У малых нефтяных компаний стало меньше льгот и больше проблем

print

На планируемом в эти дни в Симферополе заседании наблюдательного совета ЗАО «Укртатнафта» (совместного украинско-татарстанского предприятия, основной составляющей которого является Кременчугский нефтеперерабатывающий завод) будет поставлен важный для Татарстана вопрос — отдать ли в руки республики госпакет акций и, следовательно, доверительное управление этим акционерным обществом. Сегодня Татарстан владеет 42 процентами акций ЗАО. В заседании намерены принять участие первый вице-премьер РТ (а также председатель наблюдательного совета ЗАО «Укртатнафта») Равиль Муратов и государственный советник при Президенте РТ по вопросам недропользования, нефти и газа Ренат Муслимов.


Об этом сообщил журналистам Р.Муслимов на брифинге, посвященном прошедшему в Елабуге расширенному совещанию по поводу поддержки малого и среднего бизнеса в нефтяной промышленности республики. Президент РТ Минтимер Шаймиев, Премьер-министр РТ Рустам Минниханов, главы администраций нефтяных районов Татарстана и руководители всех нефтедобывающих предприятий обсудили проблемы и пути развития как малых нефтяных компаний (МНК), работающих на территории республики, так и нефтяной отрасли в целом.


В известном президентском указе о поддержке малого предпринимательства не существует раздела, посвященного нефтяному бизнесу. Раньше по-дилетантски считалось, что понятия малого и среднего бизнеса не очень-то приемлемы для МНК, покуда любая крошечная нефтяная фирма ворочает большими деньгами. Но МНК и производят-то отнюдь не спички, а являются весьма капиталоемкими и инерционными предприятиями.


Сегодня, как никогда, и малым нефтяным компаниям необходима поддержка, поскольку в связи с вхождением Татарстана в единое с Россией налоговое поле нефтяники лишились многих налоговых льгот, констатировал Р.Муслимов. Самые большие трудности испытывают в первую очередь те компании, которые разрабатывают старые месторождения.


Раньше Татарстан имел возможность экспериментировать с налогами и предоставлять льготы предприятиям, к примеру, добывающим нефть из малодебитных скважин или за счет методов увеличения нефтеотдачи, а также разрабатывающим новые месторождения. Это позволило республике получить дополнительно более 30 процентов (от общей добычи) «черного золота», свыше 10 тыс. нерентабельных малодебитных скважин держать в действующем фонде, открыть 36 новых месторождений, сохранить 18 тыс. рабочих мест и так далее. А нефтяники на льготах сэкономили около 15 млрд. рублей.


В новых налоговых условиях нефтяная отрасль лишилась мощнейшего стимулятора. Сегодня работает только республиканское правительственное постановление о бездействующем фонде скважин. Данным документом предусмотрены на текущий год небольшие льготы на добычу 1,7 млн. тонн нефти, а в прежние времена льготами облагалась добыча более 11 млн. тонн.


И нынешние пропагандистские разговоры о снижении налоговой нагрузки беспочвенны. Возьмем для примера налог на прибыль, который сокращается с 35 до 24 процентов. Казалось бы, во благо производителя! Но ведь при этом отменяется положение о том, что до начисления налогов предприятие имело возможность 50 процентов прибыли инвестировать в собственные капвложения. То есть реально проплачивалась лишь половина налога на прибыль. Нефтяники пользовались этим положением в полной мере.


Кроме того, федералы придумали единый налог, так называемый недровый. В него входят отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, плата за добытые полезные ископаемые плюс акцизы. В первом варианте единого налога, представленном в Госдуму РФ, предполагалось ввести несколько понижающих коэффициентов — на отработку запасов сырья, на качество нефти, на дебитность скважин. Но потом это упразднили, поэтому недровый налог будет зависеть только от цены на нефть.


По прогнозам многих специалистов, все это может привести Россию к резкой нехватке подготовленных запасов нефти, что подсечет нефтяную и нефтехимическую промышленность страны. И особенно трудно придется старым нефтедобывающим районам, на которые в советский период легло тяжелое бремя по обеспечению Союза нефтью.


Малые нефтедобывающие компании окажутся в наихудшем положении, так как у них нет большого фонда скважин — в Татарстане на 24 МНК всего 1700 скважин, а это одно среднее нефтегазодобывающее управление (НГДУ). К тому же у МНК возникают проблемы и с откачкой нефти — из-за отсутствия резервуаров и прочих причин.


По мнению Рената Муслимова, коль государство в современных условиях не имеет возможности льготировать нефтяные компании, то, во-первых, необходимо оказать им политическую поддержку. То есть госструктуры должны отдавать приоритет нефтяникам и оперативно решать «нефтяные» вопросы. Во-вторых, все-таки нужно дать официальное определение малому и среднему бизнесу в нефтяной отрасли, для чего неплохо было бы организовать правительственную комиссию. Кроме того, придется создавать резервуарные парки, чтобы было куда складировать нефть.


На сегодняшний день перед республикой очень остро стоит проблема с сернистой нефтью, которой уже сегодня добывается 11 млн. тонн в год, а прогнозируется — 14 млн. тонн. Где ее перерабатывать? Строящийся в Нижнекамске нефтеперерабатывающий завод не сможет обработать все сырье. Возлагается надежда на Кременчугский НПЗ, вот почему руководство республики заинтересовано в получении доверительного управления ЗАО «Укртатнафта».