16 июля 2018  17:48
Распечатать

Вечный скиталец

Биографическая справка


Будайли Махмуд Кашфельгадиевич (1895-1975) — журналист, писатель, общественный деятель.


До Октябрьской революции сотрудничал в татарском журнале «Акмулла», был собственным корреспондентом самых популярных тогда изданий — журнала «Шура» и газеты «Вакыт». После революции сотрудничал в газетах «Иптяш», «Кызыл Шарык» и др.


В начале 20-х годов в составе политпоезда «Красный Восток» прибыл в Среднюю Азию. В 1920-1922 гг. был наркомом печати Бухарской советской республики и одновременно — замнаркома по делам национальностей Туркестана, послом РСФСР в Хорезме.


В 1922 году вернулся в Казань и работал заместителем наркома здравоохранения и юстиции ТАССР. Одновременно продолжал и творческую деятельность. Один из организаторов журнала «Чаян». Автор нескольких сатирических сборников.


С 1923 года, как один из активных султангалиевцев, был отстранен от политической деятельности и стал крупным хозяйственником. Арестован в 1929 году. Осужден на пять лет. Сначала попал в Бутырскую тюрьму, потом в Соловки. После отбытия срока наказания несколько лет работал на Севере в качестве политссыльного. В 1937 году снова арестован за «организацию преступной группы с целью ликвидации существующего строя и реставрации капитализма в СССР». По окончании второго срока отбывал ссылку в различных районах Сибири. В 1955 году Президиум Верховного суда СССР отменил решение Особого совещания и реабилитировал М.Будайли «за отсутствием состава преступления».


Это была колоритная и неординарная фигура. Невысокий, коренастый, крепкий. На круглой, гладкой, как бильярдный шар, голове — огромные очки и доброжелательная и в то же время немного лукавая улыбка.


О нем ходили легенды. Это была одна из тех личностей, которые после Октябрьской революции поднялись со дна жизни на самый верх и впоследствии были безжалостно растоптаны. Будайли считался одним из близких друзей и сподвижников Мирсаида Султан-Галиева и выполнял его прямые указания. За что и пострадал.


Ему было 34 года, когда его арестовали в первый раз. Для многих это был крах жизни, трагедия. А он и в тюрьме сохранил присутствие духа. Рассказывают, что, когда его привезли в Бутырскую тюрьму, он, чтобы дать знать о себе товарищам, своим сочным громоподобным басом спросил у сопровождавшего его охранника:


— Говорят, Будайли тоже привезли… Не знаете, в какой он камере?


Я познакомился с ним во второй половине 60-х годов, когда ему было уже за семьдесят. Несмотря на столь солидный возраст и пережитые невзгоды (более четверти века по тюрьмам, лагерям и ссылкам), он был по-прежнему бодр, крепок, улыбчив. Так и сыпал шуточками, прибаутками, анекдотами. Где Будайли, там непременно собиралась кучка слушателей, раздавался веселый гогот.


Я тогда работал редактором журнала «Казан утлары», и Махмуд-ага нередко заходил ко мне, чтобы поделиться впечатлениями о прочитанных произведениях. Я не раз пытался расспросить его о пережитом «там». Но он, как и большинство репрессированных, не любил говорить на эту тему, только отшучивался:


— Уверяю тебя, «там» ничего хорошего… Здесь лучше. Только вы еще этого не понимаете.


Но вот однажды Махмуд-ага зашел ко мне в конце рабочего дня. В редакции уже никого не было. И я предложил ему выпить немного коньячку — специально держал в сейфе для особо почетных гостей. Благо и повод какой-то подвернулся. Махмуд-ага не отказался. И выпили-то по чуть-чуть, чисто символически, но он раскраснелся, расчувствовался и наконец-то разговорился.


Конечно, сейчас, спустя столько лет, я не берусь воссоздать его монолог дословно, но тогда, помню, он произвел на меня столь сильное впечатление, что занозой засел в памяти. И пока я не вытащу эту застарелую занозу, не смогу успокоиться.


— Вот ты, Рафаэль-туган, спрашиваешь, как я выжил? Можно было бы сказать одним словом — повезло. Но какое же это везение — двадцать пять лет тюрем, лагерей и ссылок?.. Тут многое зависит от самого человека. Я сразу понял, что новая власть хочет растоптать меня, превратить в лагерную пыль. Неважно, виноват ты или нет. Был знаком с Султан-Галиевым — уже виноват. Ну что же, решил я про себя, буду пылинкой. То есть отбросил к чертям собачьим все свое прошлое — то, что был наркомом, находился среди первых людей республики. Убедил себя, что ничего этого не было, что я просто песчинка — и ничего больше. Смириться с этим было нелегко. Но с самомнением там не выжить.


Ну в лагере еще куда ни шло — там все такие, как и ты. А вот в ссылке… Нам сразу объявили, что ссылка — вечная. Возврата к прежней жизни нет и быть не может. Семья от меня отказалась. И я их не виню. Ведь только так жена и дочь могли рассчитывать остаться на свободе. Знаю, людей сажали только за один факт знакомства со мной. А семье-то за что страдать? Хватит и того, что замели меня. Одним словом, помощи ждать неоткуда, все связи порваны. Да и мне не хотелось никого подводить под монастырь. Значит, выживай сам.


А как это сделать на севере? Работы — нет. Если только где-нибудь на лесоповале или такая низкооплачиваемая, на которую не прожить. Выжить можно было лишь своим натуральным хозяйством — если есть свой огород, корова, куры… А где ж это у ссыльного? К тому же власти строго следили, чтобы ему не было хорошо. Чуть человек обоснуется на новом месте — заведет себе домик, огород, скотинку какую-никакую — его тут же срывают с места и перебрасывают на новое, где все надо начинать с нуля.


Что остается в таких условиях? Волком взвыть? А что толку? Все равно ничего не изменишь. И я убедил себя, что могло быть хуже. Могли просто расстрелять, как расстреляли большинство султангалиевцев. А меня не расстреляли. Больше того, выпустили из лагеря. Конечно, под бдительное око уполномоченного НКВД, но все же не в лагерном бараке и не на тюремных нарах. Значит, надо как-то жить. Хотя бы теми крохами счастья, которые возможны в этих условиях.


Скажешь, только что говорил о выживании и вдруг вспомнил о счастье. Откуда счастье в сибирской ссылке? Но ведь пока человек жив, он грезит о счастье. Без этого жизнь невозможна. И я пригляделся к одной местной вдове. Муж у нее умер, она маялась с тремя детишками — сын и две дочери. Старшая-то уже невеста, замуж ее выдали. А младшие в школе учились. Стал бывать у них, помогать по хозяйству. Где дров наколоть, где сарай перекрыть. Помогал ребятишкам с уроками — задачку решить, диктант проверить… В общем, женился я на ней и стал жить с ними…


Что это было — расчет или любовь? Даже затрудняюсь ответить. Наверное, и то, и другое. У них была своя крепкая изба, огород, корова, поросята, куры. В общем, всем необходимым снабжали себя сами. Так что и я не голодал. И в семье у нас были искренние, сердечные взаимоотношения. В хозяйстве нужен мужчина, детям — отец (кстати, вскоре они стали звать меня папой), а женщине — муж. Ведь и она человек, и ей нужны ласка и человеческое тепло…


И так поступал не я один. Многие ссыльные шли примаками к местным жителям. Одиноких вдов и просто несчастных женщин везде хватало. Кое-кто, конечно, считал это ниже собственного достоинства… А я, говорю же, старался не вспоминать про то, что я бывший нарком…


Ну, в общем, только у меня все наладилось, только мы зажили дружно и счастливо, насколько было возможно в тех условиях, а меня — бац! — срывают с этого места и увозят за сотни километров отсюда. А там… Верно, а там я завел новую семью. Нашел другую вдовушку, тоже с детьми и своим хозяйством. И снова убедил себя, что она и есть моя судьба, моя единственная. И опять, как только укоренился, меня сорвали с этого места — и на новое поселение… Сколько это повторялось? Да раз пять или шесть…


Писал ли я своим прежним женам? Нет. Да и что толку? В моем случае память о прошлом только вредит, мешает. Каждый раз я начинал все с чистого листа.


О Казани я помнил. Забивал эту память в самый укромный уголочек души, но полностью вытравить все же не мог. И как только появилась возможность, тут же оставил свою очередную семью, приемных детей — и вернулся в родные края. Все же милее их нет ничего на свете. Забрали меня в 34 года, а вернулся я сюда уже в 60. Вот и посуди сам.


Да, я и здесь завел новую семью. А что тут такого? Ведь надо было как-то устраиваться с жильем, бытом. А одиноких женщин здесь тоже хватало…


Говоришь, человек — не пыль. Может, оно и так. В нормальной жизни. А у тех, кто попал в вихрь сталинских репрессий, выбора не было. Интересно, а как бы вы поступили на моем месте? То-то же, и я не знаю.


Автор статьи: МУСТАФИН Рафаэль
Дата:22.11.2001
Выпуск: № 233-234 (24529)


  1. Шаукат:

    Огромное спасибо за статью. Для себя открыл новую историю.

Добавить комментарий

Moroz_5 16.07.2018

Радости на любой вкус

Много нового узнали о любимом лакомстве казанцы в минувшие выходные, придя в парк Горького на Фестиваль мороженого....
290
volonteru 15.07.2018

Волонтерам воздали по заслугам

Торжественное вручение благодарностей волонтерам ЧМ-2018 состоялось сегодня на площадке фестиваля болельщиков в Казани....
7570
fytbol 15.07.2018

Пионеры погоняют мяч

Новую скульптурную композицию – двух бронзовых советских школьников, которые играют в футбол после уроков, установили в Казани....
2690
aityganova 14.07.2018

Чемпионату – место на кинопленке

В Казани снимут фильм о ЧМ-2018....
7950
kazan 13.07.2018

«От всего красивого осталось немногое, но мы его любим…»

О поисках баланса между историческим обликом и современной архитектурой Казани....
6900
  • Путешествие по Татарстану

  • Найди свою малую Родину
  • Прямая связь

    К слову


    А что в Сети?


  • Не забудьте поздравить с Днем рождения!

    16 июля

    Вадим Викторович Кузовков (1983), руководитель Управления Федеральной службы по аккредитации по Приволжскому федеральному округу (Казань).

    Любовь Евгеньевна Смирнова, ветеран «Казаньоргсинтеза», Герой Социалистического Труда (Казань).

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Опросы

    Какая социальная проблема вас больше всего волнует?

    Результаты →

    Загрузка ... Загрузка ...

    Другие опросы Подробнее

    Книга жалоб

    16.07.2018
    Экобеда
    350
    Другие жалобы

    Цены на рынках


    Комментарии

    Большое спасибо за интересный и полезный материал по актуальной проблеме! К сожалению, не только в начальных, но и в средних…
    Безграмотность как диагноз
    15.07.2018
    А можно ли купить книгу Ф.Феликсона "История в блицах"? В 1943-1965 годах я жил в Казани, ездил в пионерские лагеря…
    История в блицах
    15.07.2018
    ОСВВ это не идеал, но единственная альтернатива ему - лагеря смерти или тотальный отстрел, о котором мечтают маньяки догхантеры !
    «Зоозащита» – понятие политическое
    14.07.2018
    Отличный материал!
    На острие технологий
    13.07.2018
    Забота о животных это хорошее дело! Молодцы! Но, хочу предупредить всех кто работает в этом приюте: прививки смертельно опасны! Почему…
    «Зоозащита» – понятие политическое
    12.07.2018
    Все комментарии

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров