18 февраля 2020  1:09
Распечатать

Размышления у красной дорожки

Опубликовано: 03.10.2015 0:00

information_items_10124175

Почему Казань больше не стремится стать «восточными Каннами»

Завершившийся недавно в Казани уже одиннадцатый фестиваль мусульманского кино можно назвать самым успешным для татарстанских кинематографистов, чьи фильмы впервые были представлены во всех конкурсных номинациях. Вместе с тем в атмосфере кинофорума что-то  неуловимо поменялось…

ИГРА В ТЕМНУЮ ЛОШАДКУ

Об этом уже много сказано, но хотелось бы еще раз подчеркнуть: основная программа XI КМФМК получилась на редкость сильной, достойных фильмов было так много, что решение жюри отдать главный приз традиционному по киноязыку киргизскому эпосу «Курманжан Датка: королева гор» не у всех встретило понимание. Но такие труднообъяснимые решения на кинофестивалях случаются, и тут уж ничего не попишешь. Честно говоря, больше удивило другое. Казанский кинофорум, еще недавно претендовавший на роль «восточных Канн» и входивший, по мнению экспертов, в десятку лучших российских кинофестивалей, на одиннадцатом году своего существования неожиданно перешел в разряд «молодых и развивающихся». И «разжаловали» его, как ни странно, сами же организаторы. Хотя, казалось бы, кому как не им знать, сколько уже известных и уважаемых в мире кино людей признавались, что именно Казанский фестиваль открыл им глаза на то, каким разным может быть мусульманское кино, которое сегодня снимают во всех концах света, а не только в странах, исповедующих ислам. Поэтому впадать в эйфорию оттого, что в этом году в оргкомитет фестиваля поступило более 700 заявок из 52 стран прошлом – 500 из 56), включая островное государство Кабо-Верде, как-то  не приходит в голову.

Если такая арифметика и греет душу, то в первую очередь молодым и нераскрученным фестивалям, которым еще работать и работать над своей самооценкой. Потому что, по большому счету, количество заявок еще ни о чем не говорит. Как верно заметил председатель отборочной комиссии XI КМФМК Сергей Лаврентьев, снять фильм сегодня может практически любой человек, для этого даже не нужна кинокамера, достаточно сносно владеть цифровым фотоаппаратом, а уж прислать заявку на кинофестиваль и вовсе не составляет труда. К слову, многие крупные кинофорумы вообще отказываются от заявочной практики, предпочитая самотеку рекомендации авторитетных, опытных отборщиков. Думается, вполне созрел для этого и фестиваль мусульманского кино, который уже давно перестал быть темной лошадкой для многих из тех, кто причастен к мировому фестивальному движению.

О ПОЛЬЗЕ АМБИЦИЙ

В то же время налицо прямые и косвенные признаки того, что мусульманский кинофорум действительно подрастерял свои амбиции. Его красная дорожка, хоть и стала в этом году длиннее (из-за ее переноса от «Пирамиды» на площадь перед Театром Камала), но смотрелась довольно сиротливо. На ней не были замечены многие из тех, кто из года в год старался не пропускать это событие и чьи лица в хорошем смысле слова успели примелькаться. Начать с того, что впервые не почтил присутствием собственное детище президент КМФМК муфтий шейх Равиль Гайнутдин.

Было время, когда на Казанский фестиваль приезжали целыми делегациями, а сейчас в лучшем случае по два-три представителя от страны. Небольшой, но сплоченной кучкой держались только иранцы, и они же, кстати, были единственными, кто появился на красной дорожке в смокингах, невольно бросая вызов мятым пиджакам и джинсам некоторых звезд российского кино. А за весь европейский кинематограф, который нынче впервые вообще не был представлен в основном конкурсе, вынужден был отдуваться один-единственный Кшиштоф Занусси… О других почетных гостях, оставивших сколь-нибудь значимый след в мировом кинематографе, и речи нет – их попросту не было.

Приглашать или не приглашать на международный кинофорум мировых кинозвезд – вопрос риторический. Их появление на красной дорожке – это особый драйв, который в разные годы подарили нам Катрин Денев, Изабель Аджани, Арманд Ассанте, Эдриан Броуди и другие. Ну ладно, звезды Голливуда с некоторых пор перестали для нас быть желанными гостями, но разве мало кинознаменитостей, способных украсить своим присутствием Казанский фестиваль, в мусульманском мире?

На грустные размышления наводит и то, что в этом году в числе аккредитованных журналистов почти не было представителей федеральных и иностранных СМИ, хотя раньше в пресс-центре КМФМК было не протолкнуться от снимающих и пишущих на разных языках. Не раздавали нынче и «белых слонов» от Гильдии киноведов и кинокритиков России. (Напомним: спецпризы, учрежденные этим уважаемым профессиональным сообществом, считаются одними из самых престижных на всех крупных российских кинофорумах.)

Наконец, на фестивале явно ощущался дефицит не экранного, а живого диалога культур: в рамках XI КМФМК не было проведено ни одной творческой дискуссии, где бы кинематографисты могли, как раньше, обменяться впечатлениями, поговорить о наболевшем. Да просто посмотреть друг другу в глаза!

Вместо этого еще задолго до начала кинофестиваля его организаторы широко анонсировали свой новый проект – образовательный форум «Время кино», который ни много ни мало призван был «разбудить местный кинематограф». Не знаю, приблизит ли нас к этой цели снятый на скорую руку 10-минутный учебный киноролик «в жанре хоррор» (ужастик, проще говоря), демонстрацией которого увенчался образовательный форум, но совершенно очевидно, что это не имеет никакого отношения к фестивалю мусульманского кино.

Замечу, что сегодня Казань переживает настоящий бум по части образовательных форумов. Какие-то из них с лихвой оправдывают свое название, как, например, театральный «Науруз», но чаще это больше напоминает обычные тусовки, где собираются одни и те же люди и занимаются тем, чем им нравится заниматься, нимало не заботясь, интересно это кому-то  еще или нет. Хочется надеяться, что такая участь не постигнет «Время кино», потому что, в принципе, это хорошее начинание. Но проводить такие форумы надо регулярно, а не по случаю, и тогда, возможно, декларируемые авторами проекта задачи выльются во что-то  более внятное и продуктивное.

КАК УТОЛИТЬ ЗРИТЕЛЬСКИЙ «ГОЛОД»

По сути, оргкомитет КМФМК прямо заявил, что его приоритеты претерпели изменения. Цитирую один из пресс-релизов: «Продолжая работу под девизом „Через диалог культур – к культуре диалога“, XI Казанский кинофестиваль расширяет сферу своих задач: помимо показа качественного умного кино со всего мира, помимо пропаганды идеалов добра, равенства и справедливости, фестиваль сегодня ставит своей целью поддержать и активизировать киноиндустрию Татарстана».

То, что кинематограф в республике необходимо развивать и поддерживать всеми возможными средствами, сомнений не вызывает. Но что касается конкретно фестиваля мусульманского кино, то многих талантливых людей в Татарстане он уже разбудил и еще больше мог бы разбудить, развиваясь именно в том русле, которое снискало ему авторитет и уважение кинематографистов из многих стран.

Главная проблема не в том, что в Татарстане мало снимают кино. Энтузиастов, которые занимаются этим вполне профессионально, в республике и сейчас предостаточно. К старой гвардии, еще заставшей лучшие времена Казанской студии кинохроники, подтягивается молодежь – талантливая, образованная, думающая. Другое дело, что энтузиазм и кинопроизводство – вещи, совместные лишь до определенного предела. Вот и в этом году основными «поставщиками» фестивального кино стали частные продюсерские компании, где снимаются малобюджетные и преимущественно короткометражные фильмы на деньги либо самих авторов, либо немногочисленных спонсоров. Участие в их софинансировании «Татаркино» – единственной на сегодняшний день госструктуры, напрямую отвечающей за кинопроизводство в республике, мягко говоря, не так значительно, как хотелось бы. Озвучивать бюджет этой организации по статье «кинопроизводство» без смущения не могут даже сами чиновники из Минкульта. И каких-то радужных перспектив в этом вопросе, к сожалению, не просматривается. Так, принятая недавно республиканская программа развития культуры предусматривает к 2020 году выпуск по госзаказу «не менее 1 игрового короткометражного и 8 документальных фильмов в год». Прямо скажем, прорывом это не назовешь, а значит, рассчитывать опять же придется на малобюджетное продюсерское кино.

Тем не менее практически ни один мусульманский кинофорум не обходится без участия татарстанских лент. Конечно, такие открытия, как фильм Юрия Фетинга «Бибинур», случаются не каждый год, но почти всегда Татарстан демонстрировал положительную динамику и в количестве, и в качестве представленных фильмов. Однако в этом году желание организаторов кинофорума продемонстрировать взлет татарстанского кино было, как никогда, велико. В результате в рамках конкурсной и внеконкурсной программу КМФМК было представлено все: и что стоило показать, и что лучше было бы не показывать…

Справедливости ради надо признать: абсолютно все татарстанские фильмы, включая те, что не смогли преодолеть фильтр отборочной комиссии, вызвали уже традиционный зрительский ажиотаж. Но так уж устроен наш зритель – фильмы, сделанные в родной республике, для него вне конкуренции. Не имею ничего против такой логики. Более того, возникает резонный вопрос: а не созрела ли республика для того, чтобы иметь еще один кинофестиваль, скажем, молодого татарстанского кино? Как минимум это позволило бы утолить очевидный зрительский «голод» в фильмах местного производства, увидеть которые сегодня можно только на мусульманском кинофоруме, и одновременно стало бы дополнительным творческим стимулом для самих кинематографистов. Думается, такого рода киносмотры могли бы более целенаправленно решать задачи, связанные с развитием и продвижением татарстанской киношколы, при этом не снижая творческую и организационную планку уже известного, раскрученного культурного бренда, каковым является Казанский международный фестиваль мусульманского кино.


Автор статьи: СТРЕЛЬНИКОВА Ольга
Выпуск: №141 (27946)


Добавить комментарий

двор 17.02.2020

Студотряды привлекут к проекту «Наш двор»

Студенческие трудовые отряды Татарстана примут участие в реализации масштабного республиканского проекта по благоустройству дворов....
1070
Казань 17.02.2020

Сразу за тройкой лидеров

Четвёртое место занял Татарстан среди российских регионов по качеству жизни населения....
930
нижнекамское-водохранилище 17.02.2020

Уровень водохранилища определят эксперты

Вопрос поднятия уровня Нижнекамского водохранилища проработает комиссия в составе специалистов из Татарстана, Башкортостана и Удмуртии....
1090
возложение-цветов 17.02.2020

Цветы для героя

15 февраля Президент Рустам Минниханов возложил цветы к памятнику Мусе Джалилю в Казани....
680
волга2 17.02.2020

За «Волжскими просторами» пригляд особый

Акватория Куйбышевского водохранилища площадью почти в тридцать тысяч гектаров, начиная от села Нижние Вязовые в Зеленодольском районе до лаишевского села Тетеево, теперь является особо охраняемой природной территорией (ООПТ)....
1570
  • Мнение

    Олеся КУЗЬМИНА, заместитель руководителя Управления Федеральной налоговой службы по РТ:

    кузьмина

    Среди регионов Приволжского федерального округа Татарстан лидирует по количеству жителей, обладающих имуществом, – 2,2 млн человек. Общий размер начислений за 2018 год составил 7,3 млрд рублей. В среднем на одного плательщика приходится 3,3 тысяч рублей налогов в год. При этом сумма льгот, предоставленных татарстанцам, составила 1 млрд рублей.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Цены на рынках


  • Дни рождения

    19 февраля

    Роза Шарифулловна Заббарова, депутат Госсовета Татарстана, управляющая казанским трестом «Горводзеленхоз».

    Рафик Мухаметшович Мухаметшин (1955), ректор Российского исламского института (Казань), член-корреспондент АН РТ, лауреат Госпремии РТ в области науки и техники.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров