Реабилитация инвалидов: беда, коль сапоги начнет тачать пирожник

print

information_items_10107603

В открывшуюся недавно приемную по вопросам противодействия коррупции при Общественной палате РТ поступила информация о нарушении эффективной модели оказания протезно-ортопедической помощи, которая сложилась в Татарстане в течение последних десятилетий.

К началу 2013 года у нас действовали четыре специализированных предприятия (одно из них государственное), производящие более 600 видов протезно-ортопедических изделий (ПОИ) и ежегодно обеспечивающие ими 30 тысяч человек. Процент изделий, изготавливаемых частными предприятиями, вырос с 0,7 процента в 1992 году до более 60 в прошлом году.

Менять протезы нижних конечностей нужно раз в два года, поэтому люди разобрались, чья продукция позволяет чувствовать себя инвалидом в меньшей степени. А право выбирать они имели. На бланке заявления была отдельная графа: продукция какого предприятия нужна инвалиду. Теперь ее, увы, нет.

О хозяевах судят по двери их дома

В казанский офис протезно-ортопедического предприятия ООО «РИН» маломобильные люди входят легко: лифт поднимается на 2-й этаж прямо с улицы. Просторные коридоры, санузлы, приспособленные для инвалидов, уголок для детей… Для примерки и получения навыков ходьбы на протезах при участии протезиста и инструктора – специальные залы с тренажерами; и в цену изделия это не входит.

История частного протезирования в новой России началась с этого социально ориентированного предприятия. Принципиальное отличие от государственного – применение только зарубежных технологий индивидуального протезирования. Еще в СССР производство протезов было поставлено на поток. Выбор человека сводился к тому, чтобы оставаться в кровати или ходить на протезах, преодолевая боль. О том, чтобы быть полноценным членом общества, а тем более заниматься спортом, речи быть не могло.

Поручения руководства республики способствовали развитию ООО «РИН». Так в республике была создана конкуренция производителей ПОИ. А потребитель мог выбирать, чьей продукцией пользоваться. Эти условия вели к главной цели – повышению уровня реабилитации инвалидов, о чем, как о главной цели, говорилось и говорится с трибун разного уровня.

О роли личности в протезном производстве

На создание частного производства в этой сфере Владимира Суворова подвиг низкий уровень отечественного протезирования. Сравнить его с немецким качеством он мог на личном опыте – с 1967 года пользовался стандартным протезом голени.

Его вклад в развитие протезно-ортопедической помощи отмечен медалями, дипломами, почетными грамотами на татарстанском и российском уровнях. Шесть лет назад, выступая в Общественной палате РФ, он подчеркнул, что единственный способ повышения качества продукции и услуг – развитие конкурентной среды и включение инвалидов в распределение финансовых ресурсов, выделяемых на протезирование.

Кстати, в Германии на обучение протезиста уходит 9-11 лет. В России протезированию учатся только на производстве. «Человек и протез – это сложная биомеханическая система. Насколько индивидуален каждый человек, настолько индивидуальным должен быть каждый протез. Все специалисты у нас с высшим образованием, работают по десять-двадцать лет», – говорит Владимир Суворов.

Не случайно паралимпийцы Татарстана протезируются именно в ООО «РИН». В рекламе, как выяснила корреспондент «РТ» в процессе работы над статьей, это предприятие не нуждается.

Дешево и хорошо не бывает

Ныне в производственных помещениях предприятия затишье. Заказов мало. В чем дело? Если на рынок пришли опытные конкуренты, оказывая более качественные услуги, а потребитель выбрал их продукцию – это нормально. К сожалению, дело в другом, считает Владимир Суворов.

Он рассказывает: «Два года назад в России отменили лицензии на протезно-ортопедическую деятельность. Если до этого все предприятия отрасли жестко контролировались, лицензия выдавалась при наличии серьезной матбазы, оборудования, помещений и квалифицированного персонала, то сейчас получается, что протез может изготавливать кто угодно и где попало – в подвале, на чердаке, в гараже или сарае.

Все предприятия получают заказы по итогам аукционов. Единственный критерий победы – низкая цена. А это «гарантия» того, что качества не будет. Одно дело трости, костыли, другое – протез. Если учитывать инновационные технологии, дешевым его изготовление быть не может».

Однако дверь в протезно-ортопедическую отрасль, финансируемую из бюджета, была открыта. В нее вошли…

…Строители, жилищники и другие специалисты

С 2011 года уполномоченным органом по предоставлению мер соцзащиты инвалидам стало Министерство труда, занятости и социальной защиты. Оно перепоручило эту деятельность своему учреждению ГКУ «Комплексный центр подготовки кадров и развития отрасли МТЗ и СЗ РТ», которое занималось содержанием помещений, ремонтом и строительством. Руководство и специалисты ГКУ люди зрелые. Менять образ мышления и навыки управления финансовыми ресурсами, присущие сферам строительства и ЖКХ, им, наверное, сложно.

Началось все с поставок готовых изделий – памперсов, коляскок и т.д. В 2011-2012 годах с ООО «ЛидерСтарГрупп» из Марий Эл были заключены контракты на сумму более 400 млн рублей. Но при закупках на изготовление протезно-ортопедических изделий сохранялся порядок, выработанный предыдущими уполномоченными органами. Претендовать на контракт могли те, кто имел разрешительную документацию, перечень которой определен постановлением Правительства РФ, а направления на протезирование выдавались инвалидам на руки.

Вначале было слово

Далее при проведении закупок, в том числе на изготовление протезов, ГКУ изобрело новую тактику. Вместо используемых в законе терминов «изготовление» или «поставка», стали употреблять слово «обеспечение», под прикрытием которого из конкурсной документации исчезло требование о наличии у участников аукционов и конкурсов разрешительной документации на изготовление ПОИ.

В результате в декабре прошлого года при проведении аукционов по всем видам продукции на сумму 427,4 млн рублей за счет снижения цен (по одному аукциону аж на 58,5 процента) выиграла новая фирма – ООО «Пароле-Консалт», сферой деятельности которой были…. консалтинг и аудит. С нею ГКУ заключило контракты на сумму более 376 млн рублей. Были предусмотрены 30-процентные авансы.

Когда с фирмой были заключены и госконтракты на «обеспечение» ПОИ, Владимир Суворов, считая, что здесь налицо признаки фирмы-однодневки, выступил на совещании в Министерстве труда, занятости и социальной защиты, заявив: «Вероятным результатом заключения контрактов с такой фирмой представляется ее исчезновение после перечисления аванса». Это вызвало резонанс. В итоге ГКУ и «Пароле-Консалт» те государственные контракты, которые предполагали изготовление ПОИ, расторгли по соглашению сторон. Владимир Суворов комментирует: «Контракты были расторгнуты в тот же день, в который были заключены! На мой взгляд, такие действия возможны, только если фирма полностью управляема».

В феврале 2013 года ГКУ провело открытые аукционы, в них приняла участие новая фирма – ООО «Экспоторг», выиграв около 45 процентов потребности инвалидов в протезах нижних конечностей и 30 – в ортопедической обуви. «На момент заключения контрактов, – говорит Владимир Суворов, – «Экспоторг» не имел в штате ни одного протезиста и разрешительных документов на производство. Более того, выиграть в аукционе можно было только путем понижения цены, что «Экспоторг» и сделал. Остальные предприятия сошли с дистанции, так как такая цена убыточна для нашей продукции».

А в проигравших – инвалиды

Самое тревожное, что списки нуждающихся в протезах теперь составляют без учета желаний людей с ограниченными возможностями. Желание заказать протез в определенном предприятии – не прихоть: многие уже прошли все предприятия и, наконец, нашли то, которое может изготовить протез, чтобы ходить без боли и страха.

Но сегодня желающих протезироваться, как и предыдущие 10–20 лет в ООО «РИН», «ПРИЗ», «Опора», направляют в ООО «Экспоторг». Есть запись телефонного разговора сотрудницы ГКУ, которая говорит: «С „РИНом“ в этом году нет контракта. Я всех направляю в «Экспоторг». Не все инвалиды проверяют достоверность этой информации в Интернете, где в открытом доступе можно узнать, какие фирмы выиграли конкурс в этом году. И они едут за протезом в «Экспоторг». Надеемся, кого-то продукция этой фирмы устроила.

Но известны другие истории. У Альберта Ибрагимова из Нижнекамска ампутированы обе ноги. Летом ему дали направление на протезирование в «Экспоторг». «Первые протезы, – говорит он, – мне делали в «РИНе», и я мог вести активную жизнь. Поэтому позвонил в министерство и спросил: почему меня направляют не туда? Ответили: в этом году конкурс выиграла только фирма «Экспоторг». Я поехал… Протезы сделали, но ходить на них не мог, даже стоял плохо. Мне сказали, что протезы «разносятся», и я подписал акт их приемки. Но ходить так и не смог, хотя пытался. Позвонил юристу «РИНа», чтобы узнать, почему они не выиграли конкурс. Оказалось, они выиграли и работают! Я поехал туда – за помощью».

Владимир Суворов: «Учитывая, что парень протезировался у нас и помочь ему некому, мы сделали за свой счет протезы, на которых он сейчас ходит». Мой телефонный звонок застал Альберта на рынке. Он подтвердил, что свободно на них передвигается, а продукция ООО «Экспоторг» пылится в углу.

Альберт – человек активный; была созвана медико-техническая комиссия, которая признала протезы не подходящими ему на данное время. Только после этого ему пришло письмо за подписью заместителя министра Натальи Бутаевой, где написано, что конкурсы в этом году выиграли пять фирм, и «РИН» в том числе. Но что по условиям аукциона в ГКУ «Комплексный центр» не могут учитывать желание инвалида – распределение по фирмам происходит с помощью автоматизированной системы.

Альберта заинтересовало, почему же его и других инвалидов сотрудники ГКУ вводили в заблуждение, говоря, что предприятие не выиграло конкурс. Он провел собственное расследование. «Я за здоровую конкуренцию. Но тут, я считаю, конкуренция нездоровая: работники ГКУ лоббируют интересы „Экспоторга“, – говорит Ибрагимов.

А как же «автоматизированная система», алгоритма работы которой никто не понимает? Зачем ее придумали и включили в условия конкурса? И программу учета пожеланий инвалидов в нее не вложили. Так в чьих интересах такая автоматизация? Явно не в интересах инвалидов. Альберт обратился в «Российскую газету», желая предупредить других, чтобы те не попали в ту же ловушку.

Наталья Бутаева в ответах на письма инвалидов, обратившихся в министерство по поводу того, что они хотят протезироваться в ООО «РИН», а их направляют в «Экспоторг», пишет: «Комплексный центр производит равномерное распределение получателей между государственными контрактами в целях исключения коррупционной составляющей и не вправе отдавать предпочтение кому-либо из исполнителей. Ваша заявка на обеспечение протезом голени модульного типа передана в ООО „Экспоторг“ в рамках государственного контракта. Передать Вашу заявку на обеспечение в ООО «РИН» или «ПРИЗ» не представляется возможным». И еще: «В случае отказа от получения технического средства, предоставляемого Вам по государственному контракту, Вы будете сняты с учета».

В письме есть информация о том, что протез можно приобрести за свой счет и потом обратиться в Комплексный центр за выплатой компенсации. Цена протеза – десятки тысяч рублей, поэтому ничего, кроме горечи, такое «великодушие» управленцев у инвалидов не вызывает. А возможность инвалида попасть в центр, где его уже знают, все же пока есть. Так, паралимпийская чемпионка Ирина Полякова вернула ее себе. Известность и решительность помогла быстро достичь цели. Выходит, не «автоматизированная система» в этом вопросе все же главная?

Все в будущее, а мы – в прошлое

На конец сентября у ООО «Экспоторг» заключено с ГКУ 17 госконтрактов на сумму более 159 млн рублей. Процент исполнения Владимиру Суворову неизвестен, но он полагает, что другим протезным предприятиям, у которых тоже заключены госконтракты с ГКУ, не дадут возможности их исполнить: «По условиям контрактов ГКУ должно еженедельно направлять в протезные предприятия реестр получателей протезно-ортопедических изделий. С июня такие реестры к нам практически не направляются. Зато ежедневно звонят и приходят инвалиды, жалуясь, что их насильно прикрепляют к ООО „Экспоторг“ и не разрешают перевестись в другое протезное предприятие. Они, не желая заказывать протез в фирме, в которой нет условий для приема инвалидов, а главное, желания бороться за качество своей продукции, вынуждены писать жалобы в адрес ГКУ и министерства и ждать решения их проблемы».

Как оценивает Владимир Суворов создавшуюся ситуацию? Как сознательный подрыв экономического положения протезных предприятий Татарстана, которые работают в этой сфере более двух десятков лет.

«Могу констатировать: за два с половиной года работы ГКУ передало этим фирмам более миллиарда рублей, – заявляет он. – Сейчас ведется работа по разрушению одной из самых эффективных моделей оказания протезно-ортопедической помощи в стране, которая складывалась в Татарстане в течение последних десятилетий. И все это делается на фоне звучащей со стороны федерального центра идеи по разработке именных сертификатов, с которыми инвалид сам будет выбирать, где ему протезироваться».