Возрождение Чукотки — шаг к гражданскому согласию

print

Тому, кто лицезреет благообразные встречи олигархов с российским Президентом, слышит об успехах Чукотского автономного округа под руководством Романа Абрамовича, знает о знаменитых яйцах Фаберже, возвращенных в Россию Виктором Вексельбергом, отношения между богатейшими людьми страны и властью покажутся просто идиллическими. Однако, как мы помним, не всегда все обстояло столь гладко.


В отношениях с олигархами российская власть уже кидалась из одной крайности в другую. Сначала невиданного влияния при Борисе Ельцине достиг Борис Березовский, не только захвативший первый канал телевидения страны и открывавший ногой все кремлевские двери, но и прямо влияющий на принятие важнейших политических решений, вплоть до формирования кадровой политики на олимпе власти. Затем было дело Ходорковского, поделившее всю страну на его сторонников и противников.


И, наконец, Кремль, кажется, нашел, чем занять отечественных долларовых миллиардеров и определил достойное применение их деньгам.


В прошлую пятницу один из самых богатых россиян Роман Абрамович принес присягу и во второй раз стал губернатором Чукотки. Впервые он занял эту должность в декабре 2000 года. Кто-то приходит на такой пост со связями в Кремле, кто-то — с поддержкой местной элиты, а Абрамович пришел с деньгами. Тот опыт, который Роман Аркадьевич приобрел в бизнесе, он перенес на административную работу. Созданная им система управления округом была признана одной из лучших в России . У специалистов, привлеченных к руководству регионом, был четкий бизнес-план развития территории, к которой они подошли как к крупной корпорации. Кроме новых молодых управленцев, бизнесмен привлек на Чукотку и крупный капитал. За пять лет она стала единственным на Дальнем Востоке регионом, не требующим дотаций из федерального бюджета. Валовой продукт территории вырос за эти годы в пять раз. Строительство жилья сейчас превышает среднероссийский уровень в два раза. Практически заново отстроены города и поселки округа, проложен асфальт, которого во многих населенных пунктах отродясь не видели, заменены коммуникации. Значительно выросли пенсии, повысилась рождаемость, ставшая одной из самых высоких в России, в домах стало тепло, у многих жителей появились работа и зарплата, о которых они еще несколько лет назад не могли даже мечтать. Сейчас в среднем она составляет около 20 тысяч рублей в месяц (на момент избрания Абрамовича в 2000 году она была 5,7 тысячи). Стало расти даже поголовье оленей, что в условиях севера является главным показателем социального благополучия оленеводов и их семей. После всего этого становится понятным, почему портрет олигарха висит в каждом доме представителей коренного населения, как когда-то в советских семьях висел портрет Ленина.


Однако работают на Чукотке в основном деньги губернатора и нанятые им управленцы, а сам он в это время находится то в Лондоне, то в Москве. Справедливости ради надо признать, что Абрамович особенно ни в чем себя не обделяет — имеет недвижимость в России и Англии, две роскошные яхты длиной с футбольное поле, а также такую «игрушку», как лондонский футбольный клуб «Челси». Однако так жить в России теперь не запрещено, главное — соблюдать провозглашенный когда-то простой, но очень верный сегодня принцип — «делиться надо». К тому же, продав недавно свою нефтяную империю «Сибнефть», Абрамович поменял статус, перестав быть олигархом и превратившись в очень богатого российского гражданина, чем сразу вызвал одобрение Кремля.


Идти на второй срок губернаторства у Абрамовича особого желания явно не было, однако ему мягко, но настойчиво сделать это порекомендовали — уж очень нужны еще Чукотке его вложения.


Социологи утверждают, что общество до сих пор не может примириться с итогами приватизации, проведенной в России в 90-х годах прошлого века, с теми методами, которые позволили небольшой кучке людей завладеть богатствами, заработанными целыми поколениями россиян. И этот общественный протест может проявиться в любой, самой непредсказуемой форме, если вдруг появятся те, кто решит играть на тлеющем недовольстве народа. Кто знает, может быть, то, что делает сейчас Абрамович на Чукотке, и является первым маленьким шажком к тому общественному компромиссу, к тому гражданскому согласию, которые сегодня нам так необходимы.