27 октября 2020  1:01
Распечатать

Секретный документалист

Опубликовано: 13.03.2014 0:00

information_items_10110693

Фильмы, которые снимал Махмуд Рафиков, выходили без названий, только под номерами. В его кадрах вообще долго не было людей, только взрывы бомб – ядерных, водородных… Позже появились и «киноартисты» – первые советские космонавты. Сегодня благодаря «секретному документалисту» Рафикову мы можем вглядеться в их лица и заново пережить волнующие мгновения истории.

Первого марта исполнилось 90 лет старейшему российскому кинодокументалисту, заслуженному деятелю искусств России Махмуду Мухамедзяновичу Рафикову (на снимке). Он единственный оператор, чья камера запечатлела Юрия Гагарина 12 апреля 1961 года сразу после приземления. А снимки улыбающегося первого космонавта с телефонной трубкой в руке, растиражированные во всех газетах Советского Союза, были отпечатаны с его кадров.

Махмуд Мухамедзянович прошел всю дорогу испытаний атомного, а затем водородного оружия – на земле, в небе и на море. В его операторском багаже – съемки более сорока испытаний ядерных устройств, в том числе первой водородной авиабомбы, первого подводного атомного взрыва, фильмы о первой атомной подводной лодке.

Юбиляра чествовали в Татарском культурном центре Москвы. Встречу организовали полномочное представительство РТ в Москве и Региональная татарская национально-культурная автономия столицы. Махмуду Мухамедзяновичу была вручена Благодарность Президента Татарстана Рустама Минниханова – «за многолетнюю плодотворную творческую деятельность, большой вклад в развитие отечественной кинематографии». А в 2010 году Рустам Минниханов лично вручил кинооператору медаль Республики Татарстан «За доблестный труд».

Махмуд Рафиков дал подписку о неразглашении, и в течение 40 лет даже близкие не знали всех страниц его биографии. Из-за режима секретности и специфики работы он ни разу не был представлен к правительственной награде. Признание к оператору, рисковавшему здоровьем и жизнью, пришло через полвека. В 2011 году, в год 50-летия российской космонавтики, Махмуд Рафиков получил престижную российскую кинематографическую премию «Ника» – «за выдающийся вклад в историю российской космонавтики».

На встрече в Татарском культурном центре Москвы был показан фильм о юбиляре, в который вошли уникальные кадры встречи Юрия Гагарина, запечатленные кинооператором, съемки испытаний атомных бомб, в том числе первой водородной.

На днях нам удалось встретиться с Махмудом Рафиковым, оказавшимся интересным и открытым собеседником, прекрасно владеющим родным татарским языком. Несмотря на возраст, Махмуд Мухамедзянович полон планов, внимательно относится к своему здоровью, активно посещает мероприятия, проводимые в Москве полпредством Татарстана, а совсем недавно записался на курсы компьютерной грамотности и сетует, что не сделал этого раньше.

– Махмуд Мухамедзянович, где вы родились?

– Я родился в 1924 году в Уфе в крестьянской семье. Родные переехали сюда после революции из нынешнего Атнинского района Татарстана. Во время Великой Отечественной войны я трудился сварщиком на авиационном заводе. После окончания вечерней школы поступил в Уфимский авиационный институт. Затем уехал в Москву к старшему брату и перевелся в МАИ, но так его и не окончил.

– Что помешало?

– Однажды прямо на улице меня пригласили на съемки фильма «Весна», в массовку, конечно. Мне это так понравилось! С этого дня мечтал только о кино. Я неплохо пел, даже солировал в хоре Московской консерватории. Можете себе представить? Любил исполнять неаполитанские песни, за это в институте ребята называли меня Макс Рафикини. И я поступил во ВГИК, окончил операторский факультет. Мечтал снимать фильмы, связанные с музыкой и искусством, рассказывающие об именитых деятелях культуры.

Но судьба сложилась иначе. После учебы по распределению попал на Московскую студию научно-популярных фильмов ( «Моснаучфильм»), где оказался в секретной киногруппе, призванной создавать фильмы для служебного пользования. В этом сыграли роль мои знания авиационной техники.

– Для чего снимались эти секретные фильмы?

– Они создавались для научных целей – материалы использовались для всестороннего анализа и последующего совершенствования оружия. Пленки с кадрами даже не имели названий – только цифры – и хранились под грифом «Совершенно секретно».

– Каким было ваше первое задание?

Признание к оператору пришло через полвека.– Первым пунктом назначения стал Капустин Яр, ракетный полигон рядом с Волгоградом. Там Сергей Павлович Королев проводил испытания первых советских ракет. Мы, пять операторов, с разных точек очень тщательно снимали моменты сборки ракеты, старта. Я снимал момент приземления. Конструктор Сергей Королев считал важным зафиксировать на кинопленку каждую ступень производства ракеты.

– Когда началось ваше сотрудничество с академиком Курчатовым?

– В 1954 году. Меня отправили на ядерный полигон в Семипалатинск. Игорю Васильевичу Курчатову, занимавшемуся авиабомбами, тоже понадобилась авиационная съемка. До последнего момента я не знал, что именно должен буду запечатлеть.

Первым делом мне поручили снять «начинку» атомной бомбы. Будучи молодым и отчаянным, я ради эффектного кадра даже залез на бомбу верхом. Правда, тогда она была без «начинки». Потом снимал, как эту самую «начинку» помещают в каплеобразный чехол. Подготовленная к взрыву бомба находилась от меня на расстоянии десяти метров. Отсняв, как ее подвешивают к Ту-16, я побежал к самолету Ту-4, с которого снимал сам взрыв с высоты 5 километров. Работать было неудобно – окошечки маленькие, стекла мутные… Сброшенная с самолета бомба с высоты 12 километров летит в свободном падении почти минуту. Особенно неприятна первая стадия взрыва – вспышка просто ослепляет, да и смотреть на этот свет очень опасно – все равно, что смотреть на Солнце.

– С какого расстояния велась съемка взрывов атомной бомбы?

– Съемки велись на расстоянии от 3 до 5 километров, до водородной – 25. Я фиксировал все фазы бомбометания каждого ядерного взрыва, включая и области около и внутри ядерного облака, а также пораженные объекты. Снимал одновременно тремя кинокамерами с верхней точки с предельно допустимого близкого расстояния. Для камер по моей просьбе в боковине самолета было специально вырезано окно.

– Желания отказаться от столь страшной работы не было?

– По молодости пытался отказаться. Сказал, что у меня другие планы на будущее, мечтаю снимать фильмы с красивыми женщинами. Но все мои разговоры сразу пресекли. Непослушание повлекло бы за собой большие неприятности.

– Как боролись со страхом смерти?

– Видимо, смерть меня боялась! При каждом вылете менялся экипаж самолета, кроме меня, – у меня не было дублера. Тревожные мысли, конечно, возникали, но я их гнал от себя. Сколько рентгенов было внутри «гриба», я не знал. Подобные вопросы не приветствовались. Но точно немало, даже пленка по краям иногда засвечивалась. У нас не было никакой защиты, а ведь к «грибу» мы подлетали практически сразу после его образования. Надо было один раз набраться мужества, преодолеть страх – и выполнять поставленную задачу!

– Общались ли вы лично с Курчатовым?

– Конечно. Он часто приглашал меня к себе в кабинет. Интересовался деталями взрывов, увиденными во время испытаний сверху. Ядерное облако сразу после взрыва ослепительно белое. Затем оно бледнеет, потом у него появляется желтый, лимонный цвет, постепенно переходящий в красный, вишневого или морковного оттенка. Курчатова тогда почему-то очень интересовало: вишневый был оттенок или морковный у облака.

– Сколько лет вы снимали испытания ядерного оружия?

– Около шести лет – с 1954 до 1960 года включительно. В 1958 году, во время съемок в качестве режиссера-оператора спуска и испытания первой атомной подводной лодки, я получил большую дозу радиации. При съемках внутри подводной лодки произошла авария – утечка радиации. Увлекшись работой, я не заметил, что все разбежались. На помощь прибежал майор, приставленный ко мне на время работы. «Беги! Да брось ты свою камеру!» – кричал он. Конечно, я ничего не бросил. Не имел права. Защиты не было: мою одежду сожгли, а меня отправили под горячий душ. И все.

– Последствия были?

– Да, через некоторое время я сильно заболел. Сначала был сильнейший аппетит, потом, наоборот, совсем не мог есть, высокая температура держалась практически месяц. В различных больницах пролежал почти год. Еле выкарабкался. Сам не знаю, что меня спасло. Может, время мое еще не пришло… А может, помог Всевышний. Каждый раз, готовясь к съемкам очередного взрыва, четверо ребят из нашей команды операторов, отвернувшись, стесняясь, крестились. Мне было проще – я про себя шептал слова молитвы, которую помнил с детства от родителей.

– Вы были партийным?

– Конечно. Мы все состояли в партии.

– Как вам удалось снять уникальные кадры после прилета Гагарина?

– После лечения меня снова направили работать к Сергею Королеву. В это время как раз шла подготовка полета первого человека в космос. Так я и стал автором уникальных кадров.

– Каким он вам запомнился?

– Я ждал Гагарина среди встречающих. Он пришел в голубом костюме, немного бледный, но очень улыбчивый. Конечно, Гагарин понимал всю значительность произошедшего события, но тогда он еще для многих был просто «Юркой» – и внешне, и внутренне. При нас Гагарин разговаривал с Брежневым – Председателем Верховного Совета, потом с Хрущевым, с ним он общался минут сорок, рассказал ему почти всю свою биографию. Улыбался.

Я снимал, как просил Королев, крупными, длинными кадрами, чтобы можно было во всех подробностях оценить состояние космонавта. Никто ведь не знал, чем может закончиться этот эксперимент с космосом. А Королев доверял пленке – лицо в кадре говорит лучше слов.

– Автором фотографии улыбающегося Юрия Гагарина с телефонной трубкой являетесь вы?

– Да. Эту фотографию напечатали с моих кадров. Ее опубликовали во всех газетах Советского Союза. Мое имя, конечно, нигде не указали. Нельзя было.

Многие отснятые кадры 12 апреля 1961 года вошли в фильм «Первый рейс к звездам». Думаю, что остальная, основная, часть этого исторического материала хранится в сейфах киностудии Министерства обороны РФ.

– У вас этих кадров нет?

– Конечно, нет. Все пленки у меня сразу забирали.

– Любила ли камера Гагарина?

– С моей помощью любила (улыбается).

– Снимали ли вы других космонавтов?

– Конечно. Потом я снял фильмы о первых двенадцати космонавтах – Николаеве, Поповиче, Терешковой, Леонове и других, космических станциях на Луну, Марс, Венеру. С Владимиром Суворовым мы сделали фильм «Космический мост», в него вошли кадры, которые успел рассекретить сам Сергей Королев.

– Махмуд Мухамедзянович, с какими чувствами вы встречаете свой красивый юбилей?

– Так сложилась судьба, что я стал автором неповторимых мгновений, связанных с нашей наукой. И для всех юбилейных мероприятий, связанных с покорением космоса человеком, прошедших и предстоящих, эти кадры – ценнейший исторический материал. Этим я могу гордиться.

Мечта кинооператора снимать фильмы о культуре и красивых женщинах тоже исполнилась. Но только через много лет. Впоследствии он снимет и международные конкурсы балета и музыки, и сюжеты о творческих людях – Атлантове, Плисецкой, Ростроповиче… Но широкой общественности Махмуд Мухамедзянович стал известен все же благодаря фильмам, в которых с исторической точностью рассказывается об эпохальных событиях нашей страны в области науки и техники. Полеты в космос сейчас никого не удивляют. Но людям всегда интересны первопроходцы. А впервые кинохронику о космосе снимал единственный кинооператор – Махмуд Рафиков.

В послужном списке Махмуда Рафикова за период съемок спецобъектов значатся:

1. Первые ракеты Р-2 и их последующие модификации. 1951-1954 гг.

2. Первая киносъемка атомного взрыва с самолета. 1954 г.

3. Первый подводный атомный взрыв (торпеда с ядерной боеголовкой, ядерный полигон «Острова Новая Земля»). 1955 г.

4. Первая авиаводородная бомба. 1955 г.

5. Первое испытание ракеты с ядерной боеголовкой по летящему самолету. 1957 г.

6. Строительство и испытание первой атомной подводной лодки. 1958 г.

7. Первый полет человека в космос (приземление Ю.Гагарина). 1961 г.

8. Первый групповой полет в космос .Николаев, П.Попович). 1962 г.

9. Первая женщина в космосе (полет В.Терешковой). 1963 г.

10. Первый многоместный полет на корабле «Восход» .Егоров, К.Феоктистов, В.Комаров). 1964 г.

11. Первый выход в космическое пространство .Беляев, А.Леонов). 1965 г.


Фото: Коллаж Олега ПЕПЛОВА
Автор статьи: АЛЯУТДИНОВА Дина
Выпуск: №36 (27650)


  1. Родион РАХИМОВ:

    С Махмудом Музаметзяновичем в первый раз я познакомился в Полпредстве Республики Башкоторстан кда мня тоже пригласили как журналиста и писателя-публициста. Потом на чествований ветеранов ВОВ организованный студентами и аспирантами общающимися в Москве, и на всероссийском кинофоруме им. Н. Я. Киселёва. Он такой же моложавый и подтянутый в свои 80 с лишним лет. Конечно во время фуршете к нему нельзя было подойти из-за интересующихся им молодых кинематографистов и актеров. Потом пригласил Махмуда Мухаметзяновича к своему столу, разговорились. Его историю и о его творческой деятельности я уже знал. И по этому говорили в основном, о том как ему удается оставаться таким молодым… Мой ответ такой: человек живёт с совестью в ладах!

    Родион Рахимов журналист, писатель-публицист, эколог, общественный деятель, член Российского союза писателей.

Добавить комментарий

азбука-интернета 26.10.2020

Интернет для отдыха и путешествий

Новый модуль для расширенного курса программы «Азбука интернета» – «Интернет для отдыха и путешествий: тонкости и полезные советы» подготовили Татарстанское отделение Пенсионного фонда и Ростелеком....
930
мой-проект2 26.10.2020

Мотивация к развитию

Проект благотворительной некоммерческой организации «Новый век» вошёл в шорт-лист конкурса «Мой проект – моей стране»....
1180
студотряд 26.10.2020

Трудовой семестр: условия новые, установки прежние

Около 17,5 тысячи студентов Приволжского федерального округа работали этим летом в студенческих трудовых отрядах (СТО) в рамках так называемого третьего трудового семестра....
1050
дорога 26.10.2020

Мегапроект М-12: от слов – к делу

Предметом заинтересованного разговора стало обсуждение вариантов прохождения участка скоростной автотрассы Москва – Нижний Новгород – Казань по территории Татарстана на заседании круглого стола, состоявшегося в Госсовете республики....
1350
визит-в-сирию 26.10.2020

В гостях в Хмеймиме

На днях делегация во главе с заместителем Премьер-министра – полномочным представителем Татарстана в России Равилем Ахметшиным посетила Сирийскую Арабскую Республику....
1270
  • Мнение

    Марсель МИННУЛЛИН, первый заместитель главврача РКБ:

    МИННУЛЛИН

    Мы верим, что российская вакцина от коронавируса действенная, потому что много примеров, которые прошли клинические испытания. Она позволит сформировать коллективный иммунитет, но за его длительностью нужно будет наблюдать. По крайней мере, если будет несколько месяцев, мы в любом случае остановим эту огромную заболеваемость.

    Все мнения

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Цены на рынках


    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Дни рождения

    27 октября

    Шамиль Мухаметович Садыков (1977), генеральный директор информагентства «Татар-информ», генеральный директор АО «Татмедиа».

  • Книга жалоб

    Другие жалобы

    История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров