14 декабря 2018  8:56
Распечатать

Новая легенда Поташной Поляны

information_items_1347368339 Предыдущая публикация, в которой мы рассказали об альметьевской деревне Холодная Поляна, неожиданно вызвала активную реакцию наших читателей. Писали письма, звонили. Рассказывали о том, чем еще интересна история этого края, какие имена связаны с ней.

Но вот письмо нашего московского читателя Рамиля Касимова показалось особенно любопытным. «А вы не обращали внимания на то, сколько в Татарстане населенных пунктов, в названии которых есть слово «поляна» в той или иной интерпретации? Не меньше двух десятков, — пишет он. — А если взять во внимание и татарский перевод этого слова — «алан», то ведь параллели можно провести весьма далеко идущие, вплоть до наших предков протоболгар, жителей Великой Булгарии. Наши ближайшие сородичи балкарцы до сих пор обращаются друг к другу именно так — «алан»… И не случайно, наверное, большинство населенных пунктов, имеющих в названии это слово, находятся именно в волжско-казанской части республики…»

Признаться, так глубоко мы еще не заглядывали, но вот предложение нашего читателя рассказать о населенных пунктах -«полянах» нам понравилось. Список составили и отправились в следующий «алан». Сегодня познакомимся с   Поташной Поляной, что на юго-востоке нашей республики.

Терпение и труд все перетрут

Мне всегда нравилось это название — «Поташная Поляна». Не знаю почему. Но, будучи в Альметьевском районе, слух всегда ловил эти два слова. Что-то в них есть такое теплое, доброе, очень домашнее.

Дорога сюда не просто красивая. Она сказочная. Сразу за Альметьевском уходит в лес, петляет среди высоких сосен и стройных берез, поднимается в гору, коротко вырывается на простор и снова ныряет в лесную чащу. А вот и сама деревушка. Так и хочется написать: маленькая, ведь тут всего-то четырнадцать стареньких домов. Оно так. Вот только новых — уже под пятьдесят, и один роскошнее другого. Дело в том, что сегодня Поташная Поляна — это адрес, по которому прописался один из лучших санаториев России — «ЯН». Об этом мы расскажем чуть позже, а вот сейчас вернемся в ту старую деревушку, которая еще живет своей «дояновской» жизнью.

Вообще-то по своему статусу эта Поляна — поселок, но как-то народ привык именовать ее деревней. Так оно поуютнее звучит, под стать окружающей природе. С Ниной Хабибрахмановой, главой Урсалинского сельского поселения, в границах которого и находится наша Поташная Поляна, листаем самый старый документ, который обнаружился в деревенском архиве.

— К сожалению, эта похозяйственная книга всего лишь от 1961 года, но в ней все наши первожители, — говорит Нина Александровна. — Деревня-то совсем молодая по сравнению с окрестными населенными пунктами.

Пусть даже и так, но сколько любопытных сведений сообщил нам этот выцветший фолиант. Удивляемся тому, какие большие были в ту пору семьи. Зачастую по шесть-семь детей. Вот Латыповы. Вместе с детьми тогда их было семеро. У конюха Фаттаха Фатхеева — шестеро наследников. Учетный бухгалтер Иван Горбунов дал жизнь семерым. Колесник Габдулхак Мифтахов с женой Масрурой подняли шестерых ребят.

На первой странице значится фамилия Зиганшиных. И далеко не случайно. Ведь именно Захида Загитовича можно считать основателем этой деревни. Родился он в 1895 году в деревне Мальбагуш, сейчас это Азнакаевский район. В голодные двадцатые годы, спасая своих маленьких детей, решил   поискать лучшую долю. Загрузил в телегу нехитрый скарб, подсадил туда же малышню и отправился в путь. Человек он был хваткий, разумный, потому по дороге, останавливаясь отдохнуть, выспрашивал у нередких попутчиков, что творится вокруг, где можно приложить свои руки к делу. И вот кто-то подсказал, что есть, мол, тут место неплохое, говорят, в стародавние времена выжигали там уголь. Вроде и постройки какие-никакие сохранились. Да и места богатые дичью, ягодами, забредают туда и за медом диких пчел.

Захид переправился через неширокую у села Урсала реку Зай и погнал лошадь в гору. Где-то здесь должно было быть то место, о котором ему рассказали лесорубы из села Альметьево. Еле заметная в густой траве колея, петлявшая по лесу, вела в сторону Сарманова. Испокон века именно по этой дороге добирались жители этих двух больших сел друг к другу.

Семья притомилась, проголодавшиеся дети начали хныкать. «Пора отдохнуть», — решил глава семейства. Пока жена обустраивала походный стол, Захид решил оглядеть окрестности. А место-то оказалось тем самым, о котором ему говорили. Вот только от строений осталась лишь пара догнивающих венцовых бревен. А выше в гору, которую позже нарекут Бурсый чокыр (Барсучьей ямой), Зиганшин обнаружил множество широких ям. Значит, не обманывали случайные попутчики, здесь когда-то действительно выжигали уголь…

Место скитальцам понравилось. Маленькая речушка петляла вдоль высоких берез, разнотравье радовало глаз. На первых порах вырыли землянку, через какое-то время к стоянке прибились еще несколько семей. Среди них и Иван Горбунов из заинского села Светлое Озеро, который затем на долгие годы станет правой рукой Захида Зиганшина, будучи учетным бухгалтером по профессии.

А пока поставили срубы, начали промышлять кустарным делом. Топорища, черенки, ложки-плошки, гнули дуги, коромысла.

Хваткий Захид дошел и до властей. Долго думать не стали, оформили новое поселение как лесной кордон. И назвали его Поташной Поляной….

От соли до незабудок

— Назвали так совсем не случайно, — рассказывает Рамиль-абзый Калимуллин, который из своих семи с лишним десятков лет почти шесть отдал этой деревне. Хоть сам родом из сармановского села Иляксаз, но по работе постоянно был связан с Поташной Поляной. И леса тут сажал, и скважины бурил. — Захид-абы был человеком умным, ловким, все примечал. И, конечно же, подробно изучил все окрестности. Именно он и обнаружил, что кроме тех мест, в которых выжигали уголь, имеются здесь и другие достопримечательности. Не случайно тут было столько проплешин и полян. Это результаты добычи поташа.

А что означает забытое нынче слово «поташ»? Это — одна из самых древних солей, известных людям. В России его производили начиная с шестнадцатого века. В старых книгах сообщалось, что на поташных производствах боярина Морозова в 1672 году было выработано 770 тонн поташа. По тогдашним меркам это очень большое количество.

Главными потребителями поташа были мыловарение, красильное дело и стекольное производство. Сохранилось письмо боярина, который, опасаясь вторжения кочевников на его земли, писал в свои вотчины, чтобы поташ прятали и закапывали в ямы, «где б вода не была, на высоких местах», иначе хорошо растворимая соль уйдет в почву. Поташ в семнадцатом веке изготавливали следующим способом: в деревянных корытах с горячей водой размешивали древесную золу и полученным раствором поливали горящие в кирпичном очаге дрова, да так, чтобы не потушить костер. При этом раствор упаривался, и на дне очага плотным слоем кристаллизовался поташ. Затем его выламывали ломами и закупоривали в бочки.

— Для получения поташа жгли древесину только определенных пород — сосну, клен, березу, в которых содержание карбоната калия наибольшее, — добавляет Азат Фархутдинов, руководитель-лесничий ГБУ «Альметьевское лесничество», в чьем ведомстве не только окрестный лес, но и сам населенный пункт. — Из одного кубометра такой древесины получали около пятисот граммов поташа. В те времена для получения этой соли выжигали большие лесные площади, превращая эти места в пустоши и луга. Но особо больших пустошей первопоселенцы тут не застали. Уже в первые годы советской власти здесь шла активная посадка лесных угодий, которая продолжалась даже в тяжелые военные

сороковые. Обратите внимание, если лиственные породы выросли естественным путем, то хвойные деревья, в основном, это культурные посадки.

В сентябре 1937 года на базе кордона, где уже кипела жизнь, образовали Поташно-Полянский лесной участок, центром которого стал новый населенный пункт, которому был дан статус поселка. Лесничим назначили Зиганшина, которого уже давно земляки признали своим лидером. Штат нового участка был по тем временам немаленький. В него вошли техник, два объездчика, двенадцать лесников, один счетовод, конюх. Кстати, Захид Загитович бессменно оставался на должности лесничего до самого 1956 года, когда его проводили на заслуженный отдых.

— На его долю достались тяжелейшие военные годы, когда коллективу приходилось не только заниматься лесохозяйственными работами, но и изготовлением товаров широкого потребления, — говорит участковый лесничий Фикус Галеев, по совместительству являющийся еще и старостой деревни Поташная Поляна. — И ведь не только дуги гнули и обозные изделия изготавливали. Целыми семьями драли липовые мочалки, вязали веники, в больших объемах заготавливали валежник и сухую бересту, которые шли на изготовление кустарным способом дегтя и угля. А вот в военные годы именно отсюда на фронт в большом количестве отправляли изделия оборонного значения — лыжи и снегоступы.

Участковый лесничий Галеев — человек в этих местах пришлый. Родом из Актанышского района, учился в Лубянском лесном техникуме, старший сын родился в Мамадыше. В общем, поколесил волею судьбы по республике, а вот прикипела душа к Поташной Поляне — не оторвать. Удивляться не приходится, края и в самом деле — удивительной красоты. А Святой источник, что на окраине деревни, издревле славился своей целебной водой. Ежегодно 30 мая сюда идут жители села Урсалы, что в десяти километрах от Поташной Поляны, чтобы запастись живительной влагой. Старики говорят, что «поташная» вода именно в последние дни мая набирает особую силу.

Кстати, оказалось, не только у меня название этой совершенно доселе незнакомой деревни вызывало теплые чувства. Моя добрая знакомая из Альметьевска Лилия Сабитова, дочь известного писателя-нефтяника Изаила Зарипова, рассказывает:

— У меня соседи были родом из Поташной Поляны. Помню, была совсем крохой, когда это название запало мне в душу. Взрослые собирались за чашкой чая, вели свои неторопливые беседы, а я с нетерпением ждала, когда тетя Катя Горбунова начнет рассказывать о своей деревне. Все было интересно. И как они на Барсучьей яме грибы собирали, как за травами в чащу уходили, как проваливались в какие-то глубокие ямы. Я-то — дитя города, своей родной деревни, как у других одноклассников, не было. А вот чуть подросла, и соседка стала прихватывать меня с собой на мои каникулы в Поташную Поляну.

Запомнилась мама тети Кати, такая статная, седая русская женщина с глубоким голосом. И в память навсегда запала одна легенда, которую она мне рассказала: в давние времена в эти места отправляли бояре своих непокорных слуг. И в их числе оказался парень, вина которого была в том, что в него ненароком влюбилась боярская дочь. Чувство оказалось взаимным, да вот только любовь принесла обоим несчастье. Сбежала она из своих покоев, добралась до этой поляны, куда сослали ее возлюбленного. Но настигли слуги ослушницу, вырвали из рук любимого и поволокли на расправу к отцу. Несчастная сквозь рыдания твердила только одно: «Не забывай меня, не забывай….». И там, где слезы падали на землю, расцветали незабудки.

И ведь действительно в Поташной Поляне не счесть незабудок. Правда, сорвать хотя бы одну из них почему-то до сих пор рука не поднимается. А может, и в самом деле это горькие девичьи слезы?..

Новь старой Поляны, или Целебная пирамида

Деревне, в которой оставалось четырнадцать домов да сорок четыре жителя, выпал редкий козырь в игре, которая должна была окончиться печально. Как и любую маленькую деревушку, ее ждало, скорее всего, тихое угасание.

— Школа у нас закрылась уже давно, — вспоминает Асхат-абый Латыпов, на сегодня этот семидесятитрехлетний пенсионер — самый почтенный по возрасту здешний житель. — Она была четырехлетней, сруб для нее поставили в 1958 году. Первой учительницей у нас стала Евдокия Федоровна Зиганшина, которая к той поре имела неоконченное высшее образование. Потом уже возили детей в альметьевскую школу-интернат. Да и молодежь стала потихоньку разъезжаться, навещая родных только по большим праздникам.

Зато окрестности Поташной Поляны всегда были популярны. Именно здесь в сосновых борах поднялись пионерские лагеря нефтяников, переоборудованные сегодня по последнему слову строительной моды в оздоровительные центры. Ближе всех к деревне стояла «Ромашка», по разнесчастной судьбе которой можно проследить жизнь стройиндустрии девяностых. Лагерь был на балансе завода железобетонных изделий и медленно разрушался, поскольку его хозяевам было явно не до собственного оздоровления. И вот в начале девяностых именно на эту «Ромашку» пал выбор начальника НГДУ «Ямашнефть» Виктора Смыкова. К этому времени управление оставалось единственным не имеющим базы отдыха для своих нефтяников.

Сколько уж километров по здешним оврагам, чащобам и буреломам исходил Виктор Васильевич, одному ему известно. Но острое око самого «стильного», как его именуют за глаза, нефтяного начальника узрело в пересеченном рельефе этих мест то, во что упорно никто не желал верить. Кроме разве что генерального директора «Татнефти» Шафагата Тахаутдинова, который безоговорочно поддержал планы Смыкова.

А результат — налицо. Сразу за окраиной Поташной Поляны на месте полуразрушенной «Ромашки» вознеслись корпуса уникального санатория «ЯН». Это аббревиатура от названия управления «Ямашнефть», которую сегодня зачастую переводят с татарского: «ян» — «душа». Вот душу-то как раз сюда вложили сполна.

Признаться, во время экскурсии по «ЯНу», куда мы направились вместе с главой поселения Ниной Хабибрахмановой и лесничим Азатом Фархутдиновым, мне было куда интереснее наблюдать за тем, как реагирует на увиденное наш аксакал Рамиль-абзый Калимуллин. Единственное, на что хватило его сил в первые полчаса, это возглас: «Вай-вай!». Он был откровенно ошеломлен. В последний раз пенсионер навестил родные его сердцу места лет семь назад. Тогда всего этого и в помине не было. А теперь среди сосен и берез расположились мраморные лестницы, фонтаны, песчаные дорожки, брусчатка, детские площадки, уютные беседки и даже горнолыжный комплекс.

Но самое потрясающее зрелище в санатории — пирамида. Самая настоящая, которую возводили под строгим приглядом знаменитого автора таких же сооружений под Москвой Александра Голода. Говорят, лечит. А еще тут есть такая же лечебная янтарная комната, где даже на полу лежит толстый слой этого целебного камня. Все чудеса и достоинства «ЯНа» можно перечислять долго. Он открыт для каждого желающего поправить свое здоровье, цены вполне по карману.

Куда существеннее другое: благодаря нефтяникам Поташная Поляна обрела второе дыхание.

 — В этот поселок и бюджет поселения вкладывает немало средств, — замечает Нина Хабибрахманова. — Только за последние три года здесь освоено два с половиной миллиона рублей. Это уличное освещение, причем с самой трассы, расширение заездного кармана, строительство водовода с фильтрацией поступающей воды. Расширяются объемы газоснабжения. Конечно же, огромен вклад нефтяников, которые фактически изменили судьбу поселка. И это уже новая легенда Поташной Поляны.


Автор статьи: ГАДЕЛЬШИНА Гамира
Дата:13.08.2009
Выпуск: № 161-162 (26538-26539)


  1. Аноним:

    Re: Новая легенда Поташной Поляны

    А вот интересно, что можно написать о Камских Полянах? Что этот поселок умирает? Или все-таки есть у него будущее? Без игорных денег…

  2. Аноним:

    [Копия 05.11.2009 13:25:08]

    А вот интересно, что можно написать о Камских Полянах? Что этот поселок умирает? Или все-таки есть у него будущее? Без игорных денег…

  3. а.с. морозов:

    пчеловоды

    В статье ничего не описано о пчеловоде Степан Корчагин и его жене Валентине Корчагине, которые трудились долгие годы в лесничестве.

Добавить комментарий для Аноним

озимые 10.12.2018

Зима тёплая – сельчанин бедный

Для озимых колосовых культур наступило время зимнего покоя....
2300
нина агапова 07.12.2018

Доброе слово и козе приятно

Разведением коз Нина Агапова занялась, пожалуй, первой в Алькеевском районе и, по ее признанию, практически случайно....
3970
автолавка 07.12.2018

Денежки что рыба:
приманку любят

Возобновилась программа технической и технологической модернизации сельхозпроизводства по схеме «60х40»....
3390
мухаметшин-в-болгаре 05.12.2018

Поддержка деловых сельчан продолжится

4 декабря Председатель Госсовета Фарид Мухаметшин в городе Болгаре Спасского района провел зональный семинар-совещание по вопросам повышения деловой активности сельского населения....
4070
личное-подворье 05.12.2018

Не «эка невидаль», а экоферма

В последние годы волна «разурбанизации» прибивает к сельским берегам горожан, которые сознательно хотят поменять городской образ жизни на сельский....
8160

Мнение

Екатерина ШУЛЬМАН, политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС, на лекции в Татарстане:

Екатерина-ШУЛЬМАН

Среднестатистический житель нашей страны – это женщина 39 лет. Ее фамилия Смирнова, это самая распространенная фамилия в России. Она живет в городе.

В целом в стране продолжаются два главных социально-демографических процесса – урбанизация, то есть концентрация людей в городах, и старение населения.

Все мнения
  • Найди свою малую Родину
  • А что в Сети?


  • Дни рождения

    13 декабря

    Ренад Зиннурович Сагдеев (1941), директор института «Международный томографический центр» Сибирского отделения РАН (Новосибирск), лауреат Ленинской премии и Госпремии РФ, почетный член АН РТ. Родился в Казани.

    Николай Васильевич Фролов (1931), фрезеровщик казанского завода «Радиоприбор», Герой Социалистического Труда.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Цены на рынках


    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров