20 сентября 2017  16:06
Распечатать

Незабытая мелодия для флейты

 

ismagil

 

В историю татарского театра вписаны десятки замечательных имен. О ком-то из этой плеяды мы знаем практически все, о ком-то – почти ничего. Одно из таких полузабытых имен – режиссер Гумер Исмагилов.

 

Но жизнь иногда преподносит бесценные подарки. Так, недавно в распоряжении нашей газеты оказались ранее не публиковавшиеся письма Гумера Исмагилова, датированные 1941 годом, которые не только проливают свет на некоторые детали биографии «татарского Мейерхольда», как иногда его называли, но, главное, эти письма доносят до нас живые голоса людей, оказавшихся в тисках трагического стечения обстоятельств. Здесь и война, и сталинский террор, и семейные драмы…

Письма очень личные и адресованы жене режиссера – Разие Файзуллиной, жизнь которой тоже неразрывно связана с татарским искусством. Она была профессиональным музыкантом, играла на флейте. В Восточном музыкальном техникуме Разия Файзуллина училась в одно время с композитором Фаридом Яруллиным. Но прежде всего она была музой Гумера Исмагилова и до конца своих дней хранила его письма. Сейчас они находятся в личном архиве известного казанского художника Надира Альмеева, сына Разии Файзуллиной от второго брака. По словам Надира Усмановича, широкой общественности до сих пор мало что известно об Исмагилове и как о театральном деятеле, и как о человеке, чья жизнь была полна драматических коллизий. И было бы справедливым отдать дань уважения этой замечательной личности, тем более что на днях исполнилось 110 лет со дня рождения Гумера Исмагилова.

 


До сих пор существует мнение, что в свое время достаточно было одной телеграммы из Казани, чтобы вызволить Гумера Исмагилова из ссылки. А с его возвращением получил бы новый творческий импульс и татарский театр


 

Он родился 15 июня 1907 года в Казани. В 1928 году окончил здесь же театральный техникум и пришел в Татарский академический театр на должность «инспектора сцены», или, говоря современным языком, ассистента режиссера. Но, по всей видимости, уже тогда проявилось его стремление к самостоятельной творческой работе, потому что довольно скоро Исмагилова направляют на учебу в Москву, в ГИТИС. Мы не знаем, у кого конкретно из мастеров сцены он учился, но, по воспоминаниям ветеранов сцены, после возвращения в 1935 году в Казань Исмагилов первым делом организовал при театре курсы по изучению системы Станиславского. Надо сказать, что в те годы на камаловской сцене выступала целая плеяда замечательных актеров, но почти все они были самородками, то есть не имели полноценной театральной школы, поэтому даже опытные артисты с благодарностью восприняли начинание молодого дипломированного коллеги. Больше того, вскоре Исмагилова назначают главным режиссером театра.

В эти же годы он обретает личное счастье, после недолгих ухаживаний женившись на красавице-флейтистке Разие, которая подрабатывала в оркестре театра и к тому же прекрасно танцевала. На нее засматривались многие, ее избранник тоже не был обделен женским вниманием, поэтому довольно скоро их отношения ни для кого в театре уже не были тайной.

 

foto2

Гумер Исмагилов и Разия Файзуллина в Крыму. 1937 год.

Но любопытные взгляды и перешептывания сопутствовали не только влюбленной паре. Шел тридцать седьмой год, и молох сталинских репрессий уже не щадил никого. В это же время был обескровлен и татарский театр. Погибают в застенках НКВД драматурги Фатхи Бурнаш, Карим Тинчурин, Фатых Сайфи-Казанлы, выдающийся актер и режиссер Мухтар Мутин, подвергаются репрессиям режиссер Гали Ильясов и драматург Мирсай Амир. Шли доносы и на Гумера Исмагилова. Под каким-то надуманным предлогом его снимают с должности главного режиссера и вскоре увольняют из театра. В поисках справедливости Исмагилов едет в Москву, и формально его даже восстанавливают в театре. Но по тем временам это в лучшем случае только отсрочило бы его арест. Понимая все это, Исмагилов решает не возвращаться в ТГАТ и, воспользовавшись приглашением из Симферопольского крымскотатарского драмтеатра, вместе с женой уезжает из Казани.

Благодаря этому решению они подарили себе три года, с 1938-го по 1940-й, почти безмятежной творческой и семейной жизни. В Крыму Гумер Исмагилов целиком отдавался работе в театре.

После того как Разия Файзуллина поняла, что ждет ребенка, она уговорила мужа, пока есть такая возможность, отпустить ее в Казань, чтобы навестить родственников. У Исмагилова были срочные дела в Москве, и он с радостью вызвался проводить жену. Уже в дороге они узнали, что началась война…

Москва встретила их полной неразберихой, многие учреждения готовились к эвакуации, но каким-то чудом Исмагилову удалось-таки разыскать начальника Казанского вокзала и последним поездом отправить жену дальше. Сам же он должен был срочно вернуться в Симферополь.

 


В поисках справедливости Исмагилов едет в Москву, и формально его даже восстанавливают в театре. Но по тем временам это в лучшем случае только отсрочило бы его арест


 

С этого момента их связывали только письма. Первое время они писали друг другу часто, учитывая, что из-за перебоев с почтой предыдущая весточка могла и не дойти до адресата. Но вскоре и эта ниточка между ними оборвалась – в Крым вошли фашисты…

 

«Мое сокровище!.. Я приехал в Симферополь весь в пыли, как трубочист, – пишет Исмагилов жене 9 июля 1941 года. – Всю дорогу и в Симферополе – до получения твоей телеграммы – душа моя ныла, страдала, не зная твоего положения… Очень рад тому, что ты уехала в Казань, а не осталась в Симферополе. Там спокойнее и ты будешь среди своих знакомых, родных… Я в день приезда явился в Управление по делам искусств, в военкомат и в парторганизацию, всюду меня крепко и заслуженно выругали за опоздание. На днях буду мобилизован. В театре мне уже приготовили расчет, но пока продолжаю работать. Всех оставшихся в театре актеров в день моего приезда отправили в районы (степная часть), они там помогают колхозникам убирать хлеб и дают спектакли-концерты».

 

От 25 июля 1941 г.: «Радость моя! Я не успел даже собрать вещи. Все осталось в комнате так, как было. Срочно выехал. Не успел получить даже расчета. Обещали выслать почтой. … Ты обо мне не беспокойся – я жив, здоров – на военном положении. Жду от тебя письма с нетерпением… С собой ничего не взял, только твою фотокарточку, которая стояла у меня на письменном столе. До февраля 1942 года тебе придется жить очень экономно, средств иметь не буду. Через шесть месяцев, став военным специалистом, я смогу тебя обеспечить полностью. Желаю тебе здоровья и мужества. Твой Гумер».

 

От 17 августа 1941 г.: «Я в городе Петровске – в сорока километрах от Саратова. Очень беспокоюсь о тебе. Со дня моей мобилизации я еще не получил от тебя ни одной вести. Болел москиткой, а так здоров. Нет писем и от родителей…»

 

От 23 августа 1941 г.: «Добрался до Пензы. Здесь вторая пересадка. Третья будет в Харькове… Во сне видел тебя. Как будто мы уже в Симферополе. Ты очень хорошо поправилась, вся сияешь, как солнце, и на руках держишь кругленького пузана – мальчика. Это предвестник счастливого будущего…»

 

От 29 августа 1941 г.: « Я все еще из Пензы не выехал. Может быть, выеду вечером, но придется, наверное, ехать через Северный Кавказ. Вечером в агитпункте вокзала дали для нас концерт. Выступали сатирики и иллюзионисты. Погода паршивая, как осень, моросит. Но настроение хорошее…»

 

От 30 августа 1941 г.: «Сегодня добрался до ст. Поворино. Здесь пересадка на Сталинград – Новороссийск. Встретил крымчан. Немного простудился – ангина. Надеюсь, дней через пять добраться до места. Еще раз напоминаю тебе о моих «отцовских» наставлениях… Встретимся, наверное, скоро, в Крыму я долго не буду».

 

От 3 сентября 1941 г.: «Радость и счастье мое! После долгих хлопот выезжаю морем в Крым. Но в случае, если после этой открытки от меня долго не будет вестей, то в военную комендатуру Новороссийского порта черкни просьбу – сообщите, мол, где находится военнослужащий такой-то, 3-го сент. выехавший из Новороссийска в Крым – морем…»

 

От 11 сентября 1941 г.: «Приехал в Симферополь – жив, здоров. Дал тебе «молнию», надеюсь, что получила. В дороге простудился, все еще кашляю, что-то медленно проходит. Когда ехал морем, чуть не пошел ко дну, но уцелел. Театр в Симферополе, в труппе 14 человек. Даем концерты и одноактные пьесы в городе и районах, в частях РККА и колхозах. Меня здесь ждали, ждали и после перестали ждать – думая, что я совсем не вернусь. Сейчас уже начал работать. Работаю один за всех – за директора, худрука, администратора, суфлера и т.д. Приехал в Симферополь без единого гроша. Взял 250 р. аванса, уплатил за три м-ца партвзносы, остатки пока расходую на питание. Через несколько дней получу зарплату за 8 дней и немедленно переведу тебе…»

 

Последнее из сохранившихся писем Гумера Исмагилова адресовано его родителям. Письмо отправлено 22 октября 1941 года, а уже 1 ноября Симферополь был оккупирован фашистами.

 

«Здравствуйте, мои дорогие!.. Я опять мобилизован, в театре с 1 октября уже не работаю, но пока в Симферополе (адрес старый). Последние деньги перевел моей Розе и не знаю, когда и как смогу выслать еще. Война, все может случиться. Если вражеская пуля прервет мою жизнь или еще почему-либо я не смогу помочь Розе и вам, то пусть она среди вас найдет любовь и ласку, живущую в моем сердце. Пусть она для вас будет родной дочерью и сестрой. Берегите ее, она в положении, ей нужна теплота, ласка и спокойствие. Пока все.  До счастливой встречи после войны. Живите дружно. Желаю всем вам много лет счастливой жизни. Ваш Гумер».

Оккупация Симферополя длилась долгих 865 дней. Театр эвакуироваться не успел и, по распоряжению немецких властей, должен был продолжить работу. По некоторым сведениям, Исмагилов был связан с партизанами, но все-таки главную свою задачу он видел в том, чтобы сохранить театр. Репертуар старался подбирать нейтральный, в основном играли татарскую дореволюционную классику. Тем не менее на Исмагилова снова пошли доносы: мол, с его подачи актеры произносят со сцены зашифрованные призывы к неповиновению… Но режиссеру удалось как-то вывернуться и спасти театр.

 


Пройдя через все лишения, связанные с депортацией, Гумер Исмагилов не только не сломался под ударами судьбы, но и смог вернуться к творческой деятельности. После войны и до конца своей жизни он работал главным режиссером Андижанского узбекского музыкально-драматического театра


 

В 1944 году Крым был освобожден от фашистов. Однако радость была недолгой: началась депортация крымских татар. И хотя Исмагилов был из казанских татар, он снова предпочел разделить горькую судьбу своих коллег по театру. Вместе со всей труппой его депортировали в Среднюю Азию.

…Лишь спустя много лет Гумер Исмагилов узнает, что в положенный срок в Казани у него родилась дочь. Но в больнице, где прошли роды, было очень холодно, мать и дитя заболели, и спустя несколько дней новорожденная девочка умерла.

Оправившись от горя и болезни, Разия Файзуллина отправит множество запросов, чтобы узнать о судьбе пропавшего мужа, но по всем ведомствам Гумер Исмагилов не значился ни среди мертвых, ни среди живых…

До сих пор существует мнение, что в свое время достаточно было одной телеграммы из Казани, чтобы вызволить Гумера Исмагилова из ссылки. А с его возвращением получил бы новый творческий импульс и татарский театр. Но, увы, этого не случилось.

Пройдя через все лишения, связанные с депортацией, Гумер Исмагилов не только не сломался под ударами судьбы, но и смог вернуться к творческой деятельности. После войны и до конца своей жизни он работал главным режиссером Андижанского узбекского музыкально-драматического театра. Там же, в Андижане, он и похоронен.

Конечно же, Гумер Исмагилов вспоминал Казань и свою Розу, но, опасаясь навредить ей своей биографией, долгое время не отваживался написать о себе. Они встретятся уже в зрелом возрасте, к тому времени и у нее, и у него были новые семьи, но до последнего их будут связывать добрые отношения.

 

Постскриптум. «Пару раз я видел Гумера Исмагилова в нашем доме, тогда он был уже пожилым человеком. Больше знаю о нем по рассказам мамы, – говорит Надир Усманович Альмеев. – А когда мы с матушкой были в Симферополе, она показала мне дом, в котором они жили. После депортации там осталось практически все: и мамины личные вещи, и библиотека Исмагилова. По словам мамы, он был образованнейшим человеком и лучшей библиотеки она не видела…»

 


Фото: из личного архива Надира Альмеева
Автор статьи: СТРЕЛЬНИКОВА Ольга
Дата:21.06.2017
Выпуск: №88 (28276)

Добавить комментарий

orkestr 18.09.2017

Это и наше имя, и репутация

Свой очередной, 52-й сезон открыл Государственный симфонический оркестр Татарстана под руководством Александра Сладковского....
1620
merezko 18.09.2017

Виктор Мережко: Жизнь удалась!

В этом году Виктор Мережко отметил 80-­летний юбилей....
1420
8988 16.09.2017

Филармония открыла юбилейный сезон

15 сентября в Татарской Государственной Филармонии имени Габдуллы Тукая состоялось открытие юбилейного 80-го концертного сезона....
2450
6Qp5kjHUQLI 15.09.2017

«Чашу» наполнит энергия рока

Самые перспективные молодежные рок-коллективы выступят на финальном концерте Всероссийского студенческого фестиваля живого звука «Энергия рока»....
2660
Театр Камала. Премия 15.09.2017

За вклад в театральное искусство России

Татарскому государственному академическому театру им. Г. Камала вручена премия Правительства Российской Федерации имени Федора Волкова....
2230
  • Прямая связь

  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    История в рисунках и цифрах

    06.01.1929

    04-06-01-1929

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №04.06.01.1929

    Другие рисунки и цифры
  • Не забудьте поздравить с Днем рождения!

    20 сентября

    Валерий Александрович Власов (1953), депутат Госсовета Татарстана.

    Халил Зиннурович Гиниятов (1956), гендиректор Казанского государственного казенного порохового завода, депутат Госсовета Татарстана.

    Хабир Газизович Иштиряков (1949), председатель Республиканского совета ветеранов (пенсионеров) Татарстана.

    Шамил Габдулхаевич Ягудин (1952), генеральный директор компании «Татнефтепром-Зюзеевнефть», депутат Госсовета Татарстана.

  • Юмор

    359834_600
    Как-то давным-давно у нас с братом зашел разговор о финансах.
    Весь юмор

    Анекдоты от Ходжи

    Сабантуй бывает разный...

    Анекдоты от Ходжи Насреддина. Анимация.

    Все анекдоты

  • Партнеры

    kai-85

  • СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - единый номер вызова экстренных оперативных служб
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Опросы

    Какая социальная проблема вас больше всего волнует?

    Результаты →

    Загрузка ... Загрузка ...

    Другие опросы Подробнее

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Комментарии

    Моя фамилия Вордушин. Я не знаю ее происхождения. Может она связана с деревней Вордушино.
    Когда деревни были большими
    17.09.2017
    Я, Равиль Буркаев, являюсь инвалид 2-группы (без ноги, хожу на клюшках) мне оформите пожалуйста покупку комплект билетов на все 6-…
    Татарстанцы смогут приобретать билеты на ЧМ-2018 по футболу с 14 сентября
    16.09.2017
    Могли бы для немногочисленной группы пенсионеров-завсегдатаев поездок в Свияжск предложить бесплатный проезд и не экономить на самых обделенных!
    В Свияжске пройдет военно-исторический фестиваль «1551. Становление государства Российского»
    16.09.2017
    Да выборы прошли а кто на них был? не было нигде агитации и уведомления про выборы!
    В Татарстане выборы прошли без существенных нарушений
    13.09.2017
    И у нас темнотища, которая усиливается из-за высоких деревьев, а если учесть, что тротуары во дворе с многочисленными ямами, залатанными…
    Тьма кромешная
    12.09.2017
    Все комментарии

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров