Большой скачок в великую пустоту

print

В 50-х годах прошлого века великий китайский кормчий Мао Цзэдун, осуществлявший политику «большого скачка», повелел всем своим «подданным» построить у себя во дворах печи по выплавке чугуна, валовой объем которой являлся в то время главным показателем экономической мощи мировых держав. С этой затеей тогда ничего не вышло — крестьяне при всем своем революционном рвении так и не научились плавить чугун, а история перенесла время «большого скачка» на пять десятилетий вперед.


В понедельник успешно завершил свой полет пилотируемый космический корабль «Шэньчжоу-6» с двумя космонавтами (в китайском варианте — тайкунавтами, от слова «тайкун» — «великая пустота») на борту. А первый пилотируемый полет был осуществлен два года назад — в октябре 2003 года. «Китайским Гагариным» стал полковник. Нынешний пуск корабля так же, как и приземление космонавтов транслировались в прямом эфире телевидения — это ли не свидетельство того, что и руководители полетов, и политическое руководство страны были полностью уверены в успехе?


Китай в последнее время явно не устраивает пример таких индустриально развитых стран, как Япония, Германия и Франция, фактически занимающих места на «космической галерке», и Поднебесная сделала еще один уверенный шаг к статусу одного из мировых лидеров освоения космоса, каковыми являются США и Россия.


Теперь китайцы готовятся создать небольшую космическую станцию, построить крупный орбитальный комплекс для длительных полетов и высадиться на Луну.


Китай шел к освоению космического пространства быстро и напористо, во многом используя опыт своего соседа — Японии — в автомобилестроении. Страна восходящего солнца в середине 60-х годов прошлого века брала готовые американские и европейские разработки и технологии и с успехом внедряла их у себя, быстро став одной из ведущих автомобильных держав.


Китайцы начали выпуск своей космической техники по российским калькам и не прогадали — в последнее время наши «союзы» показали себя куда более надежными, чем американские «шаттлы».


Вся церемония, которой обставлен полет космического корабля у китайцев, очень напоминает советскую. Достоверно неизвестно, мочатся ли тайкунавты по традиции своих российских коллег на заднее колесо автобуса, доставившего их к кораблю, но, как и у нас в свое время, космонавт из Поднебесной должен быть не только абсолютно здоровым человеком и квалифицированным специалистом, но и являть собой пример высокоидейного гражданина, быть образцовым в личном плане (оба тайкунавта, например, женаты и имеют по одному ребенку, как предписывает компартия). После полета тайкунавты по советской традиции прямиком едут на доклад к руководству партии и государства. Но главное здесь все-таки не процедура, которой обставлен процесс, а сама сущность явления.


Остальным странам, наблюдающим за успехами китайцев то с завистью, а то с настороженностью, приходится признать, что осуществление ими столь масштабного космического проекта практически в одиночку — свидетельство того, что Поднебесная в последние годы не только занималась полукустарным выпуском низкокачественного ширпотреба, но и сумела создать серьезную экономическую базу, включающую и высокоточное машиностроение, и электронную промышленность, и производство новейших современных материалов. А это означает, что недалек тот день, когда все мы станем свидетелями появления новой мощной постиндустриальной державы.