16 ноября 2018  0:28
Распечатать

Родной язык как ценность глобального общества

 

zaharova

 

Как утверждают эксперты, в мировом сообществе возникла характерная проблема особого порядка – из года в год становится все меньше людей, владеющих родным языком. Между тем языки национальных меньшинств были и, бесспорно, остаются средством выражения культурного достояния и национальной идентичности народов.

 

Поэтому понятна озабоченность общественности некоторых регионов России, в которых проживают представители различных народов, тем фактом, что в апреле этого года в Госдуму внесен законопроект об изменениях в Федеральный закон «Об образовании». Как уже сообщалось, его авторы предлагают перенести преподавание родных языков в вариативную (необязательную) часть школьной программы. Напомним: речь идет о том, что впредь в республиках России изучение родных языков будет возможно по желанию школьников и их родителей на основе письменного заявления.

Как сообщается на сайте Госдумы, рассмотрение законопроекта, предполагающего введение факультативного преподавания родных языков, перенесено на осеннюю сессию, ориентировочно на сентябрь. Такое решение принял Комитет по образованию и науке нижней палаты российского парламента.

Госсовет Татарстана, выступая за сохранение права на изучение родного языка в обязательной части образовательной программы для всех народов России, направил соответствующее обращение в Госдуму.

Предоставляя газетную площадку для обмена мнениями по этой актуальной проблеме, сегодня мы пригласили для разговора председателя Комитета Госсовета по социальной политике Светлану Захарову.

 

– Светлана Михайловна, как вы оцениваете внесение известного законопроекта в Госдуму?

– Разработчики его, как мне видится, поторопились. Вопрос теперь другой: что в этой ситуации делать? Сейчас во многих регионах ищут выходы, предлагают варианты. Обращение Госсовета Татарстана в Госдуму поддержала Республика Дагестан. Я тоже считаю, что авторам законопроекта просто необходимо было выслушать мнение и учесть позицию (естественно, в рамках закона) каждой национальной республики в составе России. Иначе последствия этого закона могут быть непредсказуемыми.

Сегодня у детей, независимо от их национальности, есть гарантированное право на изучение родного языка, что прописано в обязательной части школьного учебного плана. В случае принятия законопроекта в этой обязательной части остается один язык – это государственный язык РФ – русский, а все остальные языки переходят в так называемую необязательную, факультативную часть. И если сейчас все родные языки, по выбору учащихся и их родителей, может быть, и с малым количеством учебных часов, но все-таки изучаются в обязательном порядке, то с принятием закона дети, у которых родной язык нерусский, теряют право обязательно его изучать. То есть закон сводит на нет гарантированное сегодня изучение родного языка.

 


Как сообщается на сайте Госдумы, рассмотрение законопроекта, предполагающего введение факультативного преподавания родных языков, перенесено на осеннюю сессию, ориентировочно на сентябрь


– Факультативной части будет недостаточно?

– Если вы внимательно прочтете положения федерального законопроекта, увидите, что даже факультативно изучать родной язык можно будет не во всех образовательных учреждениях, а, цитирую, «лишь в пределах возможностей, предоставляемых системой образования, и только потом с учетом потребностей ребенка». Меня озадачивает само это понятие: «в пределах возможностей». Получается, директор школы вправе сказать: у меня нет преподавателя, нет учебников, нет помещения, значит, организовать процесс изучения родного языка я не в состоянии. То есть если у школы нет так называемых возможностей, то она и не обязана находить пути решения столь важной социальной задачи? Таких моментов в законе быть не должно. Наоборот, необходимо все очень четко прописать.

 

– В пояснительной записке к законопроекту его инициаторы утверждают, что предлагаемые изменения позволят сохранить, теперь уже я цитирую, «баланс реализации конституционного права граждан на свободный выбор языка воспитания и обучения и возможности изучения государственных языков республик, а также избежать неоднозначной трактовки положений законодательства в правоприменительной практике». Как это понимать?

– Я считаю, что все эти изменения и есть неодно­значная трактовка. О каком выборе языка воспитания и обучения можно говорить, когда преподавание родных языков станет необязательным, только «при возможности»? Это прямой путь к искоренению системы обучения и воспитания на родном языке. И где же здесь сохранение баланса реализации конституционного права граждан?

 

– Вы сами разговариваете на татарском языке. Учили его специально?

– Знаю его на бытовом уровне. Я, кстати, занималась языком факультативно, когда училась в школе, это было в восьмидесятых годах. Благодарна своим родителям, которые настояли, чтобы я ходила на эти уроки.  Это был нулевой урок в семь часов утра или последний урок в расписании. Признаюсь, великого желания ходить в школу к семи утра у меня не было, но ведь ребенок не всегда сам может понять, что ему нужно, а что нет. Тут важен настрой и отношение взрослых, это касается и языков. Мои мама и папа считали, что если живешь в республике, нужно знать татарский язык. Я в полной мере оценила это, когда уже работала врачом и была закреплена на участке за частным сектором, где у меня в подопечных было немало пожилых людей, в том числе много бабушек татарской национальности, которые по-русски не могли даже внятно объяснить, что у них болит. И мне очень сильно помогло знание татарского языка на бытовом уровне. Конечно, не умею писать на татарском языке, но сказать «Здравствуйте, бабушка, что у вас болит?» и, если она обращалась ко мне на татарском языке, элементарно ей ответить – это те самые плюсы, о которых сейчас кто-то и не задумывается. Да и в депутатском кресле, когда приезжают избиратели и обращаются ко мне на татарском языке, а я могу уважительно ответить, – это тоже большой плюс. Я говорю о татарском языке, но на самом деле это может быть язык любого народа. И мы в нашем парламенте говорим не о проблемах сохранения сугубо татарского языка, а в принципе – о родных языках многонациональной России.

 


«О каком выборе языка воспитания и обучения можно говорить, когда преподавание родных языков станет необязательным, только «при возможности»? Это прямой путь к искоренению системы обучения и воспитания на родном языке»


 

– Здравый смысл диктует, что изучение языков объективно является фактором, без которого трудно чувствовать себя уверенно в глобальном мире. Да и просто быть цивилизованным человеком. Вы с этим согласны?

– Думаю, что в сегодняшних реалиях Россия должна искать стратегическую альтернативу Западу в глобальном мире. Знание татарского – в нашем случае – это еще и окно в тюркский мир. Ведь они так схожи. Бывая в государствах бывшего СССР – Азербайджане, Казахстане, да и в Турции, в этом лично убедилась. Наша республика выстраивает с тюркским миром экономические отношения, формирует взаимный рынок товаров, услуг и капитала. Мой сын учит татарский язык, и на его основе ему легко дается турецкий. Если посмотреть на эти вопросы с практической точки зрения, то можно утверждать: знание языков существенно расширяет возможности для молодежи в учебе и трудоустройстве. Это очевидная вещь, согласитесь.

 

– Президент Татарстана Рустам Минниханов, обращаясь с ежегодным посланием к Госсовету, предложил Министерству образования и науки обеспечить высокий уровень знаний русского языка «при сохранении приоритета изучения государственных и родных языков». Как вы считаете, все-таки есть перспектива решить эту проблему, не выводя ее на политический уровень?

– Вопрос отстаивания права на изучение родного языка  не является столь уж неразрешимой дилеммой. Я уже не раз говорила и повторюсь, что намного важнее другая задача для всех нас – постараться, чтобы родные языки прожили еще не одно столетие. Но это тема для долгого разговора.

 


Фото: пресс-служба Госсовета РТ
Автор статьи: МУШКИНА Ирина
Дата:16.05.2018
Выпуск: №68 (28450)


Добавить комментарий

противогололедные средства 15.11.2018

Дорожники к зиме готовы

О готовности дорожных организаций республики к непростым зимним условиям рассказали на брифинге в Доме Правительства....
1340
использованные батарейки 15.11.2018

Старые батарейки ещё кое на что сгодятся

Триста килограммов батареек сдали на переработку жители Казани в рамках акции, проведённой компанией Duracell....
1520
надувной-трап 15.11.2018

Надувной трап в помощь терпящим бедствие

Нижнекамские спасатели во время учений испытали новое устройство для спасения людей, провалившихся под лёд....
1600
конкурс сварщиков1 15.11.2018

Сварщик – профессия творческая

Третий республиканский конкурс профессионального мастерства среди электрогазосварщиков прошёл на днях в Зеленодольске....
830
mtdata.ru 14.11.2018

Швейных дел мастерицы

В Татарстане проходит региональный чемпионат профессионального мастерства по стандартам WorldSkills....
3010
  • Мнение

    Валерий ПЕТРОСЯН, вице-президент Российской академии естественных наук, эксперт ООН по химической безопасности:

    ПЕТРОСЯН1

    Мусоросжигательный завод, который планируют построить в Татарстане, позволит региону отказаться от свалок принципиально. Ведь свалки – это, по сути, химические бомбы замедленного действия. Новые заводы, созданные усилиями японских и швейцарских ученых, не занимаются банальным сжиганием отходов, а действительно перерабатывают их в энергию.

    Все мнения
  • Найди свою малую Родину
  • А что в Сети?


  • Дни рождения

    16 ноября

    Сергей Анатольевич Когогин (1957), генеральный директор КамАЗа.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Цены на рынках


    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров