На заре большого электричества

print

information_items_68660

Здесь начиналось производство, преобразившее быт

Немало ярких «отметин» в топонимике Казани оставила 1-я городская электростанция, располагавшаяся на месте нынешнего сквера перед зданием Кабинета Министров республики.

Построенная при содействии бельгийцев в 1895 году, после революции она была национализирована и переименована в «Красную зарю». До Первой мировой войны станция принадлежала акционерному обществу с иностранным участием «Газ и электричество», будучи оборудованной по последнему слову техники. Оснащена она была двумя двигателями мощностью по 60 лошадиных сил, которые работали на газе. К моменту демонтажа мощность станции была доведена уже до 1,9 тыс. лошадиных сил. Работали десять газомоторных, два больших немецких газогенераторных двигателя и два двигателя на нефтяном горючем.

Любопытно, что газ для двигателей первоначально поступал с завода в Суконной слободе, где он вырабатывался из нефти, потом из антрацита. Однако в отработанных газах вскоре обнаружили сернистые соединения с резким «дурным запахом», и городские власти потребовали заменить антрацит древесным углем. Привозить его сюда стали на лошадях. Вот почему приметой этих мест в то время были вереницы крестьянских кошевок – саней, на которые установлена большая плетеная корзина для перевозки груза. Можно ли представить себе подобную картину сегодня!

В дореволюционной России только в 38 городах имелись электростанции и на них были установлены в основном паровые машины. Но лишь в Казани применялись передовые газовые двигатели.

Для их охлаждения вода забиралась из бассейна, расположенного рядом со станцией. Поступала она туда самотеком из центрального бассейна, который находился в районе со-временной улицы Горького. Вообще, как свидетельствуют архивы, водой Казань снабжалась с помощью артезианских скважин, пробуренных в районе Аки и Царицыно. И только жители ближайших кварталов могли пользоваться привилегией – дешевой водой отменного качества из бассейна при 1-й станции. Сюда приезжали водовозы, приходили женщины с ведрами на коромыслах. Постоянно дежурившая при бассейне раздатчица за определенную мзду отпускала воду.

Сегодня центральная площадь столицы – образец единого архитектурного стиляВот почему маленькая улочка, зажатая между современными улицами Пушкина и Малой Красной, получила название Бассейной. А улица, где располагался газовый завод – поставщик электростанции, стала Газовой. Память об упомянутых фактах сохранилась и в месторасположении нынешнего управления городского водоканала на ул. Горького. Напомним также: именно здесь в канун тысячелетия Казани установлен памятник водовозу.

Кто же из горожан столетие назад мог позволить себе электричество? Сразу оговоримся: частных лиц среди них было немного. Подавляющему большинству казанцев электроэнергия оказалась не по карману – в 1910 году один ее киловатт-час стоил аж 30 копеек. При этом на десять копеек бедняк мог существовать целую неделю.

К электросетям были подключены лишь ведущие учреждения. Это конторы госструктур (их называли «правительственными инстанциями»), почта, телеграф, здание Дворянского собрания, театр и некоторые дома в центре города, которые почти все принадлежали дворянству или богатому купечеству. Для освещения улиц в центре (нынешние Кремлевская, Маркса, Театральная, Дзержинского) установили несколько электрических фонарей, но и они в основном были с газовыми рожками.

В июне 1925 года в истории города наступила новая эпоха, поскольку в эксплуатацию запустили вторую по счету электростанцию – имени III годовщины ТАССР. Располагалась она на месте нынешнего театра им. Г.Камала. С открытием станции электричество пришло во многие жилые дома, на централизованное электроснабжение стали постепенно переводить промышленные производства.

Что же касается «Красной зари», то после закрытия в ее помещения в 1929 году въехал завод «Пишмаш». Впрочем, это уже совсем другая история…

Кстати

Старые корпуса бывшей «Красной зари» снесли уже после сооружения Дома Советов – так тогда называли здание Кабинета Министров Татарстана. На снимке 1962 года видно, что у новостройки еще стоят башенные краны, но она уже подведена под крышу. «Пишмашу» оставалось дожить считанные недели, а может, даже дни…