским и татарам у них есть чему поучиться, – подтверждает главный специалист Балтасинского райотдела культуры Разина Салахутдинова. – Например, на свадьбах или во время регистрации браков жених с невестой – в обычной одежде, а все остальные гости могут облачиться в национальные костюмы. Активны они и в народном творчестве. У нас немало удмуртских и марийских фольклорных коллективов.

 

ОБЕДНЮ СЛУЖИЛИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫМ СОСТАВОМ

Музейные работники рассказали об истории села. Оно появилось примерно в 1760 году на берегу речки Арборки. Первыми поселенцами были удмурты. Назвали деревню Чапля, по имени (или прозвищу) одного из основателей. Заселившие её крещёные татары стали называть свой хутор Старой Ципьёй. Рядом обосновалась удмуртская деревня Тлогурт, то есть «огненная деревня». Это название связано с интересной легендой. Так как жители постоянно нуждались в огне, а спичек тогда у них не было, возле деревни разожгли костёр и всё время его поддерживали.

В 1789 году здесь была построена первая деревянная церковь. Рядом с ней находился известный на всю округу обилием товара Ципьинский базар. Первые семнадцать семей занимались в основном ремеслом, так что им было чем торговать. Были среди них и урядники, становые и даже врачи. Церковь обслуживали трое: главный поп был русским, два его помощника – крещёный татарин Уракаев из деревни Дурга и удмурт Чеботарёв из Кургема.

 

Церковь-села-Ципья

Церковь села Ципья.

 

В 1870 году в Ципье открылась школа, в которой обучались около сорока детей. Первым учителем был местный житель Павел Наздеков. Через десять лет здесь по инициативе Малмыжского земства была построена участковая больница. Врачи приезжали из города Малмыжа Вятской губернии, а медсёстры и санитарки были из местных.

В 1847 году в селе началось строительство большой кирпичной церкви, которое длилось более трёх лет. Производство и обжиг кирпича были организованы на месте. После этого деревни Ципья и Тлогурт были объединены.

Все эти скрупулёзно собранные данные дошли до современников благодаря таким жителям села, как Степан Дабаков, Максим Копаров, Иван Захаров и Федот Караваев. Они были долгожителями. Так, Степан Дабаков, родившийся в 1831 году, прожил 105 лет и умер незадолго до начала Второй мировой войны.

 

ОТ РЕВОЛЮЦИИ ДО СОВРЕМЕННОСТИ

В годы Первой русской революции во главе крестьянских волнений на территории Ципьинской волости встали политические ссыльные, связанные с казанскими революционерами, в частности, с Хусаином Ямашевым. Среди них были семеро участников забастовки на спиртзаводе в Грузии, сосланные в Ципью на три года. В музее «Дружбы народов» хранится фотография дома, в котором они проживали с 1905-го по 1907 год.

Затронула этот край и Гражданская война. Есть документальные подтверждения боёв красноармейцев с отрядами Колчака, пытавшимися перейти реку Вятку. Не миновали местное население и горести коллективизации, голода, репрессий, лихолетья Великой Отечественной войны. Из Ципьи на фронт были призваны 107 человек, и лишь двадцати из них было суждено вернуться.

 


На берегах речек Шошма, Кушкетка, Арборка и Кугуборка на местах древних стоянок были найдены каменные топоры, наконечники стрел, гарпуны и другие орудия людей, проживавших здесь тысячелетия назад. Вообще, археологам предстоит большая исследовательская работа в Балтасинском районе, ведь здесь в шести местах обнаружены древние могильники с массовыми захоронениями


 

Село являлось центром Ципьинской волости Малмыжского уезда Вятской губернии, с 1921 года стало главным в Арском кантоне Татарской АССР. Затем переходило в Арборскую волость, в Тюнтерский, Балтасинский районы, а с 1938 года стало центром Ципьинского района, просуществовавшего двадцать лет до вхождения в Балтасинский.

– Поэтому у нас развитая инфраструктура, хорошие дороги, во все дома подведён газ, есть Дом культуры, библиотека, участковая больница, церковь и мечеть, – говорит директор школы Сайдаш Нурмиев. – Сейчас в селе проживают 1600 человек. Большинство занимается сельским хозяйством. Только в ООО «Труд» – правопреемнике одноимённого колхоза советских времён – трудятся 250 человек. Ещё имеется филиал балтасинской «Сельхозхимии», занимающийся известкованием полей. В прошлом году открыли маслозавод «Май», куда местные жители и крестьянские хозяйства сдают молоко. Сборщиков по ципьинскому поселению – пять человек. Такая конкуренция поддерживает закупочную цену, население от этого только выигрывает. Многие сельчане занимаются рыболовством, ездят на Вятку, Шошму, даже на Каму. Летом немало грибников, ягодников. У марийцев и удмуртов пользование дарами леса – традиционное занятие.

 

ОТ БИВНЕЙ МАМОНТОВ ДО ДРЕВНИХ ЗАХОРОНЕНИЙ

 

Бивни-мамонта

Бивни мамонта.

 

Большой интерес ципьинская зона представляет и для археологов. Директор музея Гарифзян Галиев показал громадной величины бивень и зубы мамонта, выставленные на обозрение в археологической экспозиции. Величина бивня, найденного в 1967 году у деревни Пархода, – 270 сантиметров, а весит он 137 килограммов. Вес одного из четырёх зубов, обнаруженных на берегу реки Шошмы в 1978 году, – 11,2 килограмма. Редчайшие экземпляры!

На берегах речек Шошма, Кушкетка, Арборка и Кугуборка на местах древних стоянок были найдены каменные топоры, наконечники стрел, гарпуны и другие орудия людей, проживавших здесь тысячелетия назад. Вообще, археологам предстоит большая исследовательская работа в Балтасинском районе, ведь здесь в шести местах обнаружены древние могильники с массовыми захоронениями.

Возле села Ципья имеются и залежи нефти. В местном музее даже есть отдельный стенд с пояснительной надписью: «В 1995–1996 годах нефтеразведчики на территории Балтасинского района в зоне села Ципья пробурили десять скважин глубиной до 1800 метров. Обнаружен нефтяной котёл, но не зрелый».

Впрочем, это уже отдельная тема.