4 июня 2020  16:28
Распечатать

На братских могилах не ставят крестов

Опубликовано: 17.03.2020 15:37

 

Ярослав-Томчак

 

На фоне потока информации об осквернении и сносе памятников советским воинам в Восточной Европе: в Чехии, Болгарии, Польше – важно понимать, что в тех же странах есть люди, которые продолжают самоотверженно заниматься сохранением памяти о наших солдатах, в том числе восстановлением кладбищ советских военнопленных, погибших на территории Восточной Европы.

 

В этой связи показательна история Ярослава Томчака (на снимке) – польского военного пенсионера из Старгарда (до 1945 г. город входил в состав Германии). Более десяти лет назад он самостоятельно установил место захоронения тысяч советских военнопленных, замученных фашистами в лагере Шталаг II-D под Старгардом, и с тех пор практически в одиночку ведёт поисковую работу по восстановлению их имён. Деятельность Я.Томчака неожиданным образом оказалась связана с судьбами наших земляков, уроженцев Татарстана.

Мы познакомились с Яреком после выхода в газете «Республика Татарстан» моей статьи о семье Олега Маруты-Краснопольского («Тетюшская сага, или Неоконченная пьеса для рояля «Беккер», «РТ» от 15 февраля 2007 г.), а затем публикации автобиографической повести О.Маруты о лагере Шталаг II-D с моим же предисловием в журнале «Эхо веков». Через редакцию журнала Томчак обратился ко мне с просьбой сообщить ему адрес Олега Маруты, проживавшего на тот момент в США.

Олег Михайлович не любил вспоминать о войне. Даже своим родственникам он поч­ти ничего не рассказывал ни о четырёх годах плена, ни о немецком лагере. Но Ярек был настойчив, и они стали переписываться. По словам Томчака, благодаря Маруте ему удалось определить место кладбища и узнать многие подробности лагерной жизни.

Олег Марута, родившийся в Тетюшах в 1914 году, умер в октябре 2013 года, на сотом году своей жизни. После его смерти наша переписка с Яреком продолжилась. Он мне рассказывал, как продвигается работа по восстановлению фамилий советских военнопленных, истории лагеря и кладбища.

Как и многие поляки его поколения, Ярослав Томчак достаточно хорошо говорит по-русски. Мы с ним не только переписываемся, но и разговариваем по телефону. Вот так и появилось это интервью.

 

– Расскажите о себе: где вы родились, в какой семье, почему выбрали профессию военного?

– Родился в рабочей семье в Старгарде. С детства мечтал стать профессиональным военным. Но сначала я был железнодорожником, а потом окончил военную школу ПВО в г. Кошалин. Служил в звании прапорщика. Последнее место службы – 12-я механизированная дивизия в Старгарде. Уже двенадцать лет, как я вышел на пенсию.

 

– Когда вы впервые узнали о лагере для советских военнопленных в Старгарде?

– О концлагере я знал всегда, интересовался его историей, но точной информации было мало. Все знали, что в Старгарде во время войны был лагерь для военнопленных из разных стран: поляков, французов, русских, но никто не мог точно указать даже его месторасположение. Позднее я узнал, что Шталаг II-D находился на западной окраине города. Его печальная история началась в конце августа – начале сентября 1939 года.

 

– Почему вы заинтересовались его историей? Что вас подвигло на восстановление имён, захоронений?

– В лагере погибли тысячи советских военнопленных. Убили их немцы, а военные летописцы о них молчали, поскольку никто не отменял приказ Сталина №270 от 16 августа 1941 года, согласно которому оказавшиеся в плену солдаты были объявлены «изменниками Родины». Судьбой «предателей» никто особо не занимался. О них забыли и на родине, и в Польше – стране, за освобож­дение которой от фашизма они воевали и погибли.

Я считаю своим гражданским и воинским долгом восстановить память о советских солдатах и офицерах и перезахоронить их останки со всеми военными почестями.

В том, что мне удалось восстановить историю лагеря, огромную помощь мне оказал ваш земляк – Олег Марута-Краснопольский. К моменту нашего знакомства Олегу Михайловичу было уже за 90 лет, но он сохранил ясную память.

В свою очередь Марута сообщал мне о переписке с Ярославом Томчаком: «Продолжаю переписку с паном Яреком. Он очень интересный человек. <…> От него я узнал много интересного. Он знает номера многих лагерей для советских военнопленных, в которых мучились и умирали советские ребята и мужики в возрасте от восемнадцати до пятидесяти лет. Он назвал мне не только число пленных в каж­дом лагере, но и сколько десятков тысяч в каждом из них погибло!»

 


В лагере погибли тысячи советских военнопленных. Убили их немцы, а военные летописцы о них молчали, поскольку никто не отменял приказ Сталина №270 от 16 августа 1941 года, согласно которому оказавшиеся в плену солдаты были объявлены «изменниками Родины». Судьбой «предателей» никто особо не занимался. О них забыли и на родине, и в Польше – стране, за освобож­дение которой от фашизма они воевали и погибли


 

– Следующим этапом моих поисков стало определение места, где в братской могиле были похоронены узники Шталага, – продолжает Ярослав Томчак. – В 2008 году я купил в Национальном архиве Великобритании копию аэро­фотосъёмки Шталага II-D и зоны вокруг него. После тщательного анализа и сопоставления фотографий, а также персональных карточек военнопленных и того, о чём мне рассказал Олег Марута, я пришёл к выводу, что кладбище должно находиться примерно в 450 метрах в западном направлении от северных ворот лагеря. Здесь были проведены поисковые работы и обнаружены останки воинов.

По воспоминаниям О.Ма­руты процедура захоронения в лагере была максимально упрощена. Каждое утро специальные команды совершали обход бараков, из которых выносили трупы умерших ночью военнопленных. Тела укладывали перед бараками, а затем на телеге увозили за территорию лагеря. По документам только между октябрём и декабрём 1941 года в лагере умерли 973 военнопленных, в 1942-м – 1077 человек, в 1943-м – 492… Чаще всего причиной смерти советских военнопленных было общее истощение организма, кишечный катар, воспаление легких, туберкулез, тиф и т. п.

Старгард был освобождён 5 марта 1945 года при участии 61-й армии под командованием генерала П.А.Белова, 2-й Гвардейской танковой армии под командованием генерала С.И.Богданова, а также 65-й армии под командованием генерала П.И.Батова из состава 1-го Белорусского фронта.

 

– Из официальных лиц кто-нибудь вам помогал, поддерживал в вашей работе?

– Нет, никто не поддерживал. Для чиновников это было очень странно, что поляк занимается делом военнопленных красноармейцев.

По словам Ярека, отношение к этой странице военной истории стало меняться после того, как общество «Мемориал» опубликовало «Обобщённый электронный банк данных, содержащий информацию о советских воинах, погибших, умерших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны» (ОБД). Изучая эту информацию, он наткнулся на персональные карточки советских военнопленных, умерших от голода в Шталаге II-D. Томчак проверил более 9 тысяч персональных карточек и восстановил 2698 фамилий советских военнопленных, похороненных под Старгардом. Но сам Ярек не считает эту цифру окончательной. Не исключено, что территория кладбища была местом более ранних захоронений военнопленных. И это, возможно, объясняет тот факт, что в персональных карточках около ста советских военнопленных, которые умерли в Шталаге, не указано место их захоронения.

 

Колонна-Победы

Колонна Победы, снесённая в Старгарде.

 

– А можно ли установить, сколько выходцев из Татарстана на этом кладбище?

– Пока это сделать трудно. В восстановленных мною списках встречаются татарские фамилии, но выходцев из Татарстана других национальностей может быть больше. К сожалению, в большинстве карточек сведения крайне скудны – только фамилия военнопленного. И лишь иногда указаны место рождения, образование и т.д.

Известно, что со Старгардом связана память о Герое Советского Союза Заки Хабибулловиче Хабибуллине (1911–1945), уроженце Сабинского района. Считается, что он похоронен на военном кладбище в Старгарде. На самом деле, как рассказал Ярек, это не совсем так. Раньше в центре города был мемориал павшим советским воинам, и на нём выбито несколько десятков фамилий. Потом выяснилось, что там покоятся останки только одного человека – лейтенанта Грустнева, а захоронение носило символический характер. Мемориал снесли в 2017 году.

По сведениям Я.Томчака, Заки Хабибуллин действительно похоронен в Старгарде. Предположительно его могила находится в ста метрах от площади Победы (Placu Zwyciеstwa), где сейчас проходит дорога… Сразу после окончания войны были планы перезахоронить тело Героя на родине, но они не осуществились. С тех пор восстановлением захоронения и изучением останков никто не занимался.

 


По воспоминаниям О.Ма­руты процедура захоронения в лагере была максимально упрощена. Каждое утро специальные команды совершали обход бараков, из которых выносили трупы умерших ночью военнопленных. Тела укладывали перед бараками, а затем на телеге увозили за территорию лагеря. По документам только между октябрём и декабрём 1941 года в лагере умерли 973 военнопленных, в 1942-м – 1077 человек, в 1943-м – 492…


 

– Что будет с кладбищем военнопленных в дальнейшем?

– Сегодня это самое большое воинское захоронение, обнаруженное после окончания Второй мировой войны, официальное его название Новое военное кладбище (на территории города располагается также Международное военное кладбище времён Первой мировой войны). Общая его площадь примерно 0,8 га. Территория кладбища огорожена, и здесь установлена мемориальная табличка. Памятнику, который установлен перед входом в бывший лагерь Шталаг II-D, пока ничто не угрожает. Но дальнейшую судьбу кладбища предсказать трудно. Согласно польским законам право на существование имеют только ухоженные кладбища, в противном случае они подлежат закрытию. Для расчистки кладбища от мусора, кустарников и на установку нового забора сегодня необходимо около двух миллионов рублей. Считаю, это небольшие деньги за честь, славу и память о трёх тысячах советских воинах.

Представители посольства РФ, журналисты с российских телеканалов обычно обращаются ко мне перед праздником Победы, звонят, пишут, приглашают на вечера памяти. Но после праздников всё заканчивается: не звонят и не отвечают на звонки.

 

– Приезжают ли на могилы потомки, родственники погибших в Шталаге?

– Думаю, большинство из них не знают о судьбе своих близких, похороненных на Новом военном кладбище в Старгарде. К сожалению, у меня нет своего сайта, чтобы выложить списки в открытый доступ, но я буду рад помочь каждому, кто обратится ко мне напрямую (электронный адрес Ярослава Томчака есть в распоряжении редакции. – Л.С.).

Постскриптум. Некоторое время назад на канале «Культура» вышел фильм «Советские военные памятники в Европе», в котором был сюжет в том числе о подвижнической деятельности Ярослава Томчака. Но такая информация появляется крайне редко. Я считаю, нам всем надо по­думать о том, как помочь польскому краеведу в восстановлении и сохранении памяти о погибших на территории Польши красноармейцах и советских военнопленных.

 

Из воспоминаний Олега Маруты:

«С первого дня пребывания в Шталаге для пленных стало очевидным, что наступила настоящая полоса голода: в баланде были только вода и брюква, а буханка солдатского хлеба выдавалась одна на десять человек, то есть по 100 граммов в день. Но и эта порция не полностью доходила до пленного: бачок с «приварком» <…> принимал старший по бараку полицейский, вооружённый черпаком. И он вычерпывал из бачка всё, что там могло появиться съедобного: картофелина, морковка или кость – в другой бачок для полицаев и их свиты. Кроме всего, из общего бачка отливалось для полицаев несколько больших котелков («баянов», как их называли пленные) для последующей их продажи в обмен на пайку хлеба и на какие-­либо предметы, которые могли сохраниться у пленных и быть пригодными для продажи солдатам или сбыта за проволоку, в городе. Вскоре у пленных пропала последняя надежда на возможное избавление от голодной смерти в лагере. <…> Все мысли были сосредоточены только на том, как получить что-­нибудь поесть, чем наполнить вечно пустой желудок. Чувство голода было самым большим психическим мучением для военнопленных».


Фото: из личного архива Я.Томчака

Добавить комментарий

самира-рахманова 04.06.2020

Рукоделие по наследству

Татарстан – республика талантливых детей, которые проявляют свои способности в самых разных областях знаний, спорта, творчества....
910
Помощь-рядом 04.06.2020

Бизнес одевает многодетных

Одежда для многодетных семей и продукты тем, кому не хватает средств на еду, – такую помощь оказали предприниматели Альметьевска жителям города....
990
Кино-за-7-дней1 04.06.2020

Десять фильмов снимут за неделю

Столица Татарстана готовится вновь принять участников международного проекта «Кино за 7 дней»....
1100
Казанка-очистные 04.06.2020

Казанка становится чище благодаря Волге

В Казани завершено строительство очистных сооружений в районе Ветеринарной академии....
1180
читаем-вместе 03.06.2020

«Алые паруса», «Шурале» и другие

В канун Международного дня защиты детей в Татарстане стартовала республиканская акция «Читаем детям вместе»....
2460
  • Мнение

    Гузель УДАЧИНА, Уполномоченный по правам ребенка в РТ:

    удачина

    В сознании и душе нашего народа вопросы детства всегда были в приоритете. Татарстан – лидер в области создания и развития достойной инфраструктуры детства, в республике реализуется множество программ и проектов, нацеленных на повышение качества жизни семей с детьми.

    Все мнения

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты
  • Найди свою малую Родину
  • Цены на рынках


  • Дни рождения

    4 июня

    Александр Николаевич Гречкин (1952), директор Института биохимии и биофизики КНЦ РАН, академик РАН.

  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров