23 ноября 2017  8:11
Распечатать

Олеся БАЛТУСОВА: Душу свою не тереби, а слушай

Родилась в 1982 году в пригороде Казани, поселке Залесном. Окончила Санкт-Петербургский государственный университет. С 2002 по 2005 год — главный редактор казанского художественно-публицистического журнала «Квадратное колесо». Автор ряда публикаций в региональных и столичных журналах. Шорт-лист национальной премии «Звездный билет». Последние годы воодушевленно работает экскурсоводом по Казани и окрестностям, особенно любит пешие прогулки. Говорит о себе так: по призванию — журналист, по дополнительной профессии — экскурсовод, по ощущению — летописец, в душе — поэт.

 

Билет

В восьмидесятых нам было пять

 или четыре года,

и можно было собак гонять,

до темноты в прыгунки скакать,

Ромкину колли трогать.

Ромка смеялся — сидеть, лежать!

Но уходил подальше

натравливать Нику на кореша

в ватнике дяди Паши.

 

Нам десять, взошли семена души, и Ромка пьяный и красный

звал целоваться за гаражи

девочку-ветер Настю.

Мы быстро выросли, стало жать

 платье, сшитое мамой.

Мы выбирали, какими стать, и было

 как-то неловко ждать,

кто вырастет самый-самый.

Родители ездили отдохнуть

в Анталию или в Сочи.

Лето кончалось, не прикорнуть,

и продолжалось, как Млечный путь над целовальной ночью.

 

Девяностые метили нас,

как шельм, и провожали свистом.

Ромка проворовался, сел.

Настя стала юристом.

Подросток хмурый с косой до пят,

 джинсы, косички, феньки.

Кажется, господи, это я, сгусточек

 ненависти тая,

еду из деревеньки.

Вот проездной купила билет, съела

 его на месте,

чтобы исчезнуть в один момент. Чтобы уехать туда, где свет,

где никому не тесно.

Кажется, это мои следы,

с юга на северо-запад.

Реки, каналы, крыши, мосты.

 Город, где каждому сказано: ты!

Лапу, прохожий, лапу!

Иногородние за коренных вышли,

 пустили корни.

 

Любовью, данной с ноги под дых,

 Питер меня накормит.

В нулевые нам двадцать ли,

тридцать лет, мы сами себе

фигуры.

Нули покрывают кружки монет,

нолики едут на красный свет,

рисуют счета-фактуры.

Уличный вор заберет сполна —

 слышу, как бьется сердце.

В переулке аукает тишина.

Я все та же Залесненская шпана!

Та же пацанка в берцах.

Вот мой билетик назад в Казань.

В дом, где меня родили.

Думала, это меня наказали.

Я плачу, папа, оставь. Отстань.

Вышло — что наградили.

Стихи из цикла «Ра»

Татарская кровь идет

в обход круговой.

Русская кровь зовет ее за собой.

Одна мне велит: беги через поле

 давай,

да громче свисти-кричи.

Другая лежит себе на печи.

 

Папина кровь фарватером

протекает неторопливо.

Мамина кровь ее берегом

обгоняет.

Одна в половодье шумит,

заливая луга и нивы.

Другая раскинула цирк с конями.

 

Татарская кровь в голове шумит,

 огнем меня обдает.

Волосы дыбом и по спине

мурашки.

Русская кровь молчит-помолчит

и тоже достанет шашку,

рубит сплеча и песни, песни поет…

Иногда они рядом лежат,

как реки Волга и Кама,

и одна впадает в другую

бескрайним морем.

В зеркале неба они читают моря

и страны,

и летописи народов —

тома истории.

* * *

На макушке у лета срываю

в кисель ревень.

Мне снятся русские названия

 деревень.

Переберешь имена — Васильево,

 Аракчино…

Произнесешь, а там такое

заключено, —

что стоят — не шевелятся травы

в селе Печищи.

Я говорю тебе — дыры есть

и почище,

а ты усмехаешься,

лохматая голова.

И пряно пахнет некошеная трава,

примята и горяча на краю разлома,

скажи мне, где мы, если мы

оба дома?

Скажи мне, кто мы — в Тенишево,

в Камском Устье?

Нас обоих мама и папа нашли

в капусте.

На излучине лета срываю

сушить коренья.

Мне снятся татарские названия

деревень, я

люблю находить на карте школьной

 указкой

две деревни Бурнашево —

Русское и Татарское.

А в поле уходит ямой

сырая штольня,

там умирает кошка, и так мяучит,

что сон этой ночью будет наполнен

болью,

Как старая печь на Волге угольной

 кучей…

* * *

Там воду утюжит узкая

лодка-долбленка,

тумана висит неглаженая

пеленка,

Горят по реке костры,

за рекой гора,

с горы наблюдает мир

луноликий Ра.

А значит, пора, а значит, опять пора.

Иди же со мной до мотора

от монитора,

до пристани, до белого метеора.

Татарской деревни узорчатые

ворота —

эзопов язык без русского

перевода.

 

От дерева к дереву

и от деревни к деревне

будешь ходить,

высматривая родное,

спрашивать черемисов,

с мишарами выпивать,

цыганка Маруся

тебе нагадает —

чужое счастье

не воровать.

Вот и скажи, ты кто,

назови мне имя,

в этой деревне тебя

назовут Алиса,

а за рекой назовут

тебя Алиса.

Кто ты теперь, словами глаголь

чужими,

родными словами и речь родную

учи,

чтобы уметь дорогу спросить

в ночи.

 

Учи языки, а финно-угорскую душу

свою береги, не тереби, а слушай.

 

В этой деревне нечего ворошить,

Сено-солома, сомнение:

жить-не жить.

Домик, обшитый тесом,

 как в красной косоворотке,

садик зарос… да разговор

короткий

у старого дома, ветреная, с тобой —

сменила тяжкую ношу на рай

легковой.

Квадратик земли, и следы от межи

 до межи.

Чьи они, помнишь?

Вот и не вороши. 

* * *

Бог всегда, всегда, всегда

проживал в Ростове.

Там меня покусали оводы в бедра

 и брови.

Я вернулась, полная небушком

до краев,

Он есть любовь, и это моя любовь.

Ты не веришь — держу по солнцу

в каждой руке.

Чтобы светить, конечно,

зачем еще?

 

А потом утаила — все шила

в один мешок.

Маленький будда залез ко мне

в сапожок.

Он зовет меня в город далекий,

где высота

льет необычный голос в мои уста,

звучи, говорит, звучи,

чтобы слышали все.

 

А потом все повисло

на кожаном ремешке.

Это ласковый демон сидит у меня

 на ушке.

Отвлекает от чтения «Отче наш», выморачивает мне сон.

Имена называет каждого,

кто влюблен.

Поделись собой, говорит,

чтобы каждый знал.

 

А я знаю, что сено стогами лежит

в полях,

что с неба за сеном зорко глядит

 Аллах.

Абыстай читает Коран за мое

здоровье.

И нашептывает счастья

моей звезде.

Я оглядываюсь — меня мало,

а Он везде.

И Он говорит со мной, чтобы всем

 сказала.

* * *

Жить в доме с резными

наличниками в деревне,

не помышлять о большем,

доить корову,

бабушка научила и дедушка

научил,

а я переехал в центр,

                               и мне хреново.

 

Я родился в стране, где степи

и огороды

перемешаны с поселками,

городами,

перемена намерений —

как перемена погоды:

то урожай, то неурожай годами.

 

А как я родился,

так и не пригодился,

мальчик не вышел, да девочка

сорванец.

Мама учила шить, но руки мои

не шили.

Мои одноклассники в армии

не служили.

 

Дачи на зиму досками заколотив,

мы производим только речитатив.

 

Так умирают деревни в безмолвии                        

                                         и печали,

в их первозданной неге,

в их первобытном сне.

Так умирают деревни, и пригород 

                                                 зубоскалит,

и карты далеких стран у каждого

на стене.

Так умирают деревни, как будто

их убивают.

* * *

Хорошо тебе, Миша, баранку свою

 крутить,

ты с рождения слушаешь музыку

этих гор,

пара шрамов на теле наградами

за Кодор,

и страна души за плечами —

как парашют,

чтобы всегда рассчитывал на себя.

 

Хорошо тебе, плохо ли,

выдай туристу путь,

чтобы он гостем прошел по твоей

стране,

чтобы взошел на гору, едва дыша,

чтобы услышал речитатив

«калаша»,

чтобы мурашки ползали по спине.

Чтобы он мог у озера отдохнуть,

а потом все равно обратно

идти пешком.

 

Хорошо говорить «не стреляй» —

а когда война?

Попалишь по озерной глади —

и рыбы нет.

Глухота в голове, немота, чернота,

тишина,

ломота, только ангелы кружатся

 над водой,

чтобы не думал, что совсем никуда

не попал.

 

Хорошо говорить «приезжай»,

а приедешь сам?

Магнитола «УАЗика» звонкую песню

 орет,

и в ущелье шумят зеленые чудеса,

высоту, глубину не показывая тому,

кто по горной реке босиком

переходит брод.

Чтобы идти и идти по темной

дороге в лес.

 

Хорошо, скажи, ведь правда,

все хорошо?

Если чача горька, то выпей

еще вина.

Хорошо говорить «не стреляй»,

но была война,

а теперь это гулкое эхо спустилось

 с гор

и по городу ходит,

за окнами хоронясь.

Чтобы никто вовек не забыл о ней.

Чтобы детям играть

не в «войнушку», а в «миру мир».

* * *

В городе на Оке, в городе

на Неве ли,

зная наперечет улицы и мосты,

Глядя на ледоход, полутона,

пастели

вечера на реке, не узнавать черты

города, берегов. Ветер меня

полощет.

Что может проще, но ничего

не проще,

около моря ли, около океана,

сравнивая себя с рыбой

на глубине,

с горлицей в вышине, с каплей

на дне стакана,

буквы переставляй в городе у реки,

зная наперечет площади, тупики,

именем прошлых лет каждое

назови.

Где бы ни лечь костьми,

лишь бы лечь по любви.

 


Дата:20.01.2011
Выпуск: № 9-10 (26906-26907)
  1. Поклонник Автора:

    Re: Олеся БАЛТУСОВА: Душу свою не тереби, а слушай

    Спасибо, хорошая подборка. Но этого автора мы знаем как автора в основном любовной лирики, пронзительной и  «с кулаками». Могли бы оставить уж хоть одно.
    А то фотография такая… яркая, а подборка в целом какая-то премудрая, бесстрастная.

  2. Лилия:

    Re: Олеся БАЛТУСОВА: Душу свою не тереби, а слушай

    Как же бесстрастная!
    Каждая строчка — любовь. Каждое слово — глоток воды, глубокий вдох-выдох.
    Прекрасная подборка, прекрасные стихи, прекрасная Олеся.
    Спасибо!

  3. Ольга:

    Re: Олеся БАЛТУСОВА: Душу свою не тереби, а слушай

    Завидую Вам, Олеся. Сколько силы в Ваших стихах! Вдохновения Вам бесконечного!

  4. Нияз:

    «Где бы ни лечь костьми, лишь бы лечь по любви» — Очень!

Добавить комментарий

adefdefc5bcf0c59cf8888be823cbd02_500_0_0 22.11.2017

ГИЛМИЕВ Фарит Гилмиевич

Общественность республики понесла тяжелую утрату....
2130
img-20150320132352-953_1426860051 22.11.2017

«Нас объединяет общая цель»

В России отметили День образования налоговых органов. С профессиональным праздником работников этой службы поздравил Алексей Песошин....
2010
наш 22.11.2017

Наш майор – лучший в России

В Москве подвели итоги конкурса «Народный участковый»....
2360
corryp 22.11.2017

Борьба с коррупцией: тенденция радует, но…

Что является объективным индикатором результатов реализации программы антикоррупционной политики?...
2050
kaibisi 22.11.2017

Кряшены не забывают о своих корнях

В Кайбицком районе Татарстана есть уникальное сельское поселение....
1730
  • Прямая связь

    А что в Сети?


    Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    История в рисунках и цифрах

    12.02.1928

    12.02.1928

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №37.12.02.1928

    Другие рисунки и цифры
  • Не забудьте поздравить с Днем рождения!

    23 ноября

    Евгений Григорьевич Кабыш (1959), председатель Татарского республиканского совета инвалидов и ветеранов войны в Афганистане.

  • Юмор

    carik
    Крупный город. Строится спортивный центр. Очень большой, красивый, с бассейнами. Рядом со стройплощадкой – участок, 6 соток. Там живет дед.
    Весь юмор

    Анекдоты от Ходжи

    На какой остановке выходить

    Анекдоты от Ходжи Насреддина. Анимация.

    Все анекдоты

  • Партнеры

    kai-85

  • СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Опросы

    Какая социальная проблема вас больше всего волнует?

    Результаты →

    Загрузка ... Загрузка ...

    Другие опросы Подробнее

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Комментарии

    О неотвратимости наказания в случае непогашения долга налогоплательщики и так знают. Потому и мытарятся. Лучше бы корреспондент спросила у главного…
    С налогами не шутят
    22.11.2017
    Александр Медведев привел замечательный пример работы руководства турецкого футбольного клуба «Трабзонспор». И вот что вспомнил. Как-то отдыхал в Стамбуле на…
    Большой спорт: пора учиться зарабатывать
    22.11.2017
    Клиника работает в составе университета совсем недавно, а вы бы хотели, чтобы там сразу решили все копившиеся годами проблемы? Понятно,…
    Сегодня и завтра университетской медицины
    18.11.2017
    Пустые трибуны. Какие еще нужны доказательства того, что большой спорт народу не нужен.
    Большой спорт: пора учиться зарабатывать
    18.11.2017
    Роль медсестры в здравоохранении не оценена до конца. Меня в свое время две девчушки просто с того света вытащили. Было…
    Среднее медицинское звено… А может, центральное?
    17.11.2017
    Все комментарии

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров