Тактика булавочных уколов

print

Первые сообщения о новом инциденте в российско-грузинских отношениях имели угрожающий характер: «грузинские вооруженные формирования захватили российские военные городки в Тбилиси и Вазиани, разоружив их охрану». Впоследствии выяснилось, что 21 июля в Вазиани грузинские военные заняли бывший автомобильный склад российской армии, прогнав невооруженного сторожа-грузина. Что касается «военного городка» в Тбилиси, то речь идет о бывшем российском складе, который отошел Грузии еще в марте. И вся история приобрела характер фарса.


И тем не менее нервная реакция на пустячный инцидент со стороны Минобороны и МИДа России о чем-то все-таки говорит. Ну, хотя бы о том, что он стал продолжением ряда более серьезных столкновений, таких, как захват грузинскими силами российского военного имущества, проникновение в зону конфликта грузинских вооруженных формирований, спонтанные перестрелки между силами обороны Южной Осетии и неизвестными нападающими с грузинской стороны.


Совершенно очевидно, что Михаил Саакашвили сегодня примеряет к Южной Осетии аджарский сценарий: стянуть к границам неконтролируемой территории войска и бронетехнику и громко бряцать оружием до тех пор, пока противник не отдаст власть бескровно и не убежит в Москву. Можно и в воздух пострелять. Но без кровопролития, потому что новая война самоубийственна для Грузии.


Однако сепаратизм Южной Осетии в корне отличается от сепаратизма Аджарии. Южную Осетию населяет народ, основная часть которого проживает на территории России. И этот народ — осетины — на протяжении двух столетий был главной опорой России на Кавказе, ее стратегическим союзником, который не предал ее ни разу, исправно подставляя плечо в трудную минуту. И сейчас население Южной Осетии почти поголовно состоит из российских граждан. Может ли Россия и стоящий во главе ее Владимир Путин сказать сегодня южным осетинам: все, ребята, наши военные уходят, идите в Грузию, живите там? Естественно, нет. Путин, практически подаривший Саакашвили Аджарию (за что на него сразу же набросились российские ура-патриоты, причем даже в стенах Госдумы), в случае с Южной Осетией имеет дело со своими гражданами, о которых обязан заботиться — хотя бы согласно Конституции. Жесткая позиция, которую заняла Россия в южноосетинском вопросе — тому подтверждение. Об этом свидетельствует, например, последний визит Саакашвили в Москву, куда он ехал «выяснить статус Южной Осетии» и откуда вернулся, напрочь отказываясь говорить даже, обсуждали ли они с Путиным этот вопрос.


При этом куда менее опытный политик Саакашвили совершает ту же ошибку, которую в свое время сделал умудренный Шеварднадзе, — опять рассчитывает на Запад как на силу, реально, вплоть до военного вмешательства, способную поддержать Грузию в конфликте с Россией. Возможно, у него есть причины так думать, но это… забавно. Пока международное сообщество не может заставить Россию даже убрать из Грузии свои базы (хотя это рано или поздно все равно произойдет), тем более оно не вмешается в вооруженный конфликт, который, если начнется, будет выглядеть как агрессия Грузии против своих национальных меньшинств.


Саакашвили говорит: «Наша разведка хорошо поработала. Мы знаем о том, сколько завезено оружия и снарядов с российской стороны в Южную Осетию, и о том, где расположены пришедшие оттуда же боевики… Если будет конфликт, то это не будет внутренним конфликтом Грузии, а будет вооруженным конфликтом между Грузией и Россией». Тут он абсолютно прав. Именно поэтому война до сих пор и не началась.


Представляется, что Саакашвили немного заигрался в геополитические игры, позволив грузинским военным отобрать у российских миротворцев неуправляемые ракеты для вертолетов (или закрыв глаза на поведение своих подчиненных). На необычайно жесткое требование министра обороны России Сергея Иванова — вернуть ракеты в то же место, где их украли, — Саакашвили ответил слегка истерически: уничтожим, но в Осетию ракеты не пустим. И это на фоне стандартного рефрена, доносящегося из Тбилиси: мы все время на связи с Вашингтоном, Колином Пауэллом и Кондолиззой Райс. Ту же самую практику — жалобных звонков в Белый дом — предпочитал и Эдуард Шеварднадзе. И в итоге Вашингтон элегантно отстранил его от дел в подведомственной ему Грузии. Не будут американцы ввязываться и на этот раз. Своих забот хватает.


Похоже, Саакашвили просто не знает, что делать дальше. Воевать нельзя, аджарский сценарий не прошел, резкого окрика из Вашингтона не последовало. Что делать-то? Пока, судя по последним событиям, Тбилиси избрал тактику «булавочных уколов».