25 августа 2019  6:19
Распечатать

Как майор Ахметов письмо Косыгину писал

Опубликовано: 26.02.2019 17:56

Рассказ о субординации и роли личности в истории

 

Ахметов

 

О роли первого секретаря Татарского обкома, убедившего за партией в домино во время поездки в поезде Брежнева построить автозавод на Каме, написано достаточно. А вот о роли скромного «гражданина начальника», решившегося на нескромный поступок на благо отечественного автопрома, знают немногие. Между тем история руководителя ИТК-10 весьма поучительна и достойна внесения в республиканскую летопись.

 

Казалось бы, какая связь может быть между исправительно-трудовой колонией (ИТК) и КамАЗом? Ответ на этот вопрос кроется в двух плоскостях. Во-первых, главным методом перевоспитания осуждённых в СССР была признана трудотерапия, и в брежневский период производственный сектор колоний совершил качественный технологический скачок. Уголовно-исполнительная система, относившаяся тогда к МВД, уверенно входила в первую десятку союзных министерств по объёму производства. Во-вторых, в стране активно развивалась промышленная кооперация, в том числе и с режимными учреждениями.

Однако эффективное выстраивание всего этого сложного механизма требовало немалых усилий, времени и средств. И подвижников, готовых для пользы дела рискнуть всем, что имеют.

«…Учреждение, в котором я работаю, находится в 18 километрах от КамАЗа, через реку Каму, в г. Менделеевске. Данное учреждение может ежедневно выделять 800 и более человек рабочей силы для КамАЗа… В основном это бывшие слесари, наладчики, сварщики, шофёры, трактористы, то есть в прошлом имели дело с металлом. Чем они сейчас заняты: вязкой хозяйственных сеток, которые затем сбываются с огромными трудностями. Нитки для вязки сеток приходится искать по всей территории Российской Федерации…»

 

письмо

 

Это строки из письма, написанного 12 сентября 1977 года. Отправитель – майор Рафкат Ахметов, возглавлявший менделеевскую ИТК-10. Адресат – председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин. Послание, отправленное через головы всех начальников, включая даже министра внутренних дел СССР Николая Щёлокова, было дерзостью, граничащей с безрассудством. При том, что

– Рафкат Ахметович – это прежде всего дисциплина! – вспоминает Александр Гусев, находившийся в те годы на должности заместителя начальника Управления исправительно-трудовых учреждений МВД ТАССР по производству. – Приняв колонию в плачевном виде, он привёл её в образцовое состояние. В учреждении у него всё делалось в соответствии с правилами внутреннего распорядка, вывод осуждённых на работу – строго по разнарядке. Другое дело, что в отсутствие заказов смена порой буквально отсиживала положенные часы, вместо того чтобы трудиться. Такое положение дел Ахметова не устраивало, и он, видимо, не веря, что можно добиться изменений на местном уровне, решился напрямую написать Председателю Правительства. Шаг очень смелый, едва не стоивший ему карьеры.

Неравнодушие «гражданина начальника» видно по эмоциональному, хотя и не слишком складному стилю письма:

«…Выполняет ли колония план? Да, выполняет. Но что это даёт нашему государству? Кому нужны эти сетки? Я думаю, что моей Родине нужна более полезная и ценная продукция, которую мы можем давать. Горько видеть, как у людей руки просятся к металлу, они желают работать по квалификации, а мы их держим на сетках. Может быть, найдутся какие-либо виды продукции для КамАЗа, выпуск которых (можно. – Авт.) организовать на базе учреждения…»

 


22 октября 1981 года министр автомобильной промышленности Виктор Поляков проводил уже вполне себе обычное совещание «по вопросу расширения использования на предприятиях отрасли труда осуждённых к лишению свободы»


 

Про бюрократию «застойного» периода в своё время не рассуждал только ленивый, однако письму дали ход в фантастически короткий срок. Уже 20 сентября его копии отправились Щёлокову и министру автомобильной промышленности СССР Виктору Полякову с резолюцией Косыгина: «Прошу совместно рассмотреть это письмо. Предложение т. Ахметова считаю правильным. Его следует принять».

Ещё через день копия письма уже с резолюцией Щёлокова ушла начальнику Главного управления исправительно-трудовых учреждений (ГУИТУ) МВД СССР Борису Коновалову. Министр требовал, во-первых, объяснить, почему вся работа ИТК состоит в вязании сеток, во-вторых, найти достойные заказы в Набережных Челнах. А в-третьих, ответить, «почему Ахметов не соблюдает субординацию».

– Мы сидели в кабинете у Алексея Ивановича Полшкова (заместитель министра внутренних дел МВД ТАССР, курировавший уголовно-исполнительную систему. – Прим. автора), когда раздался телефонный звонок из Главка, – рассказывает Александр Гусев. – Тогда-то мы и узнали о письме Косыгину и о том, что в Казань с определённой миссией вылетает главный инженер ГУИТУ Букин.

 

письмо2

 

Самолёт из Москвы приземлился поздно вечером. Его встречали на двух машинах – в одной, исключительно для того чтобы «протокольно» поприветствовать москвича, приехал Полшков. Вторая предназначалась для поездки Букина в Менделеевск в сопровождении нашего собеседника.

– К ИТК-10, где нас ждал её начальник, мы подъехали около двух часов ночи, – говорит Александр Николаевич. – Гость был настроен крайне негативно и решительно, и я понимал, что вопрос со снятием Ахметова с должности практически решён. Буквально с порога москвич резким тоном спросил: «Рафкат Ахметович, вы писали письмо Косыгину?» А тот спокойно так: «Я не только писал. Могу снять трубку и позвонить!» В кабинете повисла гробовая тишина. А потом разговор неожиданно вошёл в деловое русло, – с улыбкой вспоминает ветеран.

Выяснять, в какой мере советский Премьер-министр покровительствует начальнику менделеевской колонии, побоялись, и дерзкий поступок Ахметова остался, что называется, безнаказанным. Рафкат Ахметович с честью проработает в своём учреждении до пенсии и выйдет в отставку в звании полковника. Но всё это произойдёт позже, а пока вернёмся в брежневскую эпоху.

 


В одной лишь Татарской АССР заказы автопрома выполняли как минимум три исправительных учреждения, включая нижнекамскую «четвёрку» и альметьевскую «восьмёрку». В самой ИТК-10, где, по словам Александра Гусева, было построено три цеха площадью более тысячи квадратных метров, производились так называемые жгуты – вся электропроводка для «КамАЗов»


 

22 октября 1981 года министр автомобильной промышленности Виктор Поляков проводил уже вполне себе обычное совещание «по вопросу расширения использования на предприятиях отрасли труда осуждённых к лишению свободы». Причём кооперация с исправительным учреждением рассматривались на нём в первую очередь «как одна из форм стабилизации рабочих кадров». Иными словами, вопросы ресоциализации обсуждались тогда даже в Минавтопроме.

Что же касается собственно производства в местах не столь отдалённых, то на строительно-монтажные работы в колониях выделялась сумма в пределах… 100 миллионов рублей. Гигантские по тем временам деньги. При этом передачу производства изделий в ИТК следовало производить так, «чтобы не попадать в полную зависимость от предприятий МВД». Дело, к которому приложил руку (и письмо) Рафкат Ахметов, набирало обороты.

 

письмо3

 

В одной лишь Татарской АССР заказы автопрома выполняли как минимум три исправительных учреждения, включая нижнекамскую «четвёрку» и альметьевскую «восьмёрку». В самой ИТК-10, где, по словам Александра Гусева, было построено три цеха площадью более тысячи квадратных метров, производились так называемые жгуты – вся электропроводка для «КамАЗов». Кроме того, в колонии для Камского автозавода делали инструмент, фрезы, резцы для токарных станков, тележки для межцехового транспорта, различное нестандартное оборудование, включая «дальнобойные» топливные баки.

Сотрудничество пенитенциарного ведомства с предприятиями автопрома и другими промышленными гигантами несомненно шло на пользу обществу. Но наладилось оно не вдруг. И было бы просто невозможным без таких неравнодушных людей, как Рафкат Ахметов, не пожелавший быть послушным винтиком системы.

 


Автор статьи: ШАБАРДИН Антон
Выпуск: №29 (28603)


Добавить комментарий

татнефть 5 24.08.2019

Гранты на благие дела

В Альметьевске были вручены сертификаты победителям конкурса на соискание социальных грантов ПАО «Татнефть»....
1750
Олимпиады-для-рабочих-рук 23.08.2019

WorldSkills-2019: болеем за наших!

В «Казань Экспо» начался соревновательный этап чемпионата мира по рабочим профессиям....
3170
рынок 23.08.2019

На продукты татарстанцы тратят меньше других

В число регионов России, жители которых меньше всего тратят денежных доходов на еду, вошёл Татарстан....
2050
автобус 23.08.2019

Время до прибытия покажут табло

Ещё на семидесяти казанских остановках появились новые информационные табло....
1630
черепаха1 23.08.2019

Обнаружен исчезнувший вид рептилий

Редкий вид черепах, который считали вымершим в республике, обнаружен в окрестностях озера Каракуль в Нижнекамском районе....
2060
  • Мнение

    Айрат ФАРРАХОВ, депутат Госдумы РФ от Татарстана:

    ФАРРАХОВ

    80 процентов медицинской помощи граждане получают на уровне первичного звена. При этом объём его финансирования составляет лишь 20 процентов от всей системы здравоохранения. Важно перераспределить средства господдержки так, чтобы доля первичной медпомощи существенно выросла. Это возможно за счёт технологий, которые уже есть в Татарстане, – одноканального финансирования и так называемого фондодержания.

    Все мнения
  • Видеосюжет

    Все видеосюжеты

    Цены на рынках


    СПЕЦСЛУЖБЫ

    112 - Единый номер вызова экстренных оперативных служб 
    спецслужбы
    Единый номер
    всех спецслужб – ВИДЕО
  • Дни рождения

    25 августа

    Курбан Бекиевич Бердыев (1952), бывший дважды главный тренер футбольного клуба «Рубин».

    Ленар Ринатович Габдурахманов (1980), начальник Управления ГИБДД МВД по Татарстану.

    Владимир Александрович Леонов (1977), министр спорта Татарстана.

  • Найди свою малую Родину
  • История в рисунках и цифрах

    11.01.1930

    11.01.1930

    Газета «Республика Татарстан» («Красная Татария»), №08-11.01.1930

    Другие рисунки и цифры

    Книга жалоб

    Другие жалобы

    А что в Сети?


    Архив выпусков

    Архив выпусков (1924-1931)

    Список всех номеров