10 декабря 2019  5:57
Распечатать

Рашит Вагизов:»Мы — заноза в теле бюрократии»

Опубликовано: 15.03.2001 0:00

Человек — это звучит гордо, знаем мы со слов классика. Для кого-то, возможно, и звучит, не оспариваю. Но рядовому гражданину, задайся он целью прожить хотя бы денек так, чтобы не попирали его гордость и достоинство, не посягали ни на одно из его человеческих прав, пришлось бы, скорее всего, присмотреть местечко для жительства исключительно на необитаемом острове. Абсурдная ситуация, согласитесь. Потому как еще ни одно государство в мире не сподобилось найти равновесие между правами человека и своей диктатурой. Так или иначе права эти попираются.


Россия в этом плане — совсем не исключение. Страну населяют сотни и сотни тысяч беженцев, изгоев-переселенцев, бомжей из числа брошенных стариков и детей, бывших офицеров-военнослужащих. И все они, чьи права попраны, взывают о помощи! На что им рассчитывать, если Российское государство слепо, глухо, немо и немилосердно не только в отношении свободных граждан, но даже полностью лишенного свободы гражданина, сиречь — зека, который изначально запрограммирован быть носителем туберкулеза. О том, что испытывают ежедневно более-менее благополучные граждане, тоже лучше не вспоминать. Тошно станет!


И все же, и все же… Почти тридцать лет понадобилось нам для того, чтобы ругательное слово «диссидент» трансформировалось в цивилизованное понятие «правозащитник». Конечно, возникновение у нас института уполномоченных по правам человека можно отнести к веяниям демократии, но лучше — не умиляться. И это с особой ясностью показал первый Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту прав человека, который прошел в конце января в Москве. Гостем на нем был уполномоченный по правам человека в Республике Татарстан Рашит Вагизов.


— Рашит Гаязович! Наша жизнь, по сути, не переставала быть борьбой за существование. Причем борьбой в первую очередь с государством, его представителями в лице мощного бюрократического аппарата. Не боитесь, что структура, которую вы возглавляете, превратится еще в одно заурядное бюро жалоб и предложений?


— Может быть, кто-то и хотел бы, чтобы аппарат уполномоченного по правам человека не выходил за рамки подобного бюро. Мы же как кость в горле — ничего хорошего чиновникам от нас ждать не приходится. Но жалобы от населения — это только часть нашей работы. Есть еще несколько направлений. Это экспертиза законодательства, других нормативных актов на предмет соблюдения прав и свобод человека и гражданина, собственно законодательное творчество, международное сотрудничество по вопросам, касающимся обеспечения защиты прав, и, наконец, правовое просвещение граждан. Поразительно, как наш народ не знает даже тех прав, которые у него есть! И даже если кто-то что-то знает или слышал, редко когда обращается за защитой в суд или прокуратуру. У нас на генетическом уровне заложены страх перед государством и неверие во власть. Что неудивительно, кстати, ведь среди просвещенных стран Россия последней отменила крепостное право.


— Вы — оптимист, Рашит Гаязович. Неужели надеетесь, что государство всерьез повернется лицом к человеку? Возьмем пример Госкомитета РТ по защите прав потребителей. Тучи над ним начали сгущаться сразу же, как только он встал поперек дороги монополистам! А ведь права потребителей — основополагающие человеческие права на здоровую пищу, добротное жилье, нормальное обслуживание…


— Будет большой ошибкой ликвидировать госкомитет. Я категорически буду выступать против этого.


— Однако ваше мнение относительно тех или иных действий исполнительной власти носит ведь в данном случае лишь рекомендательный характер. Как говорится, плетью обуха не перешибешь!


— Но и Москва тоже не сразу строилась. Конечно, это тяжелый процесс, но шаг за шагом мы заставим прислушиваться к себе. И потом, вы зря думаете, что у нас нет полномочий. Сейчас мы готовим аналитический доклад о соблюдении прав человека на территории Республики Татарстан, содержащий конкретные предложения по устранению тех или иных проблем. А их, сами знаете, очень много. Он будет разослан во многие инстанции, вплоть до Совета Европы.


— А понравится ли афиширование на международном уровне наших внутренних проблем тому же Президенту Татарстана?


— Вот с его стороны как раз я не ощущаю никакой неприязни. Все наши письма тут же находят положительную реакцию и уходят к конкретным исполнителям с резолюцией: «Прошу учесть доводы уполномоченного по правам человека». Президент — гарант Конституции, именно он отвечает перед народом за соблюдение прав и свобод человека, так что в этом плане мы с ним соратники.


— Бывает ли, что на вас оказывают давление или просят «не трогать»?


— Это бесполезно и бесперспективно. Я же юрист — бывший следователь, прокурор, много лет занимался борьбой с бандитизмом. Потом депутат трех созывов, которые посвятил в основном законотворчеству. Пару раз в ответ на наши доводы попытались дать отписки, но, как говорится, номер не прошел. Мы ведь жалобы населения не спускаем прямиком вниз, как это принято с партийных времен. Любое обращение — а к нам можно прийти, когда уже пройдены все судебные инстанции, — тщательно анализируется на предмет соблюдения законности. И только после этого вместе с доводами о неправомерности посылается конкретному лицу.


— Каков коэффициент полезного действия, если не секрет?


— Представьте, процентов двадцать жалоб населения полностью удовлетворяется. Причем в, казалось бы, безнадежных ситуациях. К примеру, сидит человек в тюрьме или лечится в психбольнице, а его в это время лишают жилья. Закон нарушен однозначно! Женщину незаконно уволили — якобы по сокращению штатов. Мы заявили в прокуратуру, та вышла с представлением, и директор предприятия не только отменил свой приказ, но и выплатил женщине заработную плату за несколько месяцев вынужденного прогула. Или вот еще: человека продержали четыре месяца в следственном изоляторе ни за что ни про что. Правоохранительные органы после нашего протеста выпустили его, причем извинились. Ну и так далее, подобных примеров много.


— Вы что же, работаете как «скорая помощь», только по заявлениям пострадавших?


— Нет, не только. Отслеживаем, что пишется в прессе о нарушении прав человека. И активно вмешиваемся, если все подтверждается.


— Мне все это напоминает чистку авгиевых конюшен… Это же непочатый край работы! Но боюсь, одних ваших сил на это не хватит.


— Знаете, капля за каплей камень точит. Такая уж у нас роль. И вообще, поработав полгода, я понял, что быть уполномоченным — это, извините за высокий штиль, состояние души. Пока в нашем аппарате вместе со мной четыре человека, и все мы пропадаем на работе с утра до ночи, прихватывая и выходные. На четыре с лишним миллиона населения мне, исходя из возможностей нынешнего бюджета, выделили штат всего семь человек! В других регионах он составляет от десяти до пятнадцати человек при населении полтора-два миллиона.


— Вероятно, таким образом наше родное Правительство, которое, кстати, постоянно упрекают в раздувании чиновничьего аппарата, борется с бюрократией.


— Но мы — не та бюрократия, с которой нужно бороться, и даже вовсе не бюрократия. Мы — заноза в теле бюрократии.


-Рашит Вагизович, а вас не запретят, учитывая то, что правозащитники в хвост и в гриву ругают федеральное Правительство и режим Путина? Материалы первого чрезвычайного съезда невозможно читать без содрогания — власть в них выглядит просто чудовищем, монстром. И что же вы после этого хотите — раскрытых объятий?


— Да, уполномоченные по правам человека, вероятно, всегда будут находиться в конструктивной оппозиции. Но отменить нас теперь вряд ли удастся — мировая общественность не даст. Таких уполномоченных во всем мире более ста. У нас один путь — бороться в рамках закона. У нас достаточно правовых рычагов для восстановления попранных прав граждан. Что мы можем? Можем громко заявлять о нарушении прав человека, создать парламентскую комиссию по расследованию тех или иных фактов, провести парламентские слушания. У нас есть право законодательной инициативы, право обращения в Конституционный суд, право постановки вопроса о привлечении должностных лиц к уголовной и иной ответственности… Мы не зависим ни от федеральной, ни от региональной власти.


— И все же, Рашит Гаязович, в материальном отношении вы зависимы. Скажем, надо просить власть выделить помещение — вы же не можете сидеть всю жизнь в «примаках» у Госсовета, занимая свой прежний, причем очень тесный депутатский кабинет. Опять же штат смехотворно мал для того, чтобы развернуться как следует. Тут, можно сказать, и ваши — как уполномоченного — права нарушаются!


— Да, они нарушаются. По Закону РТ «Об уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан» уполномоченный самостоятельно разрабатывает и исполняет свою смету расходов, в пределах которой определяет численность и штатное расписание своего аппарата. Нам необходимо не менее двадцати человек, учитывая огромный объем работы. Минфин упорно игнорирует наши предложения и требование этого закона, тем самым грубо нарушая права самого уполномоченного по правам человека.


— Интересно, подобные проблемы существуют в других регионах, где действуют уполномоченные?


— Нет, не существуют. Ясное дело, что усиление нашего аппарата не входит в планы исполнительной власти, потому что сулит одни неприятности. Но смириться с присутствием «вечного оппозиционера» в лице уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан и исполнять законы власти все же придется! Более того, я не теряю надежды на взаимопонимание и надеюсь, что со временем в каждом районе республики будет свой представитель от аппарата уполномоченного по правам человека. Чтоб людям не ехать далеко со своей челобитной. Чтоб не терпеть лишних унижений, откладывая в долгий ящик свое недовольство. Сами знаете, паровой котел имеет свойство взрываться…



Автор статьи: ЩЕРБАКОВА Раиса
Выпуск: № 52-53 (24349)


Добавить комментарий

gossov 09.12.2019

Построен добротный мост сотрудничества

Сегодня в Казанской ратуше прошло заседание Межпарламентской комиссии по сотрудничеству Совета Федерации ФС РФ и Сената парламента Республики Казахстан....
900
сенат-казахтана 09.12.2019

Выйти на миллиард

Президент Рустам Минниханов встретился с сопредседателями Комиссии по сотрудничеству между Советом Федерации Федерального Собрания РФ и Сенатом парламента Республики Казахстан, сообщает пресс-служба главы нашей республики....
1110
вбетнам 09.12.2019

Дружба, проверенная временем

Татарстан придаёт большое значение развитию сотрудничества с Вьетнамом, которое направлено на укрепление российско-вьетнамских отношений. Важной сферой является межпарламентское взаимодействие....
1220
view_5965627_4297308 09.12.2019

Служат республике

7 декабря в Доме Правительства состоялась церемония награждения победителей республиканского конкурса «Лучший государственный гражданский служащий Республики Татарстан»....
810
крашениникоа 06.12.2019

Совершенствовать региональное и федеральное законодательства

Фарид Мухаметшин встретился с председателем Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым и председателем комитета по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галиной Хованской....
2810
  • Мнение

    Рифат ГАНИБАЕВ, председатель татарстанского отделения Всероссийского общества инвалидов:

    Рифат

    Проблемы инвалидов должны решаться в течение всего года, а в декаду инвалидов необходимо концентрировать внимание на самых актуальных вопросах этой категории населения.  Сейчас это проблемы непрерывного развития системы инклюзивного образования, трудоустройство и формирование безбарьерной среды.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Цены на рынках


    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО
  • Дни рождения

    10 декабря

    Абдулхак Абдурахманович Ахтамзян (1930), профессор МГИМО МИД РФ, почётный член Академии наук Татарстана.

    Александр Станиславович Груничев (1975), председатель Госкомитета РТ по тарифам.

    Равиль Фаритович Хисамутдинов (1977), глава Апастовского муниципального района.

  • Найди свою малую Родину
  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров