6 апреля 2020  5:18
Распечатать

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан № 75-П

Опубликовано: 08.11.2017 0:00

Именем Республики Татарстан

 

по делу о проверке конституционности абзацев шестого, девятого и одиннадцатого пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение №6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года №11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани
от 5 июня 2017 года №2094), а также названного постановления в целом в связи с жалобой гражданина Р.С.Ибрагимова

город Казань 3 октября 2017 года

 

Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя Ф.Г.Хуснутдинова, судей Ф.Р.Волковой, Л.В.Кузьминой, Э.М.Мустафиной, Р.А.Сахиевой, А.Р.Шакараева,

руководствуясь статьей 109 (часть четвертая) Конституции Республики Татарстан, частями пятой и девятой статьи 3, частью первой и пунктом 1 части второй статьи 39, статьями 68, 83, 100, 101 и 103 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан»,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности абзацев шестого, девятого и одиннадцатого пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение № 6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 5 июня 2017 года № 2094), а также названного постановления в целом по порядку его официального опубликования.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Р.С.Ибрагимова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли оспариваемые заявителем нормативные положения Конституции Республики Татарстан.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.В.Кузьминой, объяснения сторон – гражданина Р.С.Ибрагимова, представителя органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт, – начальника отдела по вопросам финансового и трудового законодательства Правового управления аппарата Исполнительного комитета муниципального образования города Казани А.В.Токмакова, специалиста, приглашенного в судебное заседание по ходатайству представителя органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт, – заместителя начальника отдела по опеке и попечительству Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Исполнительного комитета муниципального образования города Казани Р.М.Шайхаттарова, выступления приглашенных в судебное заседание: представителя Президента Республики Татарстан – заведующего отделом правовой экспертизы Государственно-правового управления Президента Республики Татарстан М.В.Ляукина, представителя Государственного Совета Республики Татарстан – начальника Правового управления Аппарата Государственного Совета Республики Татарстан М.Б.Сунгатуллина, представителя Кабинета Министров Республики Татарстан – Правительства Республики Татарстан – начальника Правового управления Аппарата Кабинета Министров Республики Татарстан А.Б.Гревцова, представителя Председателя Верховного суда Республики Татарстан – судьи Верховного суда Республики Татарстан Э.С.Каминского, представителя Прокурора Республики Татарстан – начальника отдела по надзору за законностью нормативных правовых актов Управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Республики Татарстан А.Р.Валиахметова, представителя Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан – заместителя начальника отдела по вопросам восстановления прав граждан аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан Р.И.Сайфутдиновой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Татарстан

установил:

  1. В Конституционный суд Республики Татарстан обратился гражданин Р.С.Ибрагимов с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод подпунктами 8, 11, 12, 13 и абзацем первым подпункта 14 пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение № 6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (далее также – Административный регламент), а также названным постановлением в целом по порядку его официального опубликования.

Пунктом 2.5 Административного регламента определен исчерпывающий перечень документов, необходимых для предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными, в том числе: правоустанавливающие документы на отчуждаемое и приобретаемое имущество (подпункт 8); технический паспорт на отчуждаемое и приобретаемое недвижимое имущество (подпункт 11); справка БТИ (об оценочной стоимости) на отчуждаемое и приобретаемое недвижимое имущество (в случае отчуждения недвижимого имущества) (подпункт 12); финансовые лицевые счета и выписки из домовой книги жилой площади отдельно с места продажи и места покупки (обмена) жилых помещений (подпункт 13); справки об отсутствии задолженности отдельно с места продажи и места покупки (обмена) жилых помещений (абзац первый подпункта 14).

Как следует из содержания жалобы и приложенных к ней копий документов, гражданин Р.С.Ибрагимов является опекуном своей родной сестры, инвалида I группы с детства, признанной в судебном порядке недееспособной, и зарегистрирован вместе с ней в квартире в городе Казани, в которой они имеют доли в праве собственности. Кроме того, у его подопечной имеется доля в праве собственности на дом в Сабинском муниципальном районе Республики Татарстан. До 2016 года он с сестрой проживал в городе Казани в индивидуальном жилом доме, в котором ему и его сестре принадлежит по 1/2 доли в праве собственности на дом и земельный участок. Заявитель без разрешения органа опеки и попечительства снес указанный жилой дом, расположенный на данном земельном участке, с целью продажи земельного участка для покупки квартиры в строящемся доме по договору долевого участия в совместную со своей подопечной собственность. Для получения разрешения органа опеки и попечительства на продажу земельного участка он обратился по месту регистрации в отдел опеки и попечительства администрации Авиастроительного и Ново-Савиновского районов города Казани, где ему было отказано в выдаче указанного разрешения в связи с отсутствием документов на приобретаемое имущество, предусмотренных оспариваемыми нормами Административного регламента.

Гражданин Р.С.Ибрагимов считает требование отдела опеки и попечительства администрации Авиастроительного и Ново-Савиновского районов города Казани о необходимости получения разрешения необоснованным и отмечает, что он не мог представить в орган опеки и попечительства все требуемые документы в силу того, что некоторые из них относятся к вновь приобретаемой жилой площади, а дом, в котором он намеревается приобрести квартиру, еще находится в процессе строительства и заключить договор долевого участия в строительстве он сможет только после внесения необходимой суммы денег, полученной от продажи земельного участка.

По мнению заявителя, обжалуемые положения Административного регламента применимы только при условии перемены места жительства подопечного, обязательно связанной с приобретением другого жилого помещения, что нарушает его конституционные права и свободы, а также конституционные права и свободы его подопечной.

Кроме того, гражданин Р.С.Ибрагимов полагает, что с нарушением была осуществлена и процедура опубликования обжалуемого постановления, так как оно не было официально опубликовано на татарском языке, что также нарушает его конституционные права.

В период подготовки дела к слушанию Исполнительным комитетом муниципального образования города Казани было принято постановление от 5 июня 2017 года № 2094, пунктом 1.2 которого пункт 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» Административного регламента был изложен в новой редакции и из перечня документов, необходимых для предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными, исключены справка БТИ (об оценочной стоимости) на отчуждаемое и приобретаемое недвижимое имущество (в случае отчуждения недвижимого имущества), а также финансовые лицевые счета и выписки из домовой книги жилой площади отдельно с места продажи и места покупки (обмена) жилых помещений. Однако оставшиеся документы, а именно правоустанавливающие документы и технический паспорт на отчуждаемое и приобретаемое имущество, а также справки об отсутствии задолженности отдельно с места продажи и места покупки (обмена) жилых помещений, обязанность представления которых оспаривает заявитель, остались неизменными и были воспроизведены в новой редакции пункта 2.5 в абзацах шестом, девятом и одиннадцатом соответственно.

В этой связи гражданин Р.С.Ибрагимов уточнил свои требования к Конституционному суду Республики Татарстан и просит Конституционный суд Республики Татарстан признать абзацы шестой, девятый и одиннадцатый пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение № 6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 5 июня 2017 года № 2094), и названное постановление в целом по порядку его официального опубликования не соответствующими статьям 2, 17 (часть вторая), 18 (часть первая), 19 (часть первая), 24 (часть третья), 28 (часть первая), 29 (часть вторая), 39, 49 и 59 Конституции Республики Татарстан, согласно которым человек, его права и свободы являются высшей ценностью, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность Республики Татарстан; экономические отношения строятся на социальном партнерстве между гражданином и государством; в Республике Татарстан признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности; собственность неприкосновенна, ограничение прав собственника при владении, пользовании, распоряжении законно приобретенным имуществом не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом; законы Республики Татарстан подлежат официальному опубликованию; неопубликованные законы не применяются; любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения; все равны перед законом и судом; в Республике Татарстан гарантируется равное право на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина; в пределах территории Республики Татарстан гарантируется право на свободное передвижение, выбор местожительства и местопребывания, ограничения этого права могут устанавливаться федеральным законом; право частной собственности охраняется законом; осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В соответствии с частью девятой статьи 3 и частью третьей статьи 68 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воз-
держивается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов государственной власти Республики Татарстан, и принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению в обращении.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного суда Республики Татарстан по настоящему делу являются абзацы шестой, девятый и одиннадцатый пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение № 6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 5 июня 2017 года № 2094), постольку, поскольку предусмотренные в них документы, которые опекун обязан представить в органы опеки и попечительства, не позволяют совершать сделки по приобретению в собственность недееспособного лица объекты незавершенного строительства; а также названное постановление в целом по порядку его официального опубликования.

  1. Оспариваемые заявителем правовые положения затрагивают сферы социальной защиты и жилищного законодательства. Согласно статье 72 (пункты «ж» и «к» части 1) Конституции Российской Федерации социальная защита, а также жилищное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Статья 76 Конституции Российской Федерации предусматривает, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2); законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации, а также по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (часть 5).

Согласно подпункту 24.2 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов организации и осуществления деятельности по опеке и попечительству.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 34 Гражданского кодекса Российской Федерации органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо органы местного самоуправления в случае, если законом субъекта Российской Федерации они наделены полномочиями по опеке и попечительству в соответствии с федеральными законами.

В развитие данных законодательных положений был принят Закон Республики Татарстан от 20 марта 2008 года № 7-ЗРТ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан отдельными государственными полномочиями Республики Татарстан в области опеки и попечительства», согласно статье 1 которого органы местного самоуправления наделяются государственными полномочиями по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних лиц и лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными. Пунктом 3 части 1 статьи 5 указанного Закона Республики Татарстан установлено право органов местного самоуправления при осуществлении государственных полномочий издавать муниципальные правовые акты по вопросам осуществления государственных полномочий на основании и во исполнение положений данного Закона.

В соответствии с положениями абзаца восьмого части 12 статьи 40 Устава муниципального образования города Казани, утвержденного решением представительного органа муниципального образования города Казани от 17 декабря 2005 года № 3-5, Исполнительный комитет муниципального образования города Казани участвует в осуществлении деятельности по опеке и попечительству.

Таким образом, принимая оспариваемый нормативный правовой акт, Исполнительный комитет муниципального образования города Казани правомерно реализовал полномочия, принадлежащие ему в силу федерального и республиканского законодательства, а также основанные на взаимосвязанных положениях статей 116 (часть первая) и 118 (часть первая) Конституции Республики Татарстан.

  1. В силу пункта 3 части первой статьи 83 и статьи 103 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» Конституционный суд Республики Татарстан устанавливает соответствие Конституции Республики Татарстан законов Республики Татарстан и иных нормативных правовых актов в том числе по порядку их принятия, издания, подписания, опубликования или введения в действие.

Вопрос, касающийся порядка официального опубликования принимаемых органами публичной власти нормативных правовых актов на обоих государственных языках Республики Татарстан, уже был предметом исследования Конституционного суда Республики Татарстан, который в постановлении от 23 июня 2017 года
№ 74-П пришел к выводу, что официальное опубликование текста нормативного правового акта только на одном из государственных языков Республики Татарстан само по себе не может считаться достаточным основанием для признания его не соответствующим Конституции Республики Татарстан по порядку официального опубликования, поскольку это объективно не создает препятствий для реализации гражданами возможности ознакомления с содержанием рассматриваемого нормативного правового акта, затрагивающего их права, свободы и законные интересы.

Вместе с тем Конституционный суд Республики Татарстан особо подчеркнул, что в рамках конституционного принципа равноправия татарского и русского языков, как государственных языков Республики Татарстан, соблюдение порядка и разумных сроков официального опубликования принимаемых органами публичной власти нормативных правовых актов на обоих государственных языках Республики Татарстан является обязательным.

Однако, как следует из материалов дела и выступления представителя органа, издавшего оспариваемый муниципальный правовой акт, обжалуемое постановление Исполнительного комитета муниципального образования города Казани было официально опубликовано в Сборнике документов и правовых актов муниципального образования города Казани от 16 января 2014 года № 1 (232) и размещено на официальном портале органов местного самоуправления муниципального образования города Казани (www.kzn.ru) только на русском языке. На татарском же языке оспариваемый акт не только не был опубликован, но и вовсе не принимался.

Таким образом, при принятии оспариваемого нормативного правового акта было допущено нарушение требования о том, что акты органов местного самоуправления должны приниматься и на татарском, и на русском языках. Соблюдение данного требования предусмотрено положениями части второй статьи 13 Закона Республики Татарстан от 8 июля 1992 года № 1560-XII «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» и прямо вытекает из норм Конституции Республики Татарстан, устанавливающих, что в органах местного самоуправления государственные языки Республики Татарстан употребляются на равных основаниях (статья 8).

Тем не менее Конституционный суд Республики Татарстан считает, что при рассмотрении настоящего дела недопустимо ограничиваться лишь формальной констатацией фактов выявленных нарушений, поскольку суд обязан при осуществлении возложенных на него полномочий принимать во внимание необходимость обеспечения баланса конституционно значимых интересов, включая недопустимость нарушения прав и свобод других лиц при осуществлении прав и свобод человека и гражданина, с одной стороны, и стабильности правоотношений в интересах их участников – с другой.

Признание оспариваемого постановления не соответствующим Конституции Республики Татарстан по порядку его принятия и официального опубликования давало бы возможность поставить под сомнение не только конституционность и других ранее принятых нормативных правовых актов Исполнительного комитета муниципального образования города Казани, но и законность государственных услуг, предоставленных гражданам в рамках данного нормативного правового акта. Такой результат противоречил бы целям конституционного судопроизводства, каковыми в силу статьи 109 Конституции Республики Татарстан являются защита конституционного строя Республики Татарстан, основных прав и свобод человека и гражданина, поддержание верховенства в правовой системе Республики Татарстан и непосредственного действия Конституции Республики Татарстан на всей ее территории.

На основании изложенного Конституционный суд Республики Татарстан в настоящем деле воздерживается от признания не соответствующим Конституции Республики Татарстан постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 5 июня 2017 года № 2094) по порядку его принятия и официального опубликования.

Этим с Исполнительного комитета муниципального образования города Казани не снимается обязанность – исходя из требований Конституции Республики Татарстан и с учетом настоящего Постановления – принять и официально опубликовать рассматриваемое постановление Исполнительного комитета муниципального образования города Казани на татарском языке как государственном языке Республики Татарстан.

В свете установленных при рассмотрении данного дела обстоятельств Конституционный суд Республики Татарстан считает необходимым отметить, что нарушение порядка принятия и опубликования нормативных правовых актов муниципальных образований в Республике Татарстан не является единичным случаем, а носит системный характер и, по сути, превратилось в сложившуюся практику.

В этой связи Конституционный суд Республики Татарстан считает важным обратить внимание органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан, включая субъектов, не являющихся участниками конституционного судопроизводства по рассматриваемому делу, на необходимость учета в правоприменительной практике сформулированных Конституционным судом Республики Татарстан подходов относительно обязательности соблюдения законодательно установленного требования к порядку принятия и официального опубликования муниципальных нормативных правовых актов на обоих государственных языках Республики Татарстан применительно ко всем актам, принятым или принимаемым как Исполнительным комитетом муниципального образования города Казани, так и иными органами местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан (статья 73 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан»).

  1. Конституция Республики Татарстан провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и – исходя из того, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, – возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы на основе принципа равенства, гарантировать их согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан (статьи 2, 27 и 28). Такие же положения закреплены и в статьях 2, 17 и 18 Конституции Российской Федерации. Кроме того, Конституция Российской Федерации допускает ограничение прав и свобод человека и гражданина только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц (статья 55, часть 3).

Конституционный суд Российской Федерации отмечает, что применительно к реализации закрепленного статьей 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на жилище, которое рассматривается международным сообществом в качестве одного из элементов права на достойный жизненный уровень (статья 25 Всеобщей декларации прав человека, статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах), правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда должно обеспечивать каждому гарантированную статьями 45 (часть 1) и 46 Конституции Российской Федерации государственную, в том числе судебную, защиту данного конституционного права, которая должна быть полной и эффективной (Постановление от 8 июня 2010 года № 13-П).

В целях защиты прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных граждан, как особой категории лиц, Гражданский кодекс Российской Федерации предусмотрел установление над ними опеки и попечительства, а также ввел специальный правовой режим распоряжения принадлежащим им имуществом (статья 31). Особенности такого правового режима определены в Федеральном законе от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», согласно которому опекун без предварительного разрешения органа опеки и попечительства не вправе совершать, а попечитель не вправе давать согласие на совершение сделок по сдаче имущества, принадлежащего гражданину, в отношении которого установлены опека или попечительство (далее – подопечный), внаем, в аренду, в безвозмездное пользование или в залог, по отчуждению имущества подопечного (в том числе по обмену или дарению), совершение сделок, влекущих за собой отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, и на совершение любых других сделок, влекущих за собой уменьшение стоимости имущества подопечного. Предварительное разрешение органа опеки и попечительства требуется также во всех иных случаях, если действия опекуна или попечителя могут по-влечь за собой уменьшение стоимости имущества подопечного (часть 1 статьи 21).

Отношения, возникающие в связи с предоставлением и получением указанного разрешения органов опеки и попечительства, в системе действующего законодательства подпадают под предмет регулирования норм Федерального закона от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» и осуществляются в соответствии с административными регламентами предоставления муниципальных услуг, порядок разработки и утверждения которых согласно части 15 статьи 13 этого же Федерального закона устанавливается местной администрацией (статья 12).

Тем самым оспариваемый Административный регламент представляет собой организационно-процедурный механизм, определяющий орган, ответственный за принятие решения о выдаче разрешения на осуществление сделок с имуществом, принадлежащим недееспособным лицам, условия и сроки его получения, и по своей правовой природе и сущности направлен на необходимость установления особого уровня гарантий защиты имущественных прав граждан, не имеющих в силу состояния здоровья возможности самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять свои обязанности.

В силу взаимосвязанных положений пункта 2 части 2 статьи 12 и пункта 6 статьи 14 указанного Федерального закона структура административного регламента должна содержать раздел, устанавливающий стандарт предоставления государственной или муниципальной услуги, который предусматривает исчерпывающий перечень документов, необходимых в соответствии с законодательными или иными нормативными правовыми актами для предоставления государственной или муниципальной услуги. Аналогичные требования содержатся в постановлении Правительства Российской Федерации от 16 мая 2011 года № 373 «О разработке и утверждении административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг», а также в по-становлении Кабинета Министров Республики Татарстан от 2 ноября 2010 года № 880 «Об утверждении Порядка разработки и утверждения административных регламентов предоставления государственных услуг исполнительными органами государственной власти Республики Татарстан и о внесении изменений в отдельные постановления Кабинета Министров Республики Татарстан».

Из буквального содержания приведенных норм следует, что определение такого перечня осуществляется в каждом случае индивидуально, применительно к той сфере правоотношений, в которой будут оказываться соответствующие услуги. Так, регулирование вопросов получения разрешения на совершение сделок по отчуждению имущества подопечного подпадает в том числе под действие Федерального закона от 13 июля 2015 года № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», направленного на регламентацию отношений, возникающих в связи с осуществлением на территории Российской Федерации государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В силу взаимосвязанных положений статей 14, 18 и 21 вышеуказанного Федерального закона к заявлению о государственной регистрации прав на недвижимое имущество должны быть приложены документы, устанавливающие наличие, возникновение, переход, прекращение, ограничение права и обременение недвижимого имущества, содержащие в том числе описание недвижимого имущества и вид регистрируемого права; для государственной регистрации прав могут быть истребованы и иные (дополнительные) документы, предусмотренные и, соответственно, необходимые в силу законодательства Российской Федерации для государственной регистрации.

Следовательно, принятые Исполнительным комитетом муниципального образования города Казани положения Административного регламента, установившие исчерпывающий перечень документов для получения государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего подопечному, в том числе правоустанавливающие документы и технический паспорт на отчуждаемое и приобретаемое имущество, а также справки об отсутствии задолженности отдельно с места продажи и места покупки (обмена) жилых помещений, с обязанностью представления которых не согласен заявитель, производны от вышеуказанных норм федерального законодательства и в контексте задач, возложенных законодателем на органы опеки и попечительства, одной из которых является реализация контроля за сохранностью имущества подопечных, выступают в качестве дополнительной гарантии защиты имущественных и личных неимущественных прав и охраняемых законом интересов таких лиц и сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы человека и гражданина.

Между тем Конституционный суд Республики Татарстан считает необходимым отметить, что принимаемые органами опеки и попечительства решения не могут носить произвольный характер и не должны исходить только из формальной оценки соответствия представленных опекуном документов тому перечню, который установлен Административным регламентом. Это означает, что органы опеки и попечительства в каждом конкретном случае обязаны исследовать все относящиеся к делу обстоятельства, в том числе принять во внимание уровень обеспеченности жильем подопечного, с учетом дифференцированного подхода к оценке возникающих жизненных ситуаций, с тем чтобы не допустить необоснованного ограничения конституционных прав и свобод. Иное истолкование оспариваемых норм являлось бы неоправданным и не согласующимся с конституционно значимыми целями нормативного правового регулирования в сфере защиты жилищных прав недееспособных лиц и с неизбежностью приводило бы к существенному снижению эффективности осуществленного законодателем правового регулирования вопреки его действительной воле.

Таким образом, рассматриваемые в системной взаимосвязи с иными нормами, направленными на обеспечение интересов подопечных при распоряжении принадлежащим им имуществом законными представителями, оспариваемые положения абзацев шестого, девятого и одиннадцатого пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение № 6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 5 июня 2017 года № 2094), не могут рассматриваться как отменяющие, ограничивающие или иным образом нарушающие конституционные права и свободы человека и гражданина, в том числе заявителя, и тем самым не противоречат статьям 2, 17 (часть вторая), 18 (часть первая), 19 (часть первая), 28 (часть первая), 29 (часть вторая), 39, 49 и 59 Конституции Республики Татарстан.

Признание оспариваемых норм соответствующими Конституции Республики Татарстан не препятствует дальнейшему совершенствованию правового регулирования порядка получения опекунами разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего подопечным, на основе принципа гибкости правового регулирования, предполагающего использование таких правовых инструментов, которые обеспечивали бы учет различных форм приобретения жилого помещения, предусмотренных законодательством, и способствовали бы ясности и недвусмысленности правового регулирования отношений в этой сфере.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 66, частями первой, второй и шестой статьи 67, статьями 68, 69, 71 и 73, пунктом 1 части первой статьи 104 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан», Конституционный суд Республики Татарстан

постановил:

  1. Признать правовые положения абзацев шестого, девятого и одиннадцатого пункта 2.5 графы «Содержание требования стандарта предоставления государственной услуги» раздела II Административного регламента предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на осуществление сделок по отчуждению имущества, принадлежащего совершеннолетним лицам, признанным в судебном порядке недееспособными или ограниченно дееспособными (приложение № 6), утвержденного постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 24 декабря 2013 года № 11787 «Об утверждении административных регламентов в сфере опеки и попечительства недееспособных или ограниченно дееспособных граждан» (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 5 июня 2017 года № 2094), а также названное по-становление в целом по порядку его официального опубликования соответствующими Конституции Республики Татарстан.
  2. Муниципальным образованиям в Республике Татарстан надлежит пересмотреть свои муниципальные нормативные правовые акты, принятые и опубликованные с нарушением установленного порядка принятия и официального опубликования нормативных правовых актов на двух государственных языках Республики Татарстан, исходя из требований Конституции Республики Татарстан, Закона Республики Татарстан от 8 июля 1992 года № 1560-XII «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» и с учетом основанных на них правовых позиций, выраженных Конституционным судом Республики Татарстан в том числе и в настоящем Постановлении.
  3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
  4. Согласно статье 72 Закона Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» настоящее По-
    становление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах «Ватаным Татарстан» и «Республика Татарстан». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного суда Республики Татарстан».

 

№ 75-П       Конституционный суд Республики Татарстан


Выпуск: №164 (28352)


Добавить комментарий

13.03.2020

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №88-­П

по делу о проверке конституционности подпункта «а» пункта 5 статьи 1 Закона Республики Татарстан от 5 декабря 2015 года №100-ЗРТ «О внесении изменений в Закон Республики Татарстан “Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан”», отдельных положений пунктов 2.5 и 2.8 Административного регламента предоставления муниципальной услуги по выдаче справки (выписки) в их взаимосвязи с абзацами третьим и четвёртым пункта 1 приложения №1 к данному Административному регламенту, утвержденному постановлением Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 21 ноября 2013 года №10100 (в редакции постановления Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 28 октября 2016 года №4439), в связи с жалобой гражданина И.А. Макарова...
3470
30.01.2020

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №87­-П

по делу о проверке конституционности абзаца второго подпункта «а» пункта 8 Правил выдачи, реализации сертификатов для обеспечения жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, утвержденных постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 мая 2008 года №326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий», в связи с жалобой гражданина А.В.Орлова...
7800
05.12.2019

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №85-­П

по делу о проверке конституционности частей 5–8 статьи 10 Закона Республики Татарстан от 25 июня 2013 года №52-ЗРТ «Об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах в Республике Татарстан», пункта 4 и абзацев первого и второго пункта 5 Порядка использования критериев определения очередности проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах в Республике Татарстан, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 31 декабря 2013 года №1132, а также пунктов 1.1, 1.2 и 2.1 приложения к вышеуказанному Порядку в связи с жалобами граждан Л.Е.Колоярцевой и А.К.Галиевой...
4270
19.09.2019

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №84-­П

по делу о проверке конституционности абзаца четвертого пункта 2.4 Положения о порядке и условиях предоставления субсидий-льгот на оплату жилья и коммунальных услуг, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 24 марта 2006 года №126 «О предоставлении субсидий-льгот на оплату жилья и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Татарстан», в связи с жалобой гражданки В.М.Омаровой...
3370
11.07.2019

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан №83­-П

по делу о проверке конституционности подпункта «а» пункта 4 Правил выдачи, реализации сертификатов для обеспечения жильём многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, утверждённых постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 мая 2008 года №326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 декабря 2007 года №732 «О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий», в связи с жалобой гражданина А.В.Орлова...
3710
  • Мнение

    Борис МЕНДЕЛЕВИЧ, депутат Госдумы РФ от Татарстана, заслуженный врач республики:

    МЕНДЕЛЕВИЧ

    Что касается продлённых до конца апреля выходных дней, это решение было ожидаемым. И это, учитывая масштаб опасности, вполне разумно. Сейчас много споров о том, что приоритетнее – борьба с коронавирусом или противостояние кризису в экономике. С точки зрения стратегии могу сказать: нет ничего важнее, чем здоровье и человеческая жизнь.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Цены на рынках


  • Дни рождения

    5 апреля

    Миляуша Лябибовна Айтуганова, директор объединения «Татаркино», заслуженный деятель искусств Татарстана.

    Азат Ильдусович Зиганшин (1973), депутат Госсовета Татарстана, гендиректор акционерного общества «Татагролизинг».

    Николай Владимирович Савицких (1960), депутат Госсовета Татарстана, первый заместитель гендиректора – директор Казанского авиационного завода им. С.Горбунова – филиала ПАО «Туполев».

    Равиль Шигапович Шарафеев (1938), актёр театра им. Г.Камала, народный артист России и Татарстана, лауреат Госпремии им. Г.Тукая.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров