Красное Поле подает признаки жизни…

print

Говорят, деревню Красное Поле, что в Буинском районе, основала мордва, по неизвестной причине переселившаяся с территории нынешнего Тетюшского района — со стороны Киртелей и Урюма. Хотя деревня и была основана в начале XX столетия, однако ее название не имеет отношения к периоду установления Советской власти, а связано оно с расположением поселения на вершине горы — среди лесов, на огромной красивой поляне.


Когда-то Красное Поле было довольно-таки крупным селением — в хорошие времена здесь насчитывалось около 250 дворов. И каждая семья имела не меньше пяти-шести детей. Жили дружно, работали коллективно. Вечерние игры и праздники проходили удивительно весело, с песнями и плясками. Бывшие жители Красного Поля, хотя их и разбросало по разным уголкам страны, помнят звучные названия окрестных мест — Настасьин овраг, Поповы луга, речка Дубровка, Мордовская шишка, Антоновский овраг…


Несмотря на то, что Вера Афиногентова уже с 1969 года живет в Буинске, она, словно и не уезжала из деревни, поскольку постоянно навещает оставшуюся там маму Анну Захарову.


— В наше время все жители Красного Поля имели лишь три фамилии — Журавлевы, Афиногентовы, Луконины. Мы одни были Захаровы, — рассказывает Вера Борисовна. — Со своим будущим мужем Дмитрием я познакомилась после его возвращения с фронта. Когда мы поженились и я пришла в семью Афиногентовых, в доме, кроме свекра со свекровью и нас было шестеро детей. Один из них, Илья, стал военным летчиком и погиб при испытании самолета. Другой, Иван, тоже служил летчиком-испытателем. Это была очень дружная, трудолюбивая семья.


Природа нашего края удивительно богата: в лесах много орехов, грибов, ягод. А для ребятишек настоящее раздолье: хочешь — плещись в реке, хочешь — иди на Глубокое озеро. Бывает, дети и до кордона добираются, и волков ведь не боятся.


В 1969 году нам пришлось переехать в Буинск, поскольку в деревне не было работы. Но мой Дмитрий жил мечтой вернуться в Красное Поле. Говорил: «Поеду, очищу пруд, разведу рыб». Не суждено было, безвременно ушел из жизни…


— Была бы школа, я бы, не задумываясь, переехал туда, — присоединяется к нашей беседе Алексей Журавлев, отец двоих детей, тракторист по профессии, сегодня — житель деревни Киять. — Ребятишкам-то учиться нужно…


Алексей мечтает заново построить дом в родном Красном Поле, пригласить в гости многочисленную родню, пройтись вместе с родными по тропкам, по которым в детстве бегал босиком. Искупаться в Глубоком озере, расположенном посреди леса, а потом, прислонившись к могучей сосне, перевести дух. Вновь вместе с братьями косить сено на Поповых лугах. Забраться на гору Мордовская шишка и, сидя на траве между колышущимися на ветру душистыми цветами, не торопясь побеседовать с дорогими людьми о жизни, о прошлом и настоящем.


— Дай Бог, чтоб так и было, — говорит Алексей, — пусть милая сердцу деревня станет местом, которое объединит людей, связанных узами родства…


Как живет сегодня Красное Поле? Чтобы ответить на этот вопрос, держим курс на деревню, о которой так красиво рассказывают прежние ее обитатели.


В настоящее время практически все малые населенные пункты республики соединяются с центральными усадьбами асфальтированными дорогами. И уже нет опасений, как раньше, застрять где-нибудь на грязной «грунтовке». Перед поворотом в сторону Красного Поля видим мост. «Мы называем его дорогой через ад», — признается водитель. Действительно, машина с трудом перекатывается по скользкой глине, облепившей обветшалый мостовой переход. А за рекой нас ожидает следующее препятствие — крутой подъем. В общем, добраться непросто.


На первый взгляд, деревня кажется совсем заброшенной. Многие дома полуразрушены, оконные ставни закрыты и забиты досками, надворные постройки развалились. Оживленные в прошлом улицы сегодня заросли бурьяном высотой в человеческий рост. И все же, если присмотреться внимательно, видишь, что деревня подает признаки жизни: вот из трубы одного дома на нижней улице поднимается дымок, на вершине пасутся жеребенок и пеструшка — одна из трех буренок, принадлежащих обитателям деревни.


Вот со скрипом открылась дверь дома с синими ставнями. Там живет Зоя Ильинична Луконина, разговорчивая женщина. Всю жизнь работала продавцом, а когда вышла на пенсию, магазин уже закрыли.


Сейчас в деревне осталось девять жилых домов. Оно и понятно: у здешнего населения не только нет работы, но и отсутствуют элементарные условия для нормального существования. Нет школы и магазина, поэтому хлеб пекут дома. Вода бывает только летом, а зимой колонки замерзают. В осеннюю распутицу, в зимние месяцы принести воду из родника, расположенного под горой, — большая проблема для стариков. Спуститься спустятся, а подняться не смогут.


Непросто привезти и газ в баллонах. Правда, сейчас проводится сетевой газ — уличные коммуникации уже готовы.


А пока у жителей Красного Поля одна радость — телевизор. Кстати, здесь, в одной из самых высоких точек района, «ловятся» все ультракороткие радиоволны. А телевизионные антенны устанавливают прямо на заборе. В деревне сейчас проживают семьи Лукониных, Толмачевых, Самойловых, двое сельчан работают на соседней ферме. Единственный обладатель телефона Сергей Луконин — самый молодой мужчина на селе, он же шофер молоковоза.


— Мы бы не выжили, если б не жили одной семьей, во всем помогая друг другу, — говорит Зоя Ильинична. — В Красном Поле умеют радоваться тому, что есть, и довольствоваться малым. Наша деревня удивительно красивая и богатая на дары природы. Нигде нет такой сливы, таких ягод и грибов, как у нас…


Любой, даже увидевший Таисию Михайловну впервые, сразу догадается, что она всю жизнь проработала учительницей: серьезный взгляд, присущий представителям этой профессии, размеренность и аккуратность во всем. До 1978 года, когда упразднили Краснопольскую школу, Таисия Михайловна работала в своей деревне, затем, до выхода на пенсию, преподавала в Яшевской школе, расположенной в трех километрах от родного селения.


— Я здесь еще считаюсь молодой, на пенсии всего-то девять лет, — улыбается Таисия Михайловна.


Она с мужем Иваном Ивановичем вырастили двоих детей, которые сейчас живут в Ульяновске. Когда-то Красное Поле имело школу, магазин, клуб, ферму. В конце шестидесятых годов началась политика укрупнения сел и упразднения населенных пунктов, признанных бесперспективными. Тогда ферму перенесли в Яшевку, люди остались без работы. Деревня опустела. Многие, заколотив свои дома, подались в Буинск, Ульяновск, в другие города и веси. Уехали и Таисия Михайловна с Иваном Ивановичем. Но через полгода вернулись обратно.


— Больше никуда не поеду. Счастлив тот, кто живет там, где родился, сказал мой покойный Иван, — утирая слезы, рассказывает хозяйка.


Люди обрадовались, когда недавно деревню посетил глава администрации Буинского района Аглям Садретдинов. Увидев, как живут краснопольцы, он принял некоторые меры: организовал выездную торговлю, дал указания очистить улицы от сорняка, приступить к строительству водокачки и ремонту ограды местного кладбища…


Красное Поле не должно исчезнуть с карты Буинского района. Пусть его население и состоит всего из 21 человека. Но у деревни есть будущее — шестилетняя Лена Луконина, маленький Сережа Храмов, которые учатся в Яшевской школе. И мы должны сохранить для них малую родину.


Миляуша ГИБАДУЛЛИНА.
Заместитель редактора районной газеты «Байрак».


Загфяр ФАХРУТДИНОВ.
Заслуженный работник сельского хозяйства РТ.