Старость ее дома не застанет

print

Нину Павловну Стешенко я встретила в подъезде — она вышла, чтобы открыть мне железную дверь. Знакомая добрая улыбка, веселый взгляд светлых глаз. Элегантное пальто, модный берет и ботиночки на каблучках — небольших, но каблучках. Легко поднимается по ступеням. Ну кто скажет, что Нине Павловне уже далеко за восемьдесят?


Расскажу об этой женщине то, что сумела узнать от нее самой.


Нина в юности. (Фото из семейного архива)Когда же это было? Давно, очень давно. С детства влюбленная в музыку, в красоту и таинство танца, она мечтала о театре, о сцене. Но вот родители не хотели видеть дочь артисткой. Нет и нет! Судьбу девочки решил счастливый случай. В их маленький городок приезжает художественный руководитель алма-атинской филармонии. Увидев, как танцуют школьница Нина и две ее подруги, он обещает прислать вызов в студию филармонии. Мечта сбывалась — вызов пришел. Отец сдался и отпустил дочку учиться в Алма-Ату.


Но вернемся в день сегодняшний. Мы сидим на диване в уютной комнате бывшей балерины. За тонкими шторами, за стеклами окна сумерки. Мягкий свет люстры освещает портреты, картины, рисунки на стенах. Цветы на подоконнике, цветы на столике и на полу на узорчатых подставках. И кажется, что мы в саду, и не золотистая штора на окне, а лучи солнца вдруг пробили тяжелые тучи и заглянули в комнату. И ожили портреты.


Слышу я, слышит она сама музыку Чайковского, Шостаковича, Прокофьева, и прошлое проступает ярче. Вот она недавняя школьница, теперь ученица студии в филармонии, потом актриса в алма-атинском театре. Началась интересная, новая жизнь. С труппой передвижного театра Нина танцует в Краснодаре, Новороссийске, Чимкенте, Таганроге. В суровом 1942 году судьба сводит ее… с кем бы вы думали? С Галиной Улановой!


И в военное время жизнь и духовный мир человека питало искусство, которое проникало и в госпитали, и в залы, где собирались уходившие на фронт новобранцы. А у артистов были долгие репетиции в холодном, нетопленном помещении. В короткие минуты отдыха они кутались в платки и пальто. «Уставали и отчаивались — все было. Но не знавшая усталости Уланова, всегда быстрая и стремительная, своим задором и энергией увлекала за собой». С ней танцевала молоденькая Нина в «Лебедином озере», «Жизели», «Бахчисарайском фонтане».


Гремели бои, рвались бомбы, горели села и города. Одна за другой уезжали в действующую армию бригады артистов. Среди них и моя собеседница, ее боевые товарищи — музыканты, певцы, танцоры. Вот они едут двенадцатый день до станции Бологое между Москвой и Ленинградом. Все слышнее канонада, далекие глухие взрывы. Война совсем близко.


А этот снимок сделан 6 мая 2004-го. (Фото Н.Курамшина.)Выступали в частях на грузовиках с откинутыми бортами. Бойцы располагались прямо на траве, на земле. Однажды, когда надо было выходить Нине, совсем близко разорвалась мина. Но на войне как на войне! И молодая балерина танцует восточный танец. Ей аплодируют, как и всем другим, несут букеты полевых цветов. И эти цветы с родных полей, и музыка, и танцы из классического балета — тоже удар по врагу.


А вот уже и мирное время, снова Алма-Ата. Потом Саранск, Новосибирск. Всей душой полюбила Нина Павловна сибирский город, его проспекты, улицы и, конечно, театр. И опять было и «Лебединое озеро», и «Раймонда», и «Жизель», и «Бахчисарайский фонтан».


Но здоровье подвело. Врачи вынесли вердикт — оставить сцену. Но сдаваться балерина не собиралась: «Нельзя танцевать самой — буду учить детей, и не просто танцам, а классическим танцам».


Судьба привела ее в Казань. В 1959 году она пришла в 127-ю школу, позднее — в клуб им.Кирова. Желающих заниматься у балерины было много. Всегда ровная, спокойная, с одобряющей открытой улыбкой, очень терпеливая в занятиях с детьми, она быстро завоевала уважение тех, кто ее знал. А дети старались изо всех сил. И вот уже первые спектакли на школьной сцене: «Белоснежка и семь гномов», «Дюймовочка», «Космос»… Снова аплодисменты, цветы.


Позднее, когда и уроки танца давать стало трудно, бывшая балерина приходит в совет ветеранов-учителей Приволжского района. Идет уже 1990 год. Нину Павловну избирают председателем совета. Обязанностей у нее — как говорят, вагон и маленькая тележка. Уточняются списки ветеранов войны и труда, инвалидов, одиноких и тяжелобольных пенсионеров. Помнят ли о них там, где работали они многие годы? И выходят члены совета на предприятия, в учреждения, если надо, идут в администрацию района, в городской совет ветеранов.


Еще один, очень важный пласт ветеранской заботы — патриотическое воспитание молодежи. В двадцати шести школах района есть музеи боевой славы. В школе №78 — музей подводников. В 52-й — музей летчицы М.Сыртлановой, в 16-й — музей учителей — участников Великой Отечественной войны. Вместе с ребятами ветераны составляют планы работы музеев, которые являются неформальными центрами военно-патриотического воспитания. Активная жизнь Нины Павловны продолжается — ну и что ж, что недавно стукнуло 86 лет! Она засыпает с мыслью о том, что сделать завтра, а просыпается в тревоге — успеть бы завершить то, что задумано. Вот уж кого старость не застанет дома!


— Очень люблю нашу Казань, — признается Нина Павловна. — Мне кажется, что слышу, как читает стихи Джалиль на площади у Кремля, вижу, как выходит из ворот башни красавица Сююмбике и, откинув длинные косы, подходит к новой мечети Кул Шариф. Слышу гул поезда в нашем Казанском метро — дожить бы до открытия первой линии. Скоро большой праздник — тысячелетие Казани. Надо дождаться его, надо! Ведь я еще чувствую себя нужной людям — ко мне обращаются за советом ветераны, навещают бывшие ученики, друзья. Их у меня много…


Елена БЕРГЕР.