Марат Ахметов: Без инвестиций селу не выжить

print

Вице-премьер - министр сельского хозяйства и продовольствия РТ М.АхметовСитуацию на селе сегодня простой не назовешь. Бремя долгов, приход инвесторов, конфликты, связанные с земельными паями, безработица, — все это реалии сегодняшнего дня. А что думает обо всем этом руководитель, ответственный за положение дел в сельском хозяйстве республики?


Наш корреспондент встретился с вице-премьером — министром сельского хозяйства и продовольствия РТ М.Ахметовым.


— Марат Готович, вы в своих выступлениях не раз говорили, что село в силу жестких экономических условий не живет, а выживает. Это состояние продолжается или все-таки забрезжил свет в конце туннеля?


— Свет в конце туннеля, безусловно, есть. Мы уже вышли из того состояния, когда искали и не знали, как нам быть. В поисках прошли девяностые годы. Сейчас мы определились. Прежде всего, отказались от навязывания каких-то форм хозяйственной деятельности — основаны они на частной собственности или на общественной. Если принятая форма хозяйствования позволяет вести расширенное воспроизводство или хотя бы, как говорят, сводить концы с концами и при этом местное население это устраивает, то ради Бога, пусть живут своим укладом. Поддерживаем и тех, кто уже не хочет мириться с отсталыми, мешающими продвигаться вперед производственными отношениями. При этом общим критерием и для одних, и для других должно быть то, что жить только днем текущим уже нельзя, надо смотреть в день завтрашний, стремясь во что бы то ни стало быть на плаву рыночной стихии.


Да, ситуация в сельском хозяйстве и сегодня непростая. Но отрадно, что на село пошли инвестиции. В этом — спасение села. Прежде всего там, где хозяйства — не без нашей, увы, «помощи» — дошли до ручки. А это — примерно миллион гектаров пашни, сотни сел и деревень. Беда этих, да и других наших хозяйств — в многозатратности, которая корнями уходит в те времена, когда горюче-смазочные материалы, электроэнергия, минеральные удобрения стоили копейки, а технику хозяйствам буквально навязывали «за так». Жизнь теперь заставляет перестраиваться, но ох как трудно менять мышление и привычки. Однако без внедрения в сельское хозяйство прогрессивных технологий, без весомых капитальных вложений выдерживать рыночные отношения чрезвычайно тяжело, поэтому мы всячески будем поддерживать инвесторов.


Думается, что в недалеком будущем нынешние проблемы на селе, связанные с ветхостью основных фондов — помещений, техники, оборудования, — уйдут в небытие. Прогноз этот основан на том, что передел собственности в эффективных отраслях экономики — нефтяной и газовой промышленности, энергетике и машиностроении — произошел, в руках определенных юридических и физических лиц накоплен достаточный капитал, и этот капитал ищет себе место приложения. Поэтому пришло время и аграрного бизнеса. В этой ситуации мы, управленцы, можем ускорить этот процесс. Это зависит и от квалификации кадров, и от уровня нашего мышления.


И еще один важный момент: мы будем решительно уходить от уравниловки в распределении товарных кредитов. Снова и снова поддерживать те хозяйства, которые не возвращают долги, — это путь в тупик. Мы со времени принятия решения о выдаче товарных кредитов выдали их на 6,4 миллиарда рублей, а возврат составил только 4,5 миллиарда. Топтаться на месте больше нельзя.


— Сегодня уже всем ясно: для успешного развития сельского хозяйства необходимо появление и становление на земле хозяина-собственника. Что делается, чтобы этот процесс шел энергичнее?


— И я, и многие мои коллеги для себя уже уяснили, что государство — это не самый лучший собственник. Сложившиеся в прежние времена формы хозяйствования не выдерживают рыночных условий. Нам нужен реальный собственник, обладающий правом частной собственности и на землю, и на имущество. Но процесс идет очень медленно, поскольку он не простой, трудный. Искусственно его торопить — будет только хуже, поскольку люди в водоворот новых отношений должны входить осознанно. При этом, не скрою, мне бы хотелось, чтобы реальными собственниками земли в республике стали наши люди, татарстанцы. Чтобы именно они создавали и фермерские хозяйства, и коллективно-долевые. Ведь за прошедшее столетие впервые предоставляется возможность взять землю, причем на значительной площади, в собственность. И было бы справедливо, чтобы нынешнее свое право на землю население республики реализовало, чтобы не получилось как с ваучерами или ИПЧ. Для этого есть реальные возможности: законодательная база имеется, механизм реализации — тоже. Недавно мы отрегулировали проблемный вопрос по межеванию паевых земель — теперь эта процедура будет для простых людей доступней. Но надо шире информировать население о его правах, что мы сейчас и стараемся делать — и через издание методической литературы, и через средства массовой информации.


— В меняющихся экономических условиях наверняка происходит и реорганизация работы отделов министерства. В каких направлениях идут изменения?


— Мы готовимся к административной реформе, которая начнется, думаю, не позднее предстоящей осени. Хотя никаких конкретных разговоров пока нет, но мы знаем, что аппарат министерства должен быть оптимизирован по численности. И он должен быть ориентирован на рыночные подходы, внедрение прогрессивных отношений и технологий, на обеспечение высокой эффективности сельскохозяйственного производства. Без соответствующей подготовки кадров эти вопросы мы не решим.


— На январском республиканском совещании вы открыто выступили против приписок и очковтирательства, даже сняли за это с должности трех начальников районных управлений сельского хозяйства. Удалось ли переломить привычку руководителей районов и хозяйств «пускать пыль в глаза»?


— Недавно в министерство заглянул глава администрации одного из районов. Я спросил его, почему у него при столь высоком прошлогоднем урожае зерновых суточные надои молока в среднем от коровы почти на два килограмма меньше, чем в прошлом году. И что он ответил, думаете? Он сказал, что после того совещания пересмотрел свое отношение к отчетности, в сводках стали указывать реальные цифры. То есть реального снижения продуктивности скота не произошло, а лишь исчезла «бумажная накипь». Так что процесс, как говорят, пошел.


Вместе с тем быстро, в одночасье, изменить психологию, менталитет сложно, практически невозможно. Недавно я просмотрел так называемую двадцать четвертую форму статистического бюллетеня, где даны сравнительные с прошлым годом показатели реализации животноводческой продукции. Так вот, все районы показывают цифры, отражающие превышение нынешних показателей над прошлогодними. Но мы-то знаем, что за год закупочные цены увеличились на семнадцать процентов, а это значит, что в целом ряде районов объемы продажи животноводческой продукции фактически уменьшились.


— Что сулит нынешний аграрный год сельчанам?


— По животноводству четыре последних года мы стабильно наращивали производство и реализацию продукции, с большим трудом, но все же удается обеспечивать некоторый прирост и нынче. Что касается земледелия, то о результатах, конечно, говорить рано. Необходимо провести еще немалый комплекс работ и по уходу за посевами, и, в дальнейшем, уборочные работы, чтобы урожай зерна и кормов оказался в закромах.


Погодные условия пока благоприятны по всей республике, состояние посевов обнадеживает. И это не случайно, потому что и с минеральными удобрениями, и со средствами защиты растений нынче мы работаем лучше, чем в прошлом году. Только инвестирующие организации закупили 130 тысяч тонн минеральных удобрений, настоящий ажиотаж вокруг пестицидов.


Что и говорить, хороший урожай нам нужен как никогда. Потому что реального повышения эффективности сельскохозяйственного производства, к сожалению, не достигнуто, запас прочности хозяйств, несмотря на принимаемые меры, еще более уменьшился.


— В связи с вашим 50-летием, которое отмечаете в эти дни, вопрос личного плана: какие достижения в своей жизни считаете наиболее значимыми и к чему еще стремитесь?


— Я не могу сказать, что достиг чего-то крупного. То, что во мне было заложено родителями, с благодарностью принимая и впитывая советы близких и друзей, я старался по мере возможности реализовать. Ничего героического тут, на мой взгляд, не было и нет. Что об этом думают другие, я не знаю — спросите у них. Привычки рисоваться у меня нет, карьеристских устремлений — тоже. Но у меня есть огромное желание сделать сельское хозяйство Татарстана престижным, богатым, чтобы его население смогло обеспечить себе более высокий, достойный уровень жизни.


Интервью взял