Как старая улочка обрела имя комсомольца

print

information_items_10109788

До революции этот уголок столицы назывался Армянской слободой

Казанская улица Поперечно-Георгиевская, ныне Айдинова, была одной из немногих, которая в советские годы еще долго носила старое наименование.

Окрестности перекрестка Поперечно-Георгиевской с улицей Островского (бывшей Узенькой) были типичным образцом деревянного зодчества. Уголок этот на отшибе города, в Армянской слободе, считался малопрестижным, пролетарским. Ни водопровода, ни канализации здесь долгое время не было. К тому же район, как утверждают старожилы, в паводок постоянно подтапливало весенней водой из озера Кабан. Фрагмент заснеженного водоема можно рассмотреть поодаль на обеих фотографиях.

Постепенно слобода ветшала и приходила в негодность. В лихие девяностые годы расположенные здесь дома стали сносить в массовом порядке. Вскоре на высвободившейся площадке (по левую руку на современном снимке) был отстроен массивный комплекс Баскет-холла, а на пустыре справа в канун торжеств в честь тысячелетия Казани заложен одноименный парк. Дома вокруг оделись в камень. Точнее, в кирпич и бетон.

Но вплоть до послевоенных лет, к периоду которых относится старый снимок, на улице Поперечно-Георгиевской не было никаких видимых изменений. Подвижки наметились лишь в годы «оттепели», когда на месте сносимого частного сектора стали возводить первые хрущевки. Одной из них стал пятиэтажный дом №32, который не вошел в кадр и расположен рядом с домом №69 по улице Островского (на переднем плане современного снимка).

Фото автораНа стене хрущевки имеется мемориальная доска с миниатюрной подставкой, на которой нередко лежат живые цветы. Прочтем текст: «Улица носит имя комсомольца Артема Айдинова – члена боевой комсомольской дружины Казани, погибшего 6 декабря 1965 года в схватке с преступниками».

Напомним эту нашумевшую некогда историю.

«Прошу принять меня в кандидаты боевой комсомольской дружины, – написал армянин Айдинов в сентябре 1965-го. – Хочу, чтобы в нашем городе было меньше хулиганов».

Характерна здесь фраза «в нашем городе». Ведь 18-летний Артем приехал в Казань из Тбилиси, где работал электриком на инструментальном заводе и учился в вечерней школе. Вырос он в семье офицера-пограничника, и такие слова, как долг, честь, отвага, были для него не пустым звуком.

– Мы жили с Артемом в одном общежитии на улице Короленко, и он всегда был готов помочь, – вспоминал Леонид Штейнберг из Набережных Челнов, в то время – первокурсник двигателестроительного факультета КАИ. – Именно через Артема я пришел в боевую дружину. В те годы комсомольцы-активисты и милиция тесно взаимодействовали. Ребята работали с уголовным розыском, принимали участие в задержаниях преступников.

  • Ежегодно 6 декабря у дома №32 по улице Айдинова собираются и возлагают цветы те, для кого Артем был больше, чем брат. «Герой нашего времени», – утверждают они

6 декабря 1965 года, когда Артем дежурил в штабе дружинников на улице Короленко, пришло сообщение, что через дорогу во дворе дома на улице Гагарина бьют человека. Артем с однокурс­ником Леонидом Штейнбергом бросились на место происшествия, пытаясь задержать хулиганов. В борьбе с преступниками они оба получили удары ножом. Артема спасти не удалось.

Дело получило широкий резонанс. Гроб с телом Артема из 1-го здания КАИ в аэропорт провожало чуть ли не полгорода. «Живая цепочка людей тянулась до самого самолета, – вспоминает Юлия Пронина, некогда комсорг, а ныне владелец одной из фирм в автограде. – В комитете комсомола нашего вуза собрали деньги – тяжелый кожаный портфель – и передали дяде Вано, который сопровождал тело Артема. Я была на похоронах Артема в Тбилиси и никогда не забуду речь, с которой выступила мама Артема Офелия Рафаэловна: «Мой сын не был трусом!»

А что творилось в институте! Ребята группами приходили с просьбой принять в БКД – не только студенты КАИ, но и других вузов, школьники, рабочие. Дружина сразу увеличилась на тысячу человек…»

Именем Айдинова не случайно назвали улицу в бывшей Армянской слободе. Тогда же его присвоили школе №71, расположенной по улице Волгоградской, неподалеку от места гибели активиста. В 1975 году в ее сквере установили памятник-бюст Артему Айдинову.