18 февраля 2019  10:49
Распечатать

Через овраг, в Губайдулловку

Когда мы вместе с заместителем председателя Рыбнослободского райпо Александром Романовым отправились в поселок Хутор, то вначале подумалось, что заедем в какой-нибудь «медвежий угол», жители которого, сникнув под ударами судьбы, тихо-мирно доживают свой век, не в силах что-либо изменить к лучшему. Однако уже внешний облик поселка приятно удивил: целая улица кирпичных домов на окраине населенного пункта придавала ему вполне современный вид.

— Здесь подсобное хозяйство Казанского НПО имени Ленина, — пояснил Романов. — Дома построены этим объединением. Правда, оно, кажется, обанкротилось…

Зашли в райповский магазин — других в поселке нет. Да и этот — обычный вагончик, только с прилавками. По ассортименту товаров довольно объективно можно судить о том, как живет местное население. Ассортимент оказался скудным: хлеб, соль, спички, макароны, растительное масло и еще пара-тройка наименований. Цены — выше городских. Мысли о «медвежьем угле» стали возвращаться.

— Что же это вы так бедно живете? — спрашиваю продавца, назвавшегося Исрафилом Курбановичем Салаховым.

— Так у нас в поселке всего двадцать дворов, люди, работающие в подсобном хозяйстве, зарплату почти не получают, а у стариков пенсии маленькие…

В магазин вошли четыре молодые женщины в рабочих халатах — работницы фермы. Не сразу захотели они разговаривать с корреспондентом.

— С нашим начальством, препятствующим приватизации жилья, Верховный суд ничего поделать не смог, а что уж вы-то сможете? — иронично высказалась одна. — Только зря обеденное время потеряем.

Было видно, что у доярок настроение неважное.

Тем не менее мало-помалу разговор завязался. И выяснилось, что для хорошего настроения оснований маловато. Зарплату выдают с задержками. Сетевого газа нет, хотя трубы и подведены. Дома отапливаются углем и дровами, а это и дорого, и канительно. В распутицу грязь непролазная. Фонарей на улицах нет. В довесок к этому в магазин хлеб привозят плохой, непропеченный…

Если добавить, что в поселке нет ни школы, ни детсада, ни клуба, то станет понятно, что жизнь на Хуторе — не фонтан. Хотя могла бы быть и получше, если бы руководство районного потребительского общества строго выполняло свои обязательства перед пайщиками по их торговому обслуживанию и закупкам с подворий излишков сельхозпродукции.

В Татреспотребсоюзе подсчитали, что крестьянское подворье за год может реализовать сельхозпродукции в среднем на 20 тысяч рублей. Крепкое — еще больше. Согласитесь, эти деньги были бы не лишним довеском в бюджет сельской семьи. С ними в магазин можно заглянуть не только за хлебом.

Что же получается на деле? За первую половину текущего года даже лучшие районные потребобщества республики заготовили в каждом подворье продукции в среднем лишь на 2700-3700 рублей. А ПО «Актаныш» — на 184 рубля, ООО «Верхнеуслонский кооператор» — на 24, ООО «Новошешминский кооператор» — на 40, Тукаевское райпо — на 87 рублей. Курам на смех.

Рыбнослободское райпо закупило у населения продукции в расчете на подворье на 532 рубля. Не намного лучше. Если бы сельчане уповали только на родную потребкооперацию, точно ноги протянули бы…

— Ездим в Казань на рынок, там и продаем излишки — сметану, масло, творог, — говорят жительницы Хутора. — А что делать — жить как-то надо, ведь у нас дети.

У хуторских молодых женщин — своя кооперация, неформальная. Без директоров и бухгалтеров. За неделю накапливают продукцию, потом договариваются с владельцем личной автомашины, скидываются на троих-четверых на бензин и оплату за работу и по выходным — вперед. В Казани на рынке цены по сравнению с закупочными на молоко — на порядок выше. Свежий качественный товар идет нарасхват. С выручкой заезжают затем хуторянки в любой супермаркет и отовариваются необходимым. Почти у каждой — сотовый телефон. И у каждой — чувство собственного достоинства. Никто из них не намерен ждать, когда им помогут президент или корреспондент. Именно они, владельцы крестьянских подворий, производят более половины валовой сельхозпродукции в стране. Но далеко не вся продукция попадает на рынок — некому закупать.

В конце минувшего июня Кабинет Министров РТ принял постановление «О республиканской программе развития потребительской кооперации в Республике Татарстан на 2004-2010 годы». В ней дан критический анализ деятельности данного общества, многие организации которого с переходом на рыночные отношения оказались на грани банкротства. В результате тысячи сельских жителей — пайщиков потребительских обществ остались без должного торгового обслуживания, а заготовители продукции крестьянских подворий забыли дорогу в целый ряд населенных пунктов.

…На «Ниве» райпо едем в соседнюю деревню Новый Салтан. Дождя не было давно, поэтому через глубокий овраг проезжаем без проблем.

В деревне всего пять домов. И все, больше ничего. Даже магазина нет.

— Спасибо Исрафил-абыю, он хоть нас не забывает, — говорит жительница деревни Галина Костанова, имея в виду продавца из Хутора. — Бывает, зимой так задует-заметет, что до дороги не доберешься, а он еженедельно привозит на лошадке хлеб, соль, спички, макароны, крупы…

Галина Анатольевна — домохозяйка, ее муж Александр Якимович — механизатор СХК «Салтан». Между прочим, они — тоже «подопечные» районного потребительского общества. Однако если бы надеялись только на райпо, которое ничего у них не закупает, или на сельхозкооператив, где зарплата низкая, да и та выдается с длительными задержками, или на районный отдел соцзащиты, который выплачивает на двух дочерей Костановых по 210 рублей в месяц, им давно пришлось бы пойти по миру.

Но Костановы живут не хуже других. Свой дом, на подворье — две коровы, два теленка, овцы, куры, большой огород. Продают заезжим частным заготовителям мясо, шкуры крупного рогатого скота, иногда — шерсть. Трудиться супругам приходится до седьмого пота, но зато дети голодными не сидят, обуты и одеты.

— Тяжеловато, конечно, — признается Костанова, — детям, которые учатся в соседнем Шумкове, приходится жить в интернате. Переехали бы мы на Хутор, да муж не хочет — до пенсии, говорит, уж недалеко, доработает в «Салтане». Отсюда в сельхозкооператив ближе добираться, чем из Хутора. А потом — родина все-таки, пусть и малая…

Из Нового Салтана мы с Романовым отправились в соседнюю деревню Губайдулловку, где насчитывается восемь дворов. Было видно, что Александр Алексеевич загорелся, едет по деревням с интересом. Это и понятно: руководитель он в райпо новый, в иные населенные пункты нога его не ступала еще ни разу.

Вот и Губайдулловка. Красивая и уютная деревушка. У околицы — корова, телята, по зеленой улочке лениво разгуливают куры. Летом это — райский уголок. Недельку-другую здесь пожить — «лепота».

Однако это благостное впечатление вскоре рассеивается. Потому что в Губайдулловке — как на острове.

— Вот в данный момент у нас в доме нет хлеба, — говорит Гатият-абый Зайнуллин. — Продавец из Хутора приезжает редко, когда не распродаст товар в Новом Салтане. А до Большого Салтана — четыре километра, не находишься. А если и выберешься туда, все равно не всегда купишь хлеба — его из райцентра привозят раз в день и быстро разбирают. Мука бывает редко, да и то за мешок обязательно 60-80 рублей переплатишь.

Если бы не знать, что Гатият Зиннатович всю жизнь проходил пастухом — до самой пенсии, можно было бы предположить, что он экономист или какой-нибудь бухгалтер. Он быстро раскусил, зачем приехал в Губайдулловку журналист с руководителем райпо, и стал бить точно в цель, в самый нервный узел.

— В доме сейчас три ведра яичек — продать бы, да некому, — стал развивать тему аксакал. — В Большом Салтане райповский магазин закрылся, а частник берет яйца всего по двенадцать рублей за десяток — наверное, совести нет. Корова наша дает сейчас по двадцать литров молока в день, но приходится его выливать собаке да гусям — никто закупать его не желает…

Живет Гатият Зиннатович с супругой и одним из сыновей, у них — хороший дом, большое подворье с живностью, большой огород. Сын трудится в СХК «Салтан» на току.

Неплохо живут Зайнуллины. Как говорится, не хуже людей. Наверняка у них дома и мука есть, и сухари на всякий случай. Да и нельзя им сникать, когда напротив — такие соседи. Пенсионеры Равиль-абый Сунгатуллин — тоже, кстати, скотником работал — с супругой не живут на одну государственную пенсию: у них две коровы, два теленка, лошадь, овцы, куры, иногда покупают и выращивают гусят, огород. За свои земельные паи, свидетельства на которые находятся в СХК «Салтан», Сунгатуллины ничего не получают, корма заготавливают сами, кося сено по неудобьям и покупая фураж там, где придется. А потому скучать им на завалинке некогда. Тем более что есть и покупатели продукции их подворья — знакомые из Казани. А если и выдается свободная минутка, то берет Равиль Хидиятович в руки кисть и что-нибудь разрисовывает. Сарай у него, например, как сказочный, в многоцветье красок.

…Шумково после Губайдулловки и Нового Салтана показалось мне центром цивилизации, потому что тут есть почти все: власть в лице Совета местного самоуправления, контора СХК «Шумково», общеобразовательная школа, клуб, почта, четыре магазина. Ну а Рыбная Слобода — почти Москва.

Когда мы задумываемся о роли государства в нашей жизни, а такие мысли к нам с нашим менталитетом приходят часто, то в большинстве своем рисуем в сознании картину: вверху — государство, внизу — мы, маленькие человечки. Одни его боятся, другие надеются на защиту…

В рыбнослободской глубинке мне встретились люди, которые сами являются его, государства, оплотом и опорой. И самое главное — чувствуют себя таковыми. Там, в глубинке, они живут и будут жить, несмотря ни на что, достойно и основательно. Причем независимо от того, будет развиваться потребкооперация или нет.

Другое дело сама рыбнослободская потребкооперация — выживет ли она? Руководители этой организации не устают повторять, что обслуживать малые населенные пункты убыточно. Автотранспорт, доставляющий туда товар, съедает бензина больше, чем поступает выручки от реализации. А если еще поставить там магазины и давать зарплату продавцам? Не случайно на сегодня в республике более 600 населенных пунктов не имеют магазинов. Живущих в глубинке пытаются как-то обслуживать — автолавками, на лошадках, методом организации магазина на дому, по заявкам. Но, как мы убедились, делается это скорее для отчета, чем для людей. При этом руководители Татреспотребсоюза и райпо не устают заваливать республиканские и районные власти просьбами оказать бюджетную помощь в обслуживании малых населенных пунктов.

Известно, что потребительская кооперация давным-давно была создана на паи сельского населения. Обслуживать села, в том числе и малые, — это не только бизнес кооператоров, но и обязанность. И от нее не отвертеться. Если обслуживать малые населенные пункты невыгодно, значит, надо искать пути возмещения убытков другими видами деятельности. Рыбнослободскому райпо это пока не удается.

Да и как может быть по-другому, если местные кооператоры ориентируются в основном на завозной товар? Удельный вес собственной продукции в товарообороте — только 16 процентов. Что, впрочем, не удивительно, если, например, при мощности 15,5 тонны хлеба и хлебобулочных изделий в сутки выпекается только 3 тонны. Больше произведешь — не раскупят, качество не то. Практически отсутствуют в магазинах райпо колбасные изделия собственного производства, кондитерская продукция, макароны, хотя цеха по производству этой продукции имеются. Население не удовлетворяют прежде всего качество и узкий ассортимент. В том, что за полгода райпо понесло убытков на 1355 тысяч рублей, нет ничего удивительного: если мощности не используются даже наполовину, а налоги приходится платить сполна, откуда же быть прибыли?

Нынче у Рыбнослободского райпо, как и у Татреспотребсоюза, — новое руководство, с амбициозными планами. Хотят они развиваться, поднимать на ноги и торговлю, и производство, и бытовое обслуживание, и заготовительную деятельность на селе. Что же, как говорится, бог в помощь!


Автор статьи: БЕЛОСКОВ Владимир
Дата:04.09.2004
Выпуск: № 180 (25256)


Добавить комментарий

udobrenija1 15.02.2019

Фортуна улыбается тем,
кто к этому готов

Накопление минеральных удобрений под урожай 2019 года продолжается....
2070
выставка-татагроэкспо 13.02.2019

С прицелом на экспорт и «цифру»

В Татарстане проходит трехдневный агропромышленный форум, центральной темой которого стала цифровая трансформация сельского хозяйства....
2690
потребсоюз 12.02.2019

В Татпотребсоюзе подвели итоги

Во Дворце земледельцев в Казани прошло итоговое собрание представителей потребительских обществ Татарстана....
2680
эко-ферма 12.02.2019

Страусы до кластера довели

В селе Ямашурма Высокогорского района на базе фермерской усадьбы Котдусова создан первый в Татар­стане агротуристический кластер....
2720
подготовка-сельхозтехники 12.02.2019

На низком старте

Наступил февраль, время убыстряет ход, неумолимо приближая посевную. Мысли и дела аграриев направлены на поэтапную подготовку техники к новому сельскохозяйственному году....
1530

Мнение

Айдар МЕТШИН, глава Нижнекамского района, на Российском инвестиционном форуме в Сочи:

метшин

Мы откроем у себя большой оздоровительный комплекс «Нижнекамские термы». Здесь будут бани по разным направлениям, в том числе русская, хамам, открытые и закрытые бассейны – с лечебными процедурами, а также аквапарком и развлечениями для детей. Комплекс будет доступным для всех категорий, в том числе для пенсионеров, людей среднего уровня.

Все мнения
  • А что в Сети?


  • Дни рождения

    19 февраля

    Роза Шарифулловна Заббарова, управляющая казанским трестом «Горводзеленхоз», депутат Госсовета РТ.

    Рафик Мухаметшович Мухаметшин (1955), ректор Болгарской исламской академии, член-корреспондент АН РТ, лауреат Госпремии РТ в области науки и техники.

  • Найди свою малую Родину
  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Цены на рынках


    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров