Не на продажу и без ретуши

print

Глянцевые обложки журналов с обнаженными красотками, заполонившие газетные прилавки, стали одной из примет нашего времени. Даже если не брать в расчет откровенный кич, а сосредоточить внимание на высокохудожественных фотографиях, публикуемых в отдельных специализированных изданиях, приходится признать, что искусство светописи все чаще оттесняется дизайном. С этой тенденцией откровенно диссонирует выставка работ (60 черно-белых и 100 цветных фотографий) заслуженного работника культуры РТ, постоянного автора нашей газеты Николая Туганова, развернутая в здании администрации Набережных Челнов.


С удивлением для себя узнал: за более чем 30 лет профессиональных занятий фотографией это всего лишь третья персональная выставка мастера, известного не только в автограде. Первая состоялась в 1975 году в Альметьевске. Конечно, кроме них было участие в многочисленных коллективных выставках, а также в российских и республиканских конкурсах фотографии, победителем которых он неоднократно признавался. Поэтому первым делом я поинтересовался, что подвигло Николая Петровича на такое хлопотное и затратное без поддержки спонсоров мероприятие, как организация собственной выставки?


— Захотел сделать себе подарок к 55-летию, — признался он. — Не подвести итоги, а просто доставить удовольствие самому себе и, если получится, людям. Целью сделать экспозицию тематической тоже не задавался. Из множества работ выбирал по принципу, что больше на душу легло.


Больше всего Николая Туганова интересует человек в разных эмоциональных состояниях. Даже природа, которая не менее широко представлена в его творчестве, если можно так выразиться, антропоморфна, спроецирована на человеческие переживания. Взять тот же образ дороги, который часто встречается в его пейзажах.


Некоторые друзья и коллеги Николая Петровича ушли в рекламу.


— А у тебя, — спрашиваю, — не возникало желания последовать их примеру?


— Нет, чтобы заниматься бизнесом, надо иметь определенный характер. А я — человек газетный. Мне нужно быть постоянно в движении.


— Но репортерская суета мешает творчески сосредоточиться…


— Мне, скорее, помогает. Я не сторонник того, чтобы придумывать сюжеты, а потом находить им подтверждение в жизни, не говоря уже об откровенных инсценировках. Меня привлекает незапрограммированное течение жизни. Случайная уличная сценка, которую не ждешь, но встретить которую ты внутренне готов, рано или поздно происходит. На кнопку затвора фотоаппарата нажимаешь автоматически. Если, конечно, при этом не возникает этических барьеров.


— Переступать через них доводилось?


— По крайней мере персонажи моих фоторабот на меня не нападали, намереваясь разбить аппаратуру. С чем приходилось сталкиваться некоторым коллегам. Припоминаю, как один из них в пору талонов на водку нацелил объектив на очередь в винный отдел магазина. Несладко пришлось тому репортеру…


— Ты преподаешь на журфаке филиала КГУ. Как, смена подрастает?


— Встречаются интересные ребята. Некоторые даже просят позаниматься с ними индивидуально. Но сегодня студентам накладно постигать искусство фотографии на практике. Поэтому больше приходится нажимать на теорию. Для сдачи зачета этого хватает, но чтобы познать профессию изнутри, надо все пощупать, как говорится, своими руками. Как ни удивительно, в бытность мою студентом с этим было проще. Пусть простейшие фотоаппараты, но нам на кафедре выдавали, была возможность поработать с проявленной пленкой в лаборатории. Но я по натуре оптимист. Челнинская школа фотографии позиций не сдает. В последнее годы громко заявили о себе Андрей Веретенников, Владимир Салман, Андрей Шлыков, которым сейчас по 30-35 лет — самый что ни на есть плодотворный возраст. И я с удовольствием слежу за их творчеством.