Подозрения — еще не улики

print

Если бы Ирак был мистером Ираком, гражданином США на скамье подсудимых, а Колин Пауэлл — прокурором, мало-мальски разумное жюри присяжных оправдало бы обвиняемого.


Мультимедийная презентация государственного секретаря США в Совете Безопасности ООН в минувшую среду была щедра на доказательство подозрений, но не на доказательство собственно факта обладания багдадским режимом запретным оружием массового поражения. Подозрения же, как известно, — это еще не улики.


Пауэлл использовал прием, популярный в прокурорской практике. Это нагнетание бесчисленных мелких фактов, отдельных деталей, каждый из которых недостаточно документирован, не привязан к именам и источникам и может быть подвергнут сомнению. Однако в целом такая гора внешне обвинительных свидетельств может впечатлить неискушенного слушателя.


Но, как выяснилось, не большинство постоянных членов СБ ООН. Министры иностранных дел России, Франции и Китая с большим интересом слушали воспроизведенные Пауэллом записи радиоперехватов, где один анонимный голос советует другому анонимному голосу убрать к прибытию инспекторов ООН некие «модифицированные установки» и не использовать в эфирном общении термин «вещество нервного воздействия». Министров, похоже, весьма встревожили кадры спутниковой фоторазведки, на которых заметно перемещение колонны грузовиков, как будто опять-таки связанное с приездом инспекционной группы.


Но с точки зрения по крайней мере трех стран, располагающих правом вето, «час истины» Пауэлла в СБ ООН не стал конечной истиной. Претензии госсекретаря США к Ираку далеко не дотягивают до того уровня стопроцентных улик, какие были предъявлены в ООН по поводу присутствия советских ракет на Кубе. В результате тем более обоснованным представляется стремление разрешить нынешний иракский кризис не менее мирными средствами, чем карибский.


Путь к этой цели один. Чем больше подозрений против Ирака, тем острее необходимость интенсифицировать работу инспекционной группы ООН, чтобы подтвердить или отмести эти подозрения. Париж прав, когда, исходя из этой логики, предложил сразу после выступления Пауэлла утроить число инспекторов, создать для них больше региональных офисов и новый координационный центр, а также обеспечить дополнительными самолетами. Инспекционная миссия, считает французская сторона, «далеко не исчерпала себя». Убедительный повод придать новую энергию всему инспекционному процессу увидел в выступлении Пауэлла и глава российского МИД Игорь Иванов.


По общей оценке, меньше всего Колину Пауэллу удался фрагмент его выступления, посвященный попыткам доказать связь между Багдадом и «Аль-Каидой». В течение 20 минут госсекретарь США жонглировал именем Абу Мусаба аль-Заркави, якобы влиятельного подручного бен Ладена, действующего на той части иракской территории, которая «не находится под контролем Саддама Хусейна». Однако цепочка, протянутая Пауэллом от этого персонажа к Багдаду, так и осталась в области абстрактной логики.


Таким образом, минувшая среда не стала, как это анонсировали в Белом доме, днем, который перевернул мир. Раскол надвое сохранился. Противники войны с Ираком не поменяли своих убеждений под влиянием ораторского дара госсекретаря США, подкрепленного гипнотическим взором директора ЦРУ Джорджа Тенета, маячившего за его спиной.


Зато в еще более шаткой позиции оказались, на мой взгляд, страны из числа «сидящих на заборе». Не пригвоздив Багдад безусловными уликами, двухчасовой монолог Колина Пауэлла не оставил никаких сомнений: США готовы к войне без ООН. На этом драматическом фоне ни одно государство, тем более члены СБ, не могут позволить себе позицию стороннего наблюдателя событий, которые действительно могут перевернуть мир.


Прячет ли Ирак некие алюминиевые трубы, гоняют ли там десяток грузовиков в ожидании нашествия инспекторов, болтает ли иракский гвардеец со своим начальником о каких-то «модифицированных установках» — все это, в сущности, лежит на периферии главного, центрального вопроса, которым должна бы задаться каждая ответственная столица мира.


Это вопрос таков: представляет ли Ирак такую смертельную угрозу, что она оправдывает вооруженное нападение на него в нашем вроде бы цивилизованном третьем тысячелетии с гибелью десятков, может быть, сотен тысяч людей разной национальности, взрывом международной стабильности и потрясением экономических рынков?


Колин Пауэлл не ответил на этот вопрос.


В.СИМОНОВ.
Политический обозреватель РИА «Новости».