27 марта 2017  5:52
Распечатать

Лихие наездники
из Апачева

 

aktanysh.tatarstan.ru_5

 

Помню, как мальчишками мы по нескольку раз бегали в кинотеатры смотреть фильмы про полную увлекательных приключений жизнь североамериканских индейцев. Вступившие на тропу войны с бледнолицыми колонизаторами краснокожие вожди Чингачгук и Виннету, Зоркий Сокол и Ульзана были нашими кумирами, образцом для подражания. В дни школьных каникул мы строили вигвамы из жердей и веток, мастерили луки, стрелы и деревянные томагавки. А затем устраивали «сражения», нападая на белых поселенцев из засад на лесных дорогах. И лишь к вечеру собирались у костра на очередной «военный совет».

 

Весело трещали в огне сосновые ветки, а мы, уставшие, набегавшиеся за день под июльским солнцем, подновляли копья и стрелы, наперебой обсуждая эпизоды любимых кинолент с персонажами Гойко Митича и Грегори Пека…

 

НЕДАЛЕКО ОТ ГРАНИЦЫ

С тех пор прошло немало лет, и вот однажды, года два назад, в одной из командировок я случайно оказался в селе, название которого неожиданно напомнило об играх далекого детства.

Наш Logan стремительно несся по серой полосе шоссе, рассеченной надвое свежей разметкой. Мы спешили в Актаныш – райцентр одного из самых дальних районов республики, почти у границы с соседним Башкортостаном. Впереди показался дорожный указатель. «Апачево», – прочел водитель, и мы недоуменно переглянулись. «Вот это да! Куда же это мы забрались? Здесь что – индейская резервация?» – пошутил было я, и тут же справа от дороги показалось приземистое строение бревенчатой фермы. В примыкающей к ней огороженной длинными жердями леваде паслось несколько лошадей. Ни дать ни взять – ковбойское ранчо из вестерна о Диком Западе!

 

Так и ждали мы, что через минуту в проеме широких ворот возникнет ковбой в широкополой шляпе, потертых джинсах с пыльниками, со старым седлом в руках. Или (чего только не случается в жизни!) настоящий индейский воин-апач – в боевой раскраске, с луком и колчаном стрел за спиной. Конечно, ничего этого не произошло. И лишь позже, приехав в Актаныш, мы узнали много интересного об истории этого древнего поселения с таким необычным для наших мест названием.

 

АПАЧИ ЗДЕСЬ НИ ПРИ ЧЕМ

Первые письменные упоминания об Апасеве (именно так оно называлось раньше) встречаются еще в начале XVIII века. Деревеньку на берегу речки Шабыз основали башкирские вотчинники, которые разрешали на определенных условиях селиться здесь своим соплеменникам – так называемым припущенникам. Земли эти, в ту пору уже вошедшие в состав Российской империи, принадлежали башкирской феодальной верхушке от Булярской тюбы Булярской волости. Местные князьки сохранили их за собой и милостиво разрешали обрабатывать участки своим подчиненным.

Сохранилась запись жителя Булярской волости Агыбеса Доскаева, из которой следует, что земли в окрестностях речки Шабыз даются в пользование башкиру из села Чанай Енейской волости мулле Апасю Тютееву. В документе говорится о согласии на обустройство поселения в 1731 году. За пользование пашней, сенокосами, за ловлю бобров на островах речки Шабыз, за добычу лесного меда, равно как и за охоту на птицу и зверя, мулла Апась, его семья и работники должны были платить ежегодно куньими шкурами, медом и прочими продуктами.

 

Так по имени первого поселенца – муллы Апася Тютеева – деревеньку нарекли Апасевым. Однако большинство жителей в силу лингвистических особенностей языка называли ее Апачево. Так что индейцы-апачи из далекой Аризоны здесь ни при чем. Единственное, что роднит их с местными жителями, – это любовь к лошадям. В джигитовке башкирские и татарские наездники из Апачева ничуть не уступали вольнолюбивым сынам североамериканских прерий.

 

НА СЛУЖБУ – ВЕРХОМ НА СКАКУНЕ

То, что большинство тюркских народов – великолепные наездники, ни для кого не секрет. Кочевой образ жизни обязывал едва ли не с малолетства обучаться верховой езде. Это сразу же оценили царские генералы, получив в лице приволжских подданных превосходных кавалеристов для армии. Одна беда – армейская муштра и солдатчина, равно как самодурство и зуботычины от дворян-офицеров, не по нраву пришлись вольным сынам с Волги и Камы. На солдатчину они смотрели как на неизбежное зло. А нередко выступали против царских офицеров с оружием в руках. Чтобы дер­жать местный люд в повиновении, царские чиновники использовали институт заложников – аманатов, которых содержали на Казанском дворе. Об этом можно судить по письменному прошению, которое мулла Апась Тютеев сын вместе с другими земляками – Мирасом Имрашовым и Минлишем Сурметевым – направили императору Петру II. «В прошлых неспокойных годах брали у нас аманатчиков и доднесь держатся в Каракульском селе по переменам, – писали они. – Того ради Вашего императорского величества всемилостивейшаго государя всенижайше просим, чтоб указом повелено б было у нас аманатчиков не брать, чтоб нам, рабам, вконец не разоритца; и от таких аманатчиков чинитца великие обиды и разорение, пожаловать дать нам о том указ».

 


 

Так по имени первого поселенца – муллы Апася Тютеева – деревеньку нарекли Апасевым. Однако большинство жителей в силу лингвистических особенностей языка называли ее Апачево. Так что индейцы-апачи из далекой Аризоны здесь ни при чем. Единственное, что роднит их с местными жителями, – это любовь к лошадям


 

 

Впрочем, государь не внял гласу народа. И зря! Во времена народных восстаний татары, башкиры и другие народы Урала и Поволжья активно участвовали в боевых действиях против царских войск. Еще задолго до пугачевщины мест­ные жители принимали участие в национально-освободительном движении под руководством народного бунтаря Акая. Тогда восстание охватило значительную часть Урала и Поволжья, повстанцы доходили до Елабуги. Да и после его подавления местные жители не утратили свободолюбивого характера. Есть отрывочные, хотя и достоверно не подтвержденные пока сведения о том, что здешние наездники участвовали в Пугачевском бунте 1773–1775 годов, действуя на стороне самозваного «государя», обещавшего им немалые вольности.

 

В ВОЙНУ – КАВАЛЕРИСТЫ,
В МИРНОЕ ВРЕМЯ – ПАХАРИ

И все же, несмотря на тяготы и притеснения, государева служба давала местным свои преимущества. Многие возвращались из армии в родное селение с лычками урядников, а иногда даже в звании младших офицеров. Таковыми в начале XIX века среди апачевцев были юртовой зауряд-есаул Музафар Курбанаев, отставной зауряд-сотник Ракей Сатыев и некоторые другие.

 


 

К середине XIX века в Апачеве проживали более двухсот человек. Вместе с башкирами, которых на ту пору было большинство, в деревне жили также татары, марийцы. Первых с каждым годом становилось все больше. Население занималось хлебопашеством, скотоводством, пчеловодством. Вот какие сведения об этом поселении находим в документах тех лет: «Деревня Апасево расположена в равнине, при реке Шабиз. Надел получен на 160 ревизских душ (1859 г.), в трех местах… Почва – чернозем. В полях два оврага. В селении имеется 7 веялок… В 1848 году на 36 дворов приходилось 186 лошадей, 100 коров, 207 овец, 134 козы, а также 20 ульев. В 1870 году в Апасево было 3 мельницы, а в 1905 году открываются бакалейная лавка и магазин»


 

 

Апачево по меркам того времени считалось зажиточным. Жившие в достатке местные баи могли позволить себе иметь нескольких жен. Так, сотник Сатыев имел двух жен и четырех детей. Двух жен имели также Абдрафик Бакеев и Минглингул Исламгулов. Семьи были многодетными: к примеру, у Ибрагима Курбанаева было пятеро детей, у его односельчанина Мавлюкея Сатыева – шестеро. Правда, и смертность, особенно детская, в то время была высока: из шести сыновей Сатыева двое умерли, не дожив и до 18 лет.

Мечеть в деревне построили в 1808 году. Указным муллой назначили Ахмера Муртазина. Указным азанчи, ежедневно призывавшим односельчан к намазу, был Мендеи Бакеев. При мечети действовала и школа для мальчиков – мектебе. В 1913 году население превышало пятьсот человек – после этого оно начало резко сокращаться.

 

В ВИХРЕ ВОЙН И РЕВОЛЮЦИЙ

Грянувшая летом 1914 года Первая мировая забрала из деревни все боеспособное мужское население. Война разбросала апачинских наездников по всем фронтам. Многие из них сложили головы в боях за Отечество. А вскоре начавшаяся революция разделила односельчан. На фронтах Гражданской войны им пришлось делать свой выбор: за большевиков или за белогвардейцев. Многие, помня старые обиды от царской власти, встали под красные знамена. С кровавых полей братоубийственной войны вернулись не все. Кто-то погиб, кто-то ушел за кордон вместе с белыми. И тем не менее мирная жизнь постепенно налаживалась. В 1926 году, в самый разгар объявленного большевиками нэпа, в Апачеве проживали 403 человека, в подавляющем большинстве уже татары. А вот после раскулачивания и коллективизации в 1938 году – только 375. Многих крепких хозяев пустили по миру. Тогда же в разгар безбожной пятилетки закрыли деревенскую мечеть.

Более чем наполовину Апачево обезлюдело в годы Великой Отечественной войны. По документам 1947 года, здесь проживали всего 164 человека. И лишь в относительно благополучные брежневские «застойные» семидесятые годы население Апачева превысило 360 человек.

 

ИЗ-ПОД ТОПОТА КОПЫТ…

Реформы начала девяностых тоже далеко не лучшим образом сказались на местных жителях. Сначала в 1994 году бывший колхоз «Игенче» реорганизовали в ОК – объединение кооператоров, затем в СХПК, однако от смены названий привесы и надои на фермах не увеличились. Лишь с приходом в 2008 году крупного инвестора – ООО «Агрофирма «Аняк» – положение стало улучшаться. Инвестор закупил новую технику, распахав новыми тракторами поля, которые не обрабатывались несколько лет. Вскоре на них заколосились зерновые, на уборку вышли новые комбайны «Акрос». Вновь замычали бычки и буренки на местной ферме. А недавно возвели возле Апачева птицеводческий комплекс по выращиванию бройле-
ров.

 

– С приходом инвестора жизнь стала налаживаться, – говорит бухгалтер агрофирмы Гульсина Хамзина. – Новый хозяин дал работу многим, у людей вновь по­явилась надежда. У меня двое сыновей-близнецов, каждому по 24 года. Один из них – Ильмар – на птицефабрике трудится, другой – Ильфар – в пожарной части МЧС. И никто из села уезжать не думает. Таких среди молодежи в Апачеве немало. Кто-то занимается своим личным подворьем – держит коров, разводит домашнюю птицу. У некоторых во дворах можно увидеть и лошадей.

– Мы, например, у себя на подворье тоже лошадь
держим, – рассказывает Гульсина. – Жеребец-пятилетка по кличке Байрам – любимец семьи.

Так что на следующий Сабантуй апачевцы еще выставят на скачках своих джигитов на горячих скакунах. И, надо думать, не посрамят память о своих предках –  лихих наездниках из Апачева.

 


Фото: aktanysh.tatarstan.ru
Автор статьи: СУББОТКИН Артем
Дата:26.01.2016
Выпуск: №11 (28005)

Добавить комментарий

795403814 24.03.2017

Не пожалеешь трудов – снимешь урожай сто пудов

Увеличить объемы посевов гречихи и сбить таким образом цены на этот диетический продукт намерено аграрное ведомство республики....
1820
872B38EB6A146DCA 17.03.2017

Больше землю удобряй, выше будет урожай

Один месяц остался до старта весенних полевых работ....
3630
Dronten, The Netherlands - May 14, 2012: John Deere 6430 tractor working the fields near the town of Dronten in Flevoland in spring. A farmer is driving the tractor. 16.03.2017

Навигация для
татарстанских полей

Холдинг «Агросила» в сотрудничестве с учеными Казанского Федерального Университета внедряет систему точного земледелия на основе GPS-навигации....
4100
sev 15.03.2017

Когда «посеять» деньги – к добру

Приближается начало аграрного сезона, и перед крестьянами со всей остротой встал вопрос: где взять оборотные средства для весеннего сева?...
2710
Село_съезд_Пресс-служба Президента 13.03.2017

Село – наша основа

Каждый татарский предприниматель, проживающий за пределами республики, почитает за честь стать участником Всероссийского схода предпринимателей татарских сел....
4520
  • Прямая связь

    История в рисунках и цифрах

    08.06.1924

    04-him

    Рисунок художника К.Чеботарева. Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №29,08.06,1924 год.

    Другие рисунки и цифры
  • Не забудьте поздравить с Днем рождения!

    25 марта

    Ахмет Ахатович Рашит (Рашитов, 1936), поэт, заслуженный работник культуры, заслуженный деятель искусств Татарстана.

    26 марта

    Рабит Батулла (Роберт Мухлисович Батуллин, 1938), народный писатель Татарстана.

    Вадим Александрович Лигай (1953), гендиректор Казанского вертолетного завода, заместитель гендиректора ОАО «Вертолеты России», депутат Госсовета РТ.

  • Юмор

    kar-27
    Во время кризиса компания вошла в режим жест­кой экономии.
    Весь юмор

    Анекдоты от Ходжи

    Дела в шоколаде

    Анекдоты от Ходжи Насреддина. Анимация.

    Все анекдоты

    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - единый номер вызова экстренных оперативных служб
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО

    Опросы

    Какая социальная проблема вас больше всего волнует?

    Результаты →

    Загрузка ... Загрузка ...

    Другие опросы Подробнее

    Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    Комментарии

    А когда закончат выдавать Паспорт болельщика? Или до КК не закончат?
    В Казани продолжается выдача Паспортов болельщиков матчей Кубка Конфедераций FIFA 2017 года
    24.03.2017
    Очень верно все написано в статье. Я сам фермерствую, холостяк. У меня есть брат – тоже неженатый, от одиночества начал…
    Невест на всех не хватает
    22.03.2017
    Добрый день! Подскажите, к кому можно обратиться по вопросу участия в общегородском субботнике?
    Общегородской субботник в Казани состоится 23 апреля
    21.03.2017
    Прошу прокуратуру района принять данный материал как заявление. Считаю, что нарушено мое право на безопасное пользование автотранспортом. Заходить в холодную…
    По селу и автовокзал
    21.03.2017
    Напротив нашего дома живет труженица тыла и строительница Казанского обвода Магибика Ильдархановна Хамидуллина 1923 г.р. Возможно, она единственная оставшаяся в…
    Казанский обвод: недописанная страница истории
    21.03.2017
    Все комментарии

    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров