27 мая 2020  0:26
Распечатать

«Гамлет». Мысль семейная…

Опубликовано: 24.05.2013 8:47

information_items_10076669

В мае театры обычно прощаются со своими зрителями и переходят на «автономный режим», больше времени уделяя репетициям и обдумыванию планов на предстоящий сезон. Но только не в этом году, если говорить о татарстанских театрах. Многие из них будут работать вплоть до Универсиады.

В Камаловском театре, например, еще даже не все премьеры сыграны! А та, что состоялась на днях в Татарском театре драмы и комедии им. К.Тинчурина, безусловно, заслуживает того, чтобы не откладывать разговор о ней до следующего сезона.

Больше того, мне кажется, «Гамлет. Сцены» – один из тех спектаклей, которые надо смотреть не один раз. По крайней мере, для того, чтобы сполна проникнуться простой и вместе с тем с трудом поддающейся трансляции мыслью о том, что переживания и мотивы поступков персонажей шекспировского «Гамлета» к нам куда как ближе, чем это принято думать. 

И дело не только в современных костюмах (современных относительно Шекспира, а вообще-то, собранных из разных эпох – от золотых эполет на мундире Клавдия (Ренат Шамсетдинов) и серой униформы Полония (Зуфар Харисов), придающей ему сходство с советским метрдотелем, до джинсов и черного свитера Гамлета (Артем Пискунов). Эта «кричащая» эклектика, пожалуй, единственное напоминание о вневременности действия, замешанного на «вечных» вопросах человеческого бытия. По сути же, перед нами обычные живые люди, со своими достоинствами и недостатками, и в каждом из них живет своя неизбывная боль, в том числе и за себя, за свои обманутые надежды. Но прежде всего источником этой боли является любовь к ближнему…

Премьера только что состоялась, и впечатления от нее, признаться, еще не уложились настолько, чтобы делать какие-то окончательные выводы. Спектакль «Гамлет. Сцены», повторюсь, надо смотреть не один раз. А кроме того, хотелось бы предоставить слово самому режиссеру-постановщику – заслуженному деятелю искусств РТ Рашиду Загидуллину, побеседовать с которым удалось буквально накануне премьеры.

– Из всех пьес Шекспира татарские театры почему-то чаще и охотнее ставят «Короля Лира». А какова история «Гамлета» на татарской сцене и существует ли она вообще?

– Насколько я знаю, впервые пьеса была поставлена в татар­ском театре в 1921 году и главную роль в том спектакле играл известный актер-трагик Мухтар Мутин. После этого к «Гамлету» больше никто не прикасался. И мы пока единственный татарский театр, который в двадцать первом веке обратился не вообще к Шекспиру, а именно к  «Гамлету».

Мы играем спектакль не на сцене, а в нашем большом фойе – это пространство меня всегда волновало. Я люблю экспериментировать с новыми площадками. Например, наш спектакль «На дне» шел в «кармане» сцены, а большая ее часть была отдана зрителям. Теперь я помещаю зрителей в одно пространство с артистами. Декораций в привычном понимании никаких. Декорацией является само фойе – с инкрустированным паркетом, люстрами и красивым балконом. В свое время, до революции, в этом зале проводили балы. Наверху сидел оркестр, внизу танцевали пары, и, соответственно, акустика в этом зале потрясающая. Напоминает акустику средневекового замка или католического собора.

– Не означают ли эти эксперименты с пространством, что Тинчуринский театр просто созрел для того, чтобы открыть малую сцену?

– Тинчуринский театр давно созрел для малой сцены, но у нас ее просто физически нет… Мое личное мнение, что хороший театр существует там, где есть хороший артист, который четко понимает, о чем он говорит со сцены, и есть зритель, которому это интересно. И если между ними возникает контакт, то это и называется театром. А все остальное – свет, звук, цвет – существует при театре или около него. Поэтому в нашем спектакле даже призрак, тень отца Гамлета, появляется в виде живого человека. Ведь и сам Гамлет несколько раз говорит: «Я видел, видел его как живого!» Так что наше привидение смотрится, как модно сейчас говорить, вполне аутентично. Живой свет, когда актеры видят лица зрителей, живой звук…

– Признаться, для меня, как, думаю, и для многих, эта премьера стала неожиданностью, хотя, по вашим словам, вы готовились к «Гамлету» десять лет. Что останавливало вас все эти годы и что послужило решающим толчком теперь?

– Десять лет назад я попробовал приступить к «Гамлету», и мы даже сделали распределение ролей. (Кстати, некоторые артисты из того состава заняты в спектакле на тех же ролях.) Но когда начались застольные репетиции, я понял, что артисты еще не созрели для этой постановки. Я выпускник Щукинского училища, где нас учили по вахтанговским заветам, главнейшим из которых является триединство: время, автор, коллектив. То есть, во-первых, нужно знать и чутко слышать время, в которое живешь, во-вторых – соответствует ли данный автор данному времени, и, наконец, способен ли коллектив понять этого автора в контексте данного промежутка времени. И на тот момент я понял, что у меня попросту нет «Гамлета»… И мы бросили это дело, но мысленно я постоянно возвращался к этим персонажам, к тем мыслям и философским проблемам, которые озвучены в этой пьесе. К тому же параллельно, ровно десять лет назад, я набрал актерский курс в театральном училище. Среди них – Артем Пискунов, играющий сегодня Гамлета, Резеда Саляхова, наша Офелия, Ильфак Хафизов – Лаэрт… А тогда это были совсем еще ребятишки четырнадцати – пятнадцати лет. И за эти десять лет они выросли, пройдя через ряд серьезных ролей, а также поэтических спектаклей. Так, например, перед выпуском мы поставили спектакль по стихам и дневникам Тукая. И отыграли его уже сотни раз, причем не только у нас в Татарстане, но и в Бельгии, Турции.

К слову, в бельгийском городе Брюгге мы посетили старинный замок, где сейчас размещается ратуша. И двор-»колодец» этого замка опять напомнил мне о «Гамлете». Именно тогда я утвердился в мысли, что его надо играть на открытом пространстве, с живым светом, звуком… Потому что «Гамлет» для меня – это прежде всего мысль, озвученная и донесенная до зрителя. А обстановку и все остальное зритель додумает сам. Поэтому я уделял огромное внимание «вскрытию» смысла текста. Потому что если наша мысль не будет понятна простому, неподготовленному зрителю, знающему о Гамлете только то, что это человек, который разговаривал с призраком, тогда мы не можем считать свою задачу выполненной.

Я не могу сказать, что поставил все произведение полностью, потому и написал честно – «Гамлет. Сцены». К примеру, у нас нет сцены на кладбище с «бедным Йориком» и еще ряда других, ставших почти «попсовыми» и набивших оскомину.

– А трудности перевода какие-нибудь были?

– Была большая проблема с переводом на татарский язык самой фразы «Быть или не быть». По-татарски она буквально звучит как «умереть или не умереть», что, конечно же, не отражает всей глубины ее смысла. Поэтому в спектакле она произносится по-английски, как в оригинале: To be or not to be…

– О чем все-таки история, которую вы вместе с Шекспиром решили поведать своим зрителям?

– Это абсолютно семейная история. И не только королевской семьи, но и семьи Полония, который ради собственных детей способен на любую подлость. Он безумно их любит, и они безумно любят своего отца. Только этим я могу оправдать сумасшествие Офелии. Потому что она страдает не по Гамлету, она скорбит по отцу. И Лаэрт мстит за своего отца так же, как Гамлет мстит за своего… Кроме того, в нашем спектакле в замок приходят не просто актеры, а семья актеров. И в сцене «Мышеловка» во время действия, срежиссированного Гамлетом, отец этого семейства действительно умирает на подмостках… Я убрал внешнего врага, то есть при сокращении я убрал Фортинбраса, потому что тот враг, который есть внутри каждого из нас, он страшнее.


Автор статьи: СТРЕЛЬНИКОВА Ольга
Выпуск: №76 (27493)


Добавить комментарий

музей 22.05.2020

В защиту музейной пыли

Во всём мире музеи оказались в числе тех культурных институций, которые сравнительно быстро и безболезненно адаптировались к работе в условиях карантина....
2 1900
выставка 22.05.2020

Шведский стол вместо «Тайной вечери»

В эти дни на сайте галереи современного искусства «БИЗON» проходит онлайн-выставка казанского художника Александра Простова-Покровского....
4310
Каравон 21.05.2020

«Каравон» в онлайн-формате

Нынешний фестиваль русского фольклора «Каравон» пройдёт в онлайн-формате из-за ситуации, связанной с коронавирусом....
4360
ирада-аюпова 21.05.2020

Культура онлайн: уроки пандемии

Практически все театры республики нашли свои формы творческой реализации в период вынужденного отказа от живого, офлайн-общения со зрителями....
3240
Музей-дерева1 21.05.2020

Наши музеи подтвердили европейский уровень

Два татарстанских музея вошли в шорт-лист международной премии «Европейский музей года»....
3820
  • Мнение

    Айрат Фаррахов, депутат Госдумы РФ от Татарстана:

    ФАРРАХОВ

    Госдума утвердила третий пакет мер господдержки пострадавших от эпидемии коронавируса. В частности, самозанятым из четырёх регионов России, включая Татарстан, вернут уплаченные налоги за прошлый год. Эта сумма будет возвращена за счёт средств федерального бюджета, хотя налоги были уплачены в бюджет региона.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Цены на рынках


  • Дни рождения

    27 мая

    Ахат Хаевич Мушинский (1951), исполнительный директор Татарского ПЕН-центра.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров