Их не раз предупреждали

print

О том, как американские спецслужбы при всех их сказочных технических возможностях могли проморгать самый эпический теракт в мировой истории, рассказывает один документ.


Несколько месяцев назад национальная комиссия по терроризму, образованная конгрессом в связи со взрывами американских посольств в Кении и Танзании летом 1998 года, обнародовала 64-страничный результат своих изысканий.


Комиссия пришла к заключению, что борьба с терроризмом ведется в США кое-как, и призвала к более агрессивной тактике. Заключение оказалось верным, а призыв не был услышан. В результате южная оконечность Манхэттена лежит в руинах.


Среди прочего комиссия призвала развязать руки ЦРУ и ФБР. Для тех, у кого сложился зловещий образ этих организаций, призыв прозвучал неожиданно. Комиссия подвергла критике введенную в ЦРУ практику, при которой вербовать для тайных операций сомнительных личностей, в частности нарушителей прав человека, позволялось лишь с санкции вышестоящего начальства.


Тогдашний директор ЦРУ Джон Дейч ввел этот порядок в 1995 году, когда выяснилось, что его подчиненные якшались с гватемальскими военными, которые запятнали себя репрессиями против леваков. Комиссия отметила, что такое чистоплюйство вызвало широкое недовольство кадровых разведчиков, сетовавших, что им не дают работать, и все чаще просившихся в отставку.


Известно, что вербовать агентов, которые посвящены в тайны криминальных организаций, лучше всего среди самих преступников. Честных людей вербовать большого смысла нет — преступники им не доверяют. Боясь привлекать людей, у которых «рыльце в пушку», ЦРУ все чаще оказывалось вообще без агентов и вынуждено было добывать информацию у иностранных спецслужб, чье начальство не мешает своим людям работать.


ФБР, со своей стороны, все чаще жаловалось, что его оперативники путаются в инструкциях насчет того, когда можно начинать официальное расследование, а когда — нет. Председатель комиссии, бывший специальный посол по контртерроризму Пол Бремен отметил, что эти инструкции «запутаны».


Комиссия рекомендовала, чтобы в случае «катастрофических» терактов в США правительство задействовало в первую очередь не ФБР, а военных, у которых большой опыт по части быстрой мобилизации ресурсов. Однако в Америке есть давнишнее предубеждение против использования армии на собственной территории, и скептики предсказывали, что эта рекомендация комиссии не будет услышана. Не услышана она и сейчас. Роль военных минимальна, хотя террористы нанесли удар и по их центру. В Манхэттене я с трудом нашел взвод национальных гвардейцев, в тот момент явно скучавших без дела.


Комиссия также предложила усилить слежку за сотнями тысяч обучающихся в США иностранных студентов и, к примеру, брать на заметку случаи, когда кто-то из них в середине семестра вдруг переориентируется, скажем, «с английской литературы на ядерную физику». Комиссия обошла молчанием слушателей пилотских курсов — и, как выясняется, зря.


Оппоненты приняли в штыки не только рекомендации комиссии, но и ее состав, например, кандидатуру сына знаменитого историка Ричарда Пайпса, профессора Дэниэла Пайпса, одного из главных американских специалистов по Ближнему Востоку. Как утверждалось в пресс-релизе Совета по американо-исламским отношениям, Пайпс-младший «опубликовал ряд несправедливых расистских высказываний по поводу мусульман и ислама», «уподоблял ислам марксизму и фашизму». Пайпс так и не попал в члены комиссии, зато теперь может размахивать этим пресс-релизом.


Владимир КОЗЛОВСКИЙ.


ИА «Резонанс-профи» — для «РТ»