Год литературы: открытия и разочарования

print

 

nomer-2901

 

Завершился Год литературы, вступил в свои права Год кино… Вроде и понимаешь всю условность этих временных градаций, но все равно каждый раз невольно задаешься вопросом: что оставит после себя очередной «нареченный» год?..

 

Время покажет, конечно, появился ли на свет в Год литературы новый Чехов или Тукай, но что касается уже маститых, состоящих в различных профессиональных союзах господ сочинителей, численность которых в Татарстане, только по официальным спискам, приближается к четырем сотням пишущих на русском, татарском и других языках, то приходится признать, что это был не их год. Да, выходили новые книги, присуждались литературные премии, но, положа руку на сердце, чего-то яркого, запоминающегося, о чем бы говорили, спорили читатели и критики, не случилось и в Год литературы. Всех мастеров слова, вместе взятых, заткнула за пояс скромная московская переводчица Гузель Яхина, чей дебютный роман «Зулейха открывает глаза» признан чуть ли не главным литературным открытием года. Сама лауреат премии «Большая книга», давно уехав из родного города, не возражает против того, чтобы сегодня ее называли казанской писательницей. Но, согласитесь, все-таки немного грустно оттого, что свое восхождение к вершинам читательских рейтингов автор «Зулейхи» проделала если не в одиночку, то уж точно без участия и поддержки татарстанских издателей и меценатов.

 


Годом литературы мы прежде всего обязаны Льву Толстому, который аккурат 150 лет назад явил просвещенному человечеству первую часть «Войны и мира»


 

Тем не менее у каждой хорошей идеи почти всегда находятся свои подвижники и даже фанаты. Вот и Год литературы в Татарстане, без преувеличения, вынесли на своих плечах представители почти умирающей сегодня профессии – библиотекари. Несмотря на низкие зарплаты, ветшающие фонды, тесноту и протекающие крыши библиотечных помещений, они были самыми активными, изобретательными, а главное – абсолютно искренними в своем стремлении вернуть в нашу жизнь книжную культуру во всех ее проявлениях. Только муниципальными библиотеками в рамках Года литературы проведено около пяти тысяч мероприятий. Здесь организовывали выставки и презентации книг, литературные викторины, мастер-классы, встречи с писателями и многое другое. А, скажем, в Зеленорощинской сельской библиотеке, что в Бугульминском районе, появился даже свой театр книги! Кроме того, здесь активно работают клуб юных читателей «Веселый рейс» и объединение любителей поэзии «Алый парус». Неудивительно, что в деревне Зеленая Роща самое бойкое место – это библиотека, куда приходят не только за книгами, но и ради общения. А гостеприимная хозяйка и «генератор идей» местной библиотеки Ирина Ишкова по праву стала финалисткой Всероссийского конкурса «Библиотекарь года – 2015».

 

Недаром прошел год и для Чистополя, где установили памятник нобелевскому лауреату по литературе Борису Пастернаку и впервые провели Международные Пастернаковские чтения. А в Казани наконец-то появились улицы, названные в честь Гавриила Державина и Евгения Боратынского. Кроме того, минувший год ознаменовался долгожданным завершением реставрации Музея Е.А.Боратынского, на открытии обновленной экспозиции которого присутствовали потомки поэта.

 

  Лев Толстой прожил в Казани шесть лет,

по сути, здесь прошла вся юность гения. Говоря словами самого писателя, это целая «эпоха жизни».

Не секрет, что Годом литературы мы прежде всего обязаны Льву Толстому, который аккурат 150 лет назад явил просвещенному человечеству первую часть «Войны и мира». Повод более чем достойный, чтобы, отложив в сторону Стивена Кинга и Дарью Донцову, испытать полузабытые ощущения от неспешного и вдумчивого чтения классики. Три дня в эфире государственных телеканалов, а также в Интернете шла прямая трансляция уникального литературного марафона, участники которого (а это самые разные люди!) вслух с листа читали великий роман-эпопею. Не осталась безучастной к этой масштабной акции и столица Татарстана. Здесь в качестве чтецов выступили известные деятели культуры, педагоги, бизнесмены, студенты.

 

Но, как ни печально, с именем Льва Толстого связано и главное разочарование года.

 

Напомним, что еще в 2000 году было принято решение об открытии в Казани музея Л.Н.Толстого. Однако переданное ему здание в центре города – бывшая усадьба Дедевой – Горталова, где почти пять лет (1841–1845 гг.) жил великий писатель, – на тот момент больше напоминала пепелище, чем охраняемый государством памятник культуры. Тем не менее все эти годы музей существовал не только на бумаге. Специалистами была разработана его научная концепция, на территории усадьбы проводились археологические раскопки, из разных источников пополнялись музейные фонды. Так, в декабре 2006 года в Казань прибыла переданная в дар музею богатейшая личная библиотека известного ученого Константина Николаевича Ломунова, посвятившего изучению жизни и творчества Толстого более семидесяти лет жизни. Свою готовность помогать казанским коллегам выразили также музеи Льва Толстого в Москве и Ясной Поляне. Спустя десять лет бездомного существования музея его фонды насчитывали 15 тысяч единиц хранения!

 

Переломным стал 2015 год, когда на территории усадьбы ударными темпами велись реставрационные работы. Вроде бы забрезжил «свет в конце тоннеля», но именно тогда стало окончательно ясно, что от идеи полноценного музея Льва Толстого в Казани решили отказаться. Теперь, как известно, в мемориальном доме и трех флигелях бывшей усадьбы размещается музейно-образовательный центр казанской школы № 39. Центр носит имя Льва Толстого, и там действительно есть небольшая музейная экспозиция. Но будет ли она расширяться, пока непонятно. Судя по концепции, в основном отреставрированное здание приспособят к нуждам самой школы, а деятельность центра мало чем будет отличаться от обычного учреждения дополнительного образования: те же кружки, студии, языковые курсы и т.д. С той лишь разницей, что время от времени, для особо почетных гостей школы, дети будут наряжаться в сарафаны и косоворотки и разыгрывать сценки «из жизни усадьбы»…

 


Только муниципальными библиотеками в рамках Года литературы проведено около пяти тысяч мероприятий


 

Сама идея совместить школу и музей в целом хорошая, такие прецеденты существуют. Другое дело, что все-таки чаще школа становится составной частью крупного музея, а не наоборот…

 

Лев Толстой прожил в Казани шесть лет (больше – только в Ясной Поляне и Москве), по сути, здесь прошла вся юность гения. Говоря словами самого писателя, это целая «эпоха жизни». В центре города ему были знакомы каждая улочка, каждый дом. И специалисты уверенно заявляют, что если внимательно вчитаться в произведения Толстого, то почти в каждом можно найти «казанский след». Поэтому знатоков и поклонников творчества великого писателя, приезжающих в столицу Татарстана с научными, туристическими и иными целями, не может не удивлять явное несоответствие между тем, как много значил город для творчества и духовного становления самого писателя, и тем, как расточительно и неэффективно используется этот потенциал, в том числе туристический, в современной Казани, позиционирующей себя третьей культурной столицей России.

 

Мемориальный дом на улице Япеева – последняя подлинная реликвия, связывающая нас с гением мировой литературы (не считая, конечно, Казанский университет). Этот дом – сам по себе редчайший экспонат! Но прежде всего это последняя возможность для Казани не выпасть из глобального художественного и научного контекста, созданного личностью, трудами и духовными усилиями Льва Толстого. На изучение его творческого наследия положили жизнь лучшие умы нескольких поколений, но так и не исчерпали до конца этот богатейший кладезь прозорливых мыслей и уникального духовно-нравственного опыта. Думается, одного этого достаточно, чтобы не снимать с повестки дня вопрос о создании в Казани настоящего, полнокровного музея писателя, в стенах которого прежде всего поселились бы пытливая научная мысль и благодарная человеческая память обо всем роде Толстых, многие представители которого служили Казани верой и правдой.