25 апреля 2018  11:34
Распечатать

Вечный скиталец

Биографическая справка


Будайли Махмуд Кашфельгадиевич (1895-1975) — журналист, писатель, общественный деятель.


До Октябрьской революции сотрудничал в татарском журнале «Акмулла», был собственным корреспондентом самых популярных тогда изданий — журнала «Шура» и газеты «Вакыт». После революции сотрудничал в газетах «Иптяш», «Кызыл Шарык» и др.


В начале 20-х годов в составе политпоезда «Красный Восток» прибыл в Среднюю Азию. В 1920-1922 гг. был наркомом печати Бухарской советской республики и одновременно — замнаркома по делам национальностей Туркестана, послом РСФСР в Хорезме.


В 1922 году вернулся в Казань и работал заместителем наркома здравоохранения и юстиции ТАССР. Одновременно продолжал и творческую деятельность. Один из организаторов журнала «Чаян». Автор нескольких сатирических сборников.


С 1923 года, как один из активных султангалиевцев, был отстранен от политической деятельности и стал крупным хозяйственником. Арестован в 1929 году. Осужден на пять лет. Сначала попал в Бутырскую тюрьму, потом в Соловки. После отбытия срока наказания несколько лет работал на Севере в качестве политссыльного. В 1937 году снова арестован за «организацию преступной группы с целью ликвидации существующего строя и реставрации капитализма в СССР». По окончании второго срока отбывал ссылку в различных районах Сибири. В 1955 году Президиум Верховного суда СССР отменил решение Особого совещания и реабилитировал М.Будайли «за отсутствием состава преступления».


Это была колоритная и неординарная фигура. Невысокий, коренастый, крепкий. На круглой, гладкой, как бильярдный шар, голове — огромные очки и доброжелательная и в то же время немного лукавая улыбка.


О нем ходили легенды. Это была одна из тех личностей, которые после Октябрьской революции поднялись со дна жизни на самый верх и впоследствии были безжалостно растоптаны. Будайли считался одним из близких друзей и сподвижников Мирсаида Султан-Галиева и выполнял его прямые указания. За что и пострадал.


Ему было 34 года, когда его арестовали в первый раз. Для многих это был крах жизни, трагедия. А он и в тюрьме сохранил присутствие духа. Рассказывают, что, когда его привезли в Бутырскую тюрьму, он, чтобы дать знать о себе товарищам, своим сочным громоподобным басом спросил у сопровождавшего его охранника:


— Говорят, Будайли тоже привезли… Не знаете, в какой он камере?


Я познакомился с ним во второй половине 60-х годов, когда ему было уже за семьдесят. Несмотря на столь солидный возраст и пережитые невзгоды (более четверти века по тюрьмам, лагерям и ссылкам), он был по-прежнему бодр, крепок, улыбчив. Так и сыпал шуточками, прибаутками, анекдотами. Где Будайли, там непременно собиралась кучка слушателей, раздавался веселый гогот.


Я тогда работал редактором журнала «Казан утлары», и Махмуд-ага нередко заходил ко мне, чтобы поделиться впечатлениями о прочитанных произведениях. Я не раз пытался расспросить его о пережитом «там». Но он, как и большинство репрессированных, не любил говорить на эту тему, только отшучивался:


— Уверяю тебя, «там» ничего хорошего… Здесь лучше. Только вы еще этого не понимаете.


Но вот однажды Махмуд-ага зашел ко мне в конце рабочего дня. В редакции уже никого не было. И я предложил ему выпить немного коньячку — специально держал в сейфе для особо почетных гостей. Благо и повод какой-то подвернулся. Махмуд-ага не отказался. И выпили-то по чуть-чуть, чисто символически, но он раскраснелся, расчувствовался и наконец-то разговорился.


Конечно, сейчас, спустя столько лет, я не берусь воссоздать его монолог дословно, но тогда, помню, он произвел на меня столь сильное впечатление, что занозой засел в памяти. И пока я не вытащу эту застарелую занозу, не смогу успокоиться.


— Вот ты, Рафаэль-туган, спрашиваешь, как я выжил? Можно было бы сказать одним словом — повезло. Но какое же это везение — двадцать пять лет тюрем, лагерей и ссылок?.. Тут многое зависит от самого человека. Я сразу понял, что новая власть хочет растоптать меня, превратить в лагерную пыль. Неважно, виноват ты или нет. Был знаком с Султан-Галиевым — уже виноват. Ну что же, решил я про себя, буду пылинкой. То есть отбросил к чертям собачьим все свое прошлое — то, что был наркомом, находился среди первых людей республики. Убедил себя, что ничего этого не было, что я просто песчинка — и ничего больше. Смириться с этим было нелегко. Но с самомнением там не выжить.


Ну в лагере еще куда ни шло — там все такие, как и ты. А вот в ссылке… Нам сразу объявили, что ссылка — вечная. Возврата к прежней жизни нет и быть не может. Семья от меня отказалась. И я их не виню. Ведь только так жена и дочь могли рассчитывать остаться на свободе. Знаю, людей сажали только за один факт знакомства со мной. А семье-то за что страдать? Хватит и того, что замели меня. Одним словом, помощи ждать неоткуда, все связи порваны. Да и мне не хотелось никого подводить под монастырь. Значит, выживай сам.


А как это сделать на севере? Работы — нет. Если только где-нибудь на лесоповале или такая низкооплачиваемая, на которую не прожить. Выжить можно было лишь своим натуральным хозяйством — если есть свой огород, корова, куры… А где ж это у ссыльного? К тому же власти строго следили, чтобы ему не было хорошо. Чуть человек обоснуется на новом месте — заведет себе домик, огород, скотинку какую-никакую — его тут же срывают с места и перебрасывают на новое, где все надо начинать с нуля.


Что остается в таких условиях? Волком взвыть? А что толку? Все равно ничего не изменишь. И я убедил себя, что могло быть хуже. Могли просто расстрелять, как расстреляли большинство султангалиевцев. А меня не расстреляли. Больше того, выпустили из лагеря. Конечно, под бдительное око уполномоченного НКВД, но все же не в лагерном бараке и не на тюремных нарах. Значит, надо как-то жить. Хотя бы теми крохами счастья, которые возможны в этих условиях.


Скажешь, только что говорил о выживании и вдруг вспомнил о счастье. Откуда счастье в сибирской ссылке? Но ведь пока человек жив, он грезит о счастье. Без этого жизнь невозможна. И я пригляделся к одной местной вдове. Муж у нее умер, она маялась с тремя детишками — сын и две дочери. Старшая-то уже невеста, замуж ее выдали. А младшие в школе учились. Стал бывать у них, помогать по хозяйству. Где дров наколоть, где сарай перекрыть. Помогал ребятишкам с уроками — задачку решить, диктант проверить… В общем, женился я на ней и стал жить с ними…


Что это было — расчет или любовь? Даже затрудняюсь ответить. Наверное, и то, и другое. У них была своя крепкая изба, огород, корова, поросята, куры. В общем, всем необходимым снабжали себя сами. Так что и я не голодал. И в семье у нас были искренние, сердечные взаимоотношения. В хозяйстве нужен мужчина, детям — отец (кстати, вскоре они стали звать меня папой), а женщине — муж. Ведь и она человек, и ей нужны ласка и человеческое тепло…


И так поступал не я один. Многие ссыльные шли примаками к местным жителям. Одиноких вдов и просто несчастных женщин везде хватало. Кое-кто, конечно, считал это ниже собственного достоинства… А я, говорю же, старался не вспоминать про то, что я бывший нарком…


Ну, в общем, только у меня все наладилось, только мы зажили дружно и счастливо, насколько было возможно в тех условиях, а меня — бац! — срывают с этого места и увозят за сотни километров отсюда. А там… Верно, а там я завел новую семью. Нашел другую вдовушку, тоже с детьми и своим хозяйством. И снова убедил себя, что она и есть моя судьба, моя единственная. И опять, как только укоренился, меня сорвали с этого места — и на новое поселение… Сколько это повторялось? Да раз пять или шесть…


Писал ли я своим прежним женам? Нет. Да и что толку? В моем случае память о прошлом только вредит, мешает. Каждый раз я начинал все с чистого листа.


О Казани я помнил. Забивал эту память в самый укромный уголочек души, но полностью вытравить все же не мог. И как только появилась возможность, тут же оставил свою очередную семью, приемных детей — и вернулся в родные края. Все же милее их нет ничего на свете. Забрали меня в 34 года, а вернулся я сюда уже в 60. Вот и посуди сам.


Да, я и здесь завел новую семью. А что тут такого? Ведь надо было как-то устраиваться с жильем, бытом. А одиноких женщин здесь тоже хватало…


Говоришь, человек — не пыль. Может, оно и так. В нормальной жизни. А у тех, кто попал в вихрь сталинских репрессий, выбора не было. Интересно, а как бы вы поступили на моем месте? То-то же, и я не знаю.


Автор статьи: МУСТАФИН Рафаэль
Дата:22.11.2001
Выпуск: № 233-234 (24529)


  1. Шаукат:

    Огромное спасибо за статью. Для себя открыл новую историю.

Добавить комментарий

shaehov 24.04.2018

Там, где путь ветра соединяется со светом звезд

По строгому счету, жизнь нижнекамца Раиса Шаехова – это увлекательное путешествие длиной в сорок лет....
1900
ivanov 24.04.2018

Алексей ИВАНОВ: Сегодня сериалы определяют пути развития литературы

Свой новый роман «Тобол» презентовал в Казани один из ведущих современных российских писателей Алексей Иванов....
1880
d9aa2b737d442ba680e536db598bfaa2 23.04.2018

Не дать огню шансов

Особый противопожарный режим вводится в столице республики с 25 апреля....
4100
дубай 23.04.2018

Татарстан становится все более узнаваемым

Свою экспозицию с туристическими возможностями в рамках общероссийской представил Тататарстан в Дубае....
3030
8b98869853 23.04.2018

«Храброе сердце» наводит чистоту

Солнечный день, веселая зажигательная музыка, мамочки, прогуливающиеся с малышами, пожилые люди, одобрительно глядящие на молодежь в накидках с надписями «Будет чисто!»....
2590
  • Путешествие по Татарстану

  • Найди свою малую Родину
  • Прямая связь

    К слову


    А что в Сети?


  • Не забудьте поздравить с Днем рождения!

    25 апреля

    Рустам Рифгатович Абдулхаков (1983), директор предприятия «Казгорсвет», депутат Госсовета РТ.

    Борис Германович Петров (1956), руководитель Приволжского управления Ростехнадзора.

    Рифнур Хайдарович Сулейманов (1963), директор объединения «Татэнергосбыт», депутат Госсовета РТ.

  • История в рисунках и цифрах

    18.01.1930

    14-18.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №14-18.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Опросы

    Какая социальная проблема вас больше всего волнует?

    Результаты →

    Загрузка ... Загрузка ...

    Другие опросы Подробнее

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Цены на рынках


    Комментарии

    В статье много неточностей. Торпеды Т-5 немцы впервые применили осенью 1943, конвой РQ-18 был еще осенью 1942. Боекомплект лодки VII…
    Тайна подлодки «U-250»
    23.04.2018
    Добрый день. УК Центр- МК. Рауиса Гареева. При наличии индивидуального счетчика на отопление, приходят ужасно завышеные тарифы. Новый дом а…
    Куда жаловаться на управляющую компанию?
    21.04.2018
    Почти аналогичная ситуация Мама-инвалид 1 гр, не получили памперсы за 1 и 2 квартал 2018г. в 2017г за март белья…
    Памперсы дадутся без боя
    19.04.2018
    Года два назад внук поступал в магистратуру. Вечером навестил меня и рассказал весьма неприятный случай на экзамене:из аудитории за списывание…
    Коррупция молодеет?
    19.04.2018
    Я из-за таких штырей едва не угодила под колеса автобуса – торчат так кучненько на остановке возле ТК «Кольцо» (хотя…
    Здесь была елка
    19.04.2018
    Все комментарии

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров