Шапши: история в четыре с половиной века

print

Село, раскинувшееся в низине, лежит как на ладони: выстроившиеся в ряд белокирпичные корпуса животноводческого комплекса, сияющие оцинкованной кровлей двухэтажные дома поселка, заснеженные поля, что сбегают к застекленному льдом водоему с искусственной запрудой. И полуразрушенное здание старинной церкви на краю села…


Согласно исторической справке, с которой можно ознакомиться в местном Доме культуры, село Шапши основано в 1552 году после завоевания Казани Иваном Грозным. Хотя есть все основания полагать, что люди жили здесь и раньше. И в самом деле, трудно себе представить, чтобы столь удобное во всех отношениях место не было заселено с древнейших времен. Как утверждают историки, территория Высокогорского района была заселена еще в I тысячелетии нашей эры. И в последующие века здешние земли не пустовали. Да и само название села — Шапши, как полагают краеведы, имеет, скорее всего, татарские корни.


На развалинах барской усадьбы

К началу прошлого столетия село Шапши насчитывало более полутораста дворов, где проживало около 750 человек. Здесь находились две каменные церкви — одна летняя, другая зимняя, церковноприходская школа, а также помещичья усадьба с большим парком и садом на берегу пруда. Пенсионерка Анна Андреевна Родина еще помнит старый барский сад, обнесенный по периметру кустами акации.


— Перед самой войной мы с сестренкой туда частенько наведывались. Чудо сколько ягод, бывалоче, наберем — и малина и крыжовник, и слива, — вспоминает бабушка Аня. — А от помещичьей усадьбы к тому времени мало что осталось. Один лишь развалившийся фундамент, да и тот вскоре снесли — построили тут колхозные теплицы. Потом и вовсе сад загубили — яблони и сливы выкорчевали, крыжовник да малину скотиной потравили, а люди еще долго барский сад помнили. Когда в школе учились, нас, шапшинских ребятишек, мальчишки из соседнего села Чепчуги все барскими чертями дразнили — в память о здешнем барине. Ну а мы им в ответ: мешки-гребешки, печки-валенки…Так вот и забавлялись.


Помещичья усадьба была не только в Шапшах. В соседней деревушке Петрова Белка тоже находился двухэтажный барский флигель из красного кирпича. В годы советской власти в нем располагалось колхозное правление. В 1958 году флигель снесли, и теперь на его месте — лишь заросшие травой ямы, оставленные искателями помещичьих сокровищ.


Восемь сел под одной крышей

К началу тридцатых годов прошлого века на территории Шапшинского сельсовета находилось восемь населенных пунктов — Шапши, Тимошкино, Сидорова Пустошь, Петрова Белка, Дубровка, Николаевка, Новый Ключ и Красный Восток. После коллективизации в каждой деревне был основан свой колхоз. В послевоенные годы, пытаясь решить проблемы обезлюдевших сел, партийное руководство принимает решение об укрупнении коллективных хозяйств. В Шапшах создается колхоз «Серп и молот», к которому отошли тимошкинские и новоключинские, а позже — дубровские и николаевские земли.


В 1969 году в окрестностях села Шапши в связи с решением создать здесь показательный животноводческий комплекс развернулось строительство поселка городского типа, в новые двухэтажные дома которого постепенно переселились жители мелких деревушек. Новоселы из одной деревни, как правило, занимали целую улицу. Вот почему наряду с официальными названиями многие улицы имеют второе имя — Никольская, Сидоровская, Ключинская. Названия своих родных сел и деревушек многие новошапшинцы помнят и поныне, хотя эти населенные пункты уже давно исчезли с карты района.


Девятнадцать лет у руля

Вот уже девятнадцать лет бессменным руководителем местного хозяйства является Анна Андреевна Захарова. Успешно ведет дело, умело лавируя и обходя подводные рифы в сложных условиях рынка, пришедшему на смену плановой системе хозяйствования. Сегодня ООО «Серп и молот» занимает одно из первых мест в районе по производственным показателям.


Среднегодовой надой от коровы по итогам прошлого года достиг отметки 6680 литров. За эти годы на территории животноводческого комплекса был построен целый городок — просторные коровники и телятники, где содержатся свыше 2500 голов скота. Разительно изменился и труд доярок. Благодаря внедрению новейших технологий — современного оборудования фирмы «De Laval», которое здесь установили 4 года назад первыми в республике, ручной труд на ферме сведен к минимуму. Времена, когда дояркам приходилось перетаскивать тяжеленные бидоны с молоком, вручную раскидывать корма по кормушкам, навсегда ушли в прошлое.


— Мне часто приходится встречаться с ветеранами, — рассказывает Анна Андреевна. — Все они в один голос говорят: сегодня на ферме не захочет работать лишь самый ленивый.


И это действительно так. В прошлом году ООО «Серп и молот», успешно защитив бизнес-план, вошло в число ста лучших хозяйств района, для которых был выделен долгосрочный льготный кредит по президентской программе. На дальнейшее развитие хозяйства выделено свыше 23,5 миллиона рублей, что позволило в прошлом году реконструировать коровники и телятники, а также существенно обновить машинный парк. Работать шапшинские механизаторы и доярки умеют — сомневаться в этом не приходится.


Храм, открытый всем ветрам

Силуэт старинной полуразрушенной Казанско-Богородицкой церкви, построенной в XIX веке, отчетливо вырисовывается на фоне мартовского неба. Вблизи здание выглядит еще более мрачным и заброшенным: потемневшие, зияющие проломами стены, внутри среди куч битого кирпича и щебня гуляет ветер, над головой в проломе купола виднеется полуразобранная маковка звонницы без креста. Эту церковь в Шапшах закрыли перед самой войной. Со звонницы сняли колокола, старинные иконы вывезли, дальнейшая их судьба неизвестна. Такая же участь постигла и второй храм села — Никольский. Одно время в стенах храма располагался инкубатор по выращиванию цыплят. Правда, по рассказам старожилов, куры здесь постоянно дохли, так что вскоре в бывшей церкви устроили склад минеральных удобрений, от ядовитых испарений которых сильно пострадала настенная роспись. В последнее время интерес к храму проявляют лишь охотники за металлом, о чем можно судить по частично разобранной железной кровле и бесследно исчезнувшим массивным запорам на дверях церкви. Года четыре назад местные старушки попытались было навести порядок в заброшенной церкви своими силами, но на ее восстановление скудных отчислений от мизерных пенсий явно недостаточно. И все же жители села живут надеждой. Надеждой на то, что отыщется в наши дни меценат, который не пожалеет средств на возрождение поруганной святыни, и над древним селом снова, как и много лет назад, будет плыть малиновый перезвон колоколов.