8 апреля 2020  11:02
Распечатать

Минтимер Шаймиев: «У России нет «третьего пути»…

Опубликовано: 07.03.2002 0:00

Редакция одного из старейших немецких изданий, выходящих в России, обратилась с просьбой к специальному корреспонденту газеты «Республика Татарстан» подготовить для читателей «MDZ» интервью с Президентом Татарстана. Беседа журналиста с М.Шаймиевым длилась полтора часа, но опубликованный на днях материал претерпел, в соответствии со стандартами немецкой журналистики, некоторые сокращения. «Республика Татарстан» предлагает вашему вниманию это интервью в полном объеме и с авторским заголовком.


Если бы среди регионов России был проведен хит-парад повторяемости их названий в прессе, то, пожалуй, лидерство в этом рейтинге неизменно удерживали бы Татарстан и Чечня. Оба региона — многонациональные республики, первыми заявившие о своем суверенитете. И Шаймиева, и Дудаева Москва с одинаковой степенью раздраженности называла сепаратистами. Но в Чечне идет многолетняя война и льется кровь. А Татарстан считается одним из наиболее благополучных регионов России.


* * *


Президента Татарстана Минтимера Шаймиева журналисты прозвали татарским словом «бабай». В вольном переводе на немецкий язык оно означает «дедушка». Мудрый, заботливый, строгий. Если не знающий, то ищущий и находящий ответы на лавину вопросов, возникающих на пути строительства новой России — нового центра, новых регионов и новых взаимоотношений между этими составными федерализма.


— Минтимер Шарипович, а была ли Россия вообще когда-нибудь федеративным государством?


— Нет. По форме и отчасти по содержанию федерацию скорее напоминал Советский Союз, чем РСФСР. В обоих случаях явно просматривается мощное влияние центра. Однако в России оно было настолько сильно и настолько ослаблены были здесь реальные полномочия большинства регионов, что назвать страну, в которой мы жили, истинным федеративным государством я бы не рискнул.


— Некоторые политологи считают, что реальное федеративное устройство возможно только в конституционном формате, но никак не в договорном. Не стало ли именно это причиной сведения на нет попыток выстраивать отношения с центром на равных?


— Если бы принципы федерализма были изначально закреплены в Основном Законе, то и надобности в договорах не было бы. Но этого не произошло. И потому на этапе поиска оптимальной модели государственного устройства России договоры стали необходимой и вынужденной мерой. В процессе создания Конституции РФ все российские регионы, кроме Татарстана и Чечни, подписали Федеративный договор. Изначально он был призван заложить фундамент в строительстве федерации — по тем принципам, в разработке которых я также принимал активное участие. Однако нашлись политические силы, которые в итоге свели его значение на нет. Это послужило толчком к разработке своего, отдельного договора о разграничении полномочий между Москвой и Татарстаном.


— …В продолжение знаменитой фразы Ельцина «Возьмите себе столько суверенитета, сколько сможете!»? А вам не кажется, что в той ельцинской фразе есть элемент сарказма, мол, глотайте независимость, хоть подавитесь!


— Нет, я-то знаю, как и при каких обстоятельствах он это сказал. Да и не мог Борис Николаевич, всенародно избранный первым российским Президентом, позволить себе такие нотки. К тому же надо понимать, каких усилий ему стоило переступить через себя. Бывший партийный функционер, человек, выросший в аппарате тоталитарного государства, вдруг стал символом демократии и выдал такую фразу.


Минтимер Шаймиев и Герхард Шрёдер, Казань, 1995 год.


Это потом уже, во время ужина, он спросил: «Что ж мы теперь будем делать?» Я ответил: «Договариваться». Договаривались мы долгих три года, а в 1994 году был подписан Договор о разграничении полномочий между Москвой и Татарстаном. Отступать от него мы не собираемся, так как договор для нашего многонационального народа стал фактором стабильности и превратился в объединяющую нас идею. Слишком высока ему цена, и не только для нашей республики. Велика опасность вообще свернуть к унитарному государству.


При этом мы ни в коем случае не выступаем за нарушение целостности и единства России. Недопустимо лишь сведение на нет того, что было сделано Татарстаном за десять лет строительства суверенного субъекта Федерации.


— Есть мнение, что управлять унитарным государством в условиях России легче…


— Конечно, легче. И его территориальную целостность диктатурой обеспечивать проще. Но Россия не может быть одновременно и унитарным, и демократическим государством. Или то, или другое. Третьего не дано. Я убежден, что демократия в России победит только при условии ее федеративного устройства. Как бы это ни было трудно в условиях России, но это — единственный путь. Доктрина так называемой демократической централизации ошибочна. И в перспективе опасна.


— Третий закон Ньютона: «Действие равно противодействию». Вы это имеете в виду, говоря об опасности усиления центральной власти в условиях демократизации?


— В унитарном многонациональном обществе не бывает народов без ущемленных прав. А идею о том, что якобы рост социального благополучия сглаживает проблемы, опровергает мировой опыт. Вспомните Квебек. Канада — высокоразвитое государство, с мощной системой социальной защиты, но… Проблемы — если они не были решены — не только остаются, но еще сильнее обостряются, становясь даже катализатором постоянной нестабильности.


— Метод решения проблем — борьба регионов с центром?


— Нет. Необходимы стремление к пониманию со стороны центра и совместные усилия. О политической борьбе можно говорить лишь на том этапе, когда идет определение выбора пути развития всей федерации и каждого из ее регионов.


— В начале 90-х годов и в Татарстане имели место серьезные инциденты. Как вам удалось переломить ситуацию? И достигнуто ли на самом деле сегодня межнациональное и межрелигиозное согласие?


— Достигнуто. Можете мне верить, это «да» дорогого стоит. Я — живой участник тех событий. И мы шли тогда по лезвию бритвы. Но двигаясь не на ощупь, а сразу взяв строгий курс на центризм в национальном вопросе. С одной стороны я слышал обвинения в нерешительности, с другой — в сепаратизме. С одной стороны меня атаковали представители татарских радикальных организаций. С другой — с надеждой и тревогой смотрели глаза русскоязычного населения. Я вижу перед собой эти глаза. В них никогда не было враждебности, и это стало кредитом доверия. Раньше во время поездок по русским районам Татарстана и встреч с людьми остро ощущалось напряжение. Сегодня люди спокойны. Еще с тех пор у меня вошло в привычку во время командировок или праздников подходить близко к людям, общаться с ними. В такие моменты я предельно внимателен, стараюсь уловить настроение, степень спокойствия людей.


Слава Богу, что высокий накал страстей тогда, во время митингов и волнений, не достиг критических градусов, у нас не было ни одного случая поножовщины или драки на национальной почве. Страшно представить, что могло произойти, если бы нам не удалось взять под контроль эти процессы.


— Процессы — закономерные?


— Любое общественное движение — политическое или национальное — не может возникнуть на пустом месте. Всегда нужен предмет, всегда нужна ситуация. Перестройка и гласность, развал СССР, начало демократических преобразований в многонациональном государстве создали и предмет — реальную возможность суверенитета, и условия — реорганизацию государственного устройства, то есть создали ситуацию, когда лидеры радикальных движений сумели говорить как бы в унисон с народом, многократно усиливая его голос. В тот период важно было заявить и отстоять суверенитет Татарстана, не обманув чаяний татар, и обеспечить равноправие и мир, оправдав доверие русских. Это удалось.


— Чечне не удалось. Почему?


— Там взяли верх радикальные политические силы, сторонники крайних решений. Дудаев, как говорят знавшие его близкие люди, был прекрасным офицером, несомненно, умным и здравомыслящим человеком. Но, поддавшись влиянию радикалов, он стал знаменем национально-освободительного движения с требованием полной независимости. С той минуты назад пути ему уже не было… Центр же, вместо того чтобы начать долгий переговорный процесс, включил типично «советский механизм» решения спорных геополитических вопросов. Еще во время первой войны в Чечне, выступая в Гааге, я огласил собственную программу урегулирования конфликта, суть которой сводилась к многоэтапному строительству договорных отношений.


— А что можно сделать сейчас, чтобы раз и навсегда покончить с этой бедой?


— То же самое — сесть за стол переговоров, понимая при этом, что они будут долгими. И вести эти переговоры с реальными лидерами Чечни, с теми, кто обладал бы не только врученной, но и легитимной властью. Мало назначить Кадырова главой региона, нужно, чтобы он стал сильной политической фигурой. И не следует, наверное, торопиться с разработкой Конституции Чечни, параллельно приводя ее в полное соответствие с российским законодательством. Здесь по-прежнему актуален вариант договорных отношений.


— В последнее время слово «терроризм» все чаще подают с «гарниром» — прилагательным «исламский». Некоторые СМИ называют ислам реальной опасностью для мирового сообщества…


— Между терроризмом и исламом нет ничего общего. Все мировые религии запрещают убийство людей. И ислам в своей основе — исключительно мирная, толерантная религия. Террористы, каким бы вероисповеданием они себя ни прикрывали, совершают тяжкий грех перед людьми и Богом. Более того, я не исключаю, что и исламофобия, которая раздувается искусственно, — продукт международного терроризма, элемент стратегии сталкивания Запада с Востоком. Поэтому сегодня так актуален диалог цивилизаций, солидарность в борьбе с терроризмом, прежде всего, в области культуры, в информационном пространстве. Запад и Восток должны чаще встречаться, больше узнавать друг о друге, избавляться от стереотипов и радикальных оценок. Нельзя обобщать отдельные факты и судить абстрактно о конфликтах в Боснии, Косово, Израиле, США, Чечне как симптомах войны цивилизаций. В мире немало других примеров. У нас в Татарстане на протяжении сотен лет в мире и согласии, в постоянном поиске решения общих социально-экономических проблем живут мусульмане и православные. Возникшее в XIX веке у татар реформаторское течение джадидизм выступило за обновление ислама и открытость к русской и западной культурам. Поэтому российский ислам стал более светским и восприимчивым к демократическим, либеральным ценностям Запада. Конфликты создают люди, преследующие интересы узких групп — чаще экономического и политического толка.


— Существует расхожее мнение, что вся экономика Татарстана сконцентрирована вокруг нефтедобычи. Представьте себе, что в один прекрасный момент и месторождения, и нефтедобывающие предприятия исчезнут. Что произойдет?


— А что такого страшного происходит с нашей республикой сейчас? В конце прошлого года цены на нефть упали, причем на внутреннем рынке в два с половиной раза. Тем не менее в январе мы собрали ровно столько же налогов, сколько год назад.


В мире существует немало стран, не обладающих богатыми природными ресурсами, но оптимально использующих свой научный и производственный потенциал. Еще перед избранием на третий срок я начал проводить в жизнь программу укрепления среднего класса, интенсивной поддержки предпринимательства. Татарстан — республика всеобщей грамотности с мощными интеллектуальными возможностями, развивающая и сферу услуг, и сферу реального производства. Важно лишь правильно определить ориентиры и расставить акценты. Татарстан — это и машиностроение, и сельское хозяйство, и нарождающийся малый бизнес, и высокие технологии.


Твердо убежден, что со временем нефть для нашего региона должна стать не главным, а дополнительным источником доходов. Ситуация ведь сегодня изменилась, нефтяные монополии в основном работают на федеральный бюджет. Региональный же наполняется преимущественно за счет подоходного налога и налога на прибыль.


До вас я еще никому не говорил: в наших планах — добиться такого уровня зарплат, чтобы собранный подоходный налог обеспечил стопроцентную выплату заработной платы бюджетникам. Уже к концу 2002 года мы планируем выйти на уровень 70 процентов этого баланса. При этом среднемесячная зарплата в Татарстане должна составить 3 тысячи 900 рублей.


— Господин Президент, в 1995 году здесь, в Казани, состоялась ваша встреча с нынешним канцлером ФРГ, а тогда премьер-министром Нижней Саксонии Герхардом Шредером. Что-то осталось после этого в Татарстане, кроме добрых воспоминаний?


— В ходе переговоров был подписан ряд соглашений о сотрудничестве, реализованы несколько совместных проектов, в частности, в области переработки сельхозпродукции, в нефтедобывающей отрасли. Сегодня же не только нижнесаксонские, но и другие германские фирмы активно работают на татарстанском рынке. Более того, я считаю, что из всех зарубежных партнеров наиболее активно и стабильно (причем не только в Татарстане, но и на российском рынке) работают именно немцы.


А в связи с теми переговорами вспоминается один забавный случай. Во время одного из недавних визитов канцлера в Россию я был приглашен на обед. Едва увидев меня, Герхард Шредер громко спросил: «Ну как там, в Казани, газоны?» Никто не понял, а мы рассмеялись. Дело в том, что мы тогда только учились принимать зарубежных гостей по высокому классу. Встреча должна была состояться в только что отреставрированной резиденции, территорию которой было решено в кратчайшие сроки окружить красивым газоном. Но как мы ни старались, все равно остались проплешины и пучки травы. Вот я и пожаловался гостю, что, мол, хотели украсить двор, а ничего не вышло. Всему требуется время. Научились мы и газоны разбивать, да и сами выросли, повзрослели.


Мы тогда вообще были очень наивными, пытаясь всячески завлечь иностранных инвесторов. Жизнь показала: на инвестиции надейся, а сам не плошай!..


— Минтимер Шарипович, а почему президенты, короли, канцлеры, премьеры никогда не признают своих ошибок? Вот и вы производите впечатление человека, который никогда не ошибается.


— Я — обычный человек, и именно поэтому мне, как и всем людям, достаточно тяжело дается самокритика, признание своей неправоты в чем бы то ни было. Вы думаете, легко было Ельцину признать публично и во время предвыборной кампании свою ошибку в попытке решить чеченскую проблему силовым путем?


Наше отличие от других людей в том, что мы — публично действующие политики, и у любого из нас есть оппозиция и недоброжелатели. К тому же журналисты тоже не ангелы. Может случиться так, что я открою душу, разоткровенничаюсь, а потом мои слова обрастут искаженными комментариями и станут активно эксплуатироваться в борьбе с теми достижениями, которые по значимости на порядок выше этого самого промаха. Что касается меня, то я считаю, что не допустил ни одной крупной ошибки, за которую нужно публично раскаиваться. К тому же настоящий политик должен уметь сдерживать и свои эмоции, и свои откровения.


— Идет третий срок вашего президентства. Готовите ли вы себе достойного преемника на посту Президента Татарстана? Или велика вероятность того, что это будет «импортный вариант» — ставленник Москвы?


— Во-первых, если бы я считал, что все судьбоносные решения в деле строительства нашей республики приняты и все основные программы стабилизации его развития выполнены, то я совершенно точно не пошел бы на третий срок. Во-вторых, по принципу «После меня — хоть потоп» я не поступлю никогда…


Андрей КОБЯКОВ.
Специально для «Moskauer Deutsche Zeitung».


На снимке: Минтимер Шаймиев и Герхард Шрёдер, Казань, 1995 год.


Фото М.Козловского.


Немецкая версия интервью в Интернете: http://www.mdz-moskau.de/Zeitgeschehen/2002/02/21/11.24.12.htm


 


* Печатное издание с названием «Moskauer Deutsche Zeitung» («Московская немецкая газета») появилось в России еще в конце XIX века. С началом Второй мировой войны газета по известным причинам была закрыта. В 1998 году ее издание было возобновлено. Сегодня этот еженедельник выходит на 32 страницах тиражом 42 тысячи экземпляров. Круг читателей «MDZ» — политики, дипломаты, бизнесмены, ученые и представители немецкой творческой интеллигенции, либо работающие в России, либо интересующиеся нашими проблемами по долгу службы или зову души. Газета представлена и на немецком рынке СМИ.


Выпуск: № 46-47 (24602)


Добавить комментарий

рустам-минниханов 06.04.2020

Строго следовать рекомендациям

Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов подписал указ, расширяющий круг должностных лиц, которые могут составлять протокол нарушителям самоизоляции....
3550
брифинг-в-кабмине 03.04.2020

План действий на ближайшие недели

Об алгоритме жизни республики в предстоящий месяц в условиях распространения коронавируса рассказали на пресс-конференции в Кабинете Министров....
1 0460
цик-рф 03.04.2020

Разъяснение о решении ЦИК РФ

Центральная избирательная комиссия РФ в ходе заседания приняла решение о переносе голосования по уже назначенным избирательным кампаниям....
5200
Минниханов_совещание 03.04.2020

Самое главное – сохранить коллективы

Встречу с представителями малого и среднего бизнеса туристической отрасли Татарстана провёл Президент Рустам Минниханов....
6310
100-лет-тасср 03.04.2020

Подготовка к юбилею продолжается

Председатель Госсовета Фарид Мухаметшин в режиме видео-конференц-связи 2 апреля принял участие в совещании по подготовке и празднованию 100-летия Татарской АССР....
5250
  • Мнение

    Рифат ХАННАНОВ, начальник управления информационных технологий и связи исполкома Казани:

    ХАННАНОВ

    Отрасль готова к пиковым нагрузкам во время домашней самоизоляции жителей. Среднесуточный объём интернет-­трафика основных поставщиков услуг для физических лиц уже вырос на 20 процентов. Изменилась и сама модель потребления трафика. Если раньше основная нагрузка на сети приходилась на вечернее время, то теперь она возрастает с утренних часов.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Цены на рынках


  • Дни рождения

    8 апреля

    Эдвард Юнусович Абдуллазянов (1957), депутат Госсовета Татарстана, ректор Казанского государственного энергетического университета.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров