Бишня, что в верховьях Сумки

print

 

Бишня

 

Взревев мощным двигателем, автобус натужно пополз по асфальтовой ленте шоссе вверх. Там, на вершине холма, с высоты которого вся окрестность видна как на ладони, раскинулось село Бишня Зеленодольского района. Находится оно почти у самого истока речки Сумки, которая берёт здесь своё начало.

 

Небольшой ручеёк, что вьётся у подножия горы, – это и есть Сумка, которая, петляя и прячась в чащобах заповедного Раифского бора, несёт свои воды к Волге.

Село известно ещё со времён Казанского ханства. Правда, тогда оно находилось на другом месте, которое ныне жители называют Иске авыл, то есть Старое село.

 

ДОРОГОЙ ГОРЯ И СЛЁЗ

Новое же поселение возникло в середине шестнадцатого столетия, когда по этим местам проходила печально известная «койгалы юл» – «дорога горя и слёз». По этому пути шли сотни и сотни беженцев, покинувших Казань после её захвата войсками Ивана Грозного в октябре 1552 года.

Примерно тогда же, в восьмидесятых годах XVI века, рядом со старым поселением вынужденные переселенцы из села Юртыш, что раскинулось вблизи Казани, и основали новое село Бишня. Название его напрямую связано с ландшафтом местности, которую облюбовали новосёлы, ставившие свои дома на высоком холме над речкой Сумкой.

Как пояснила директор Бишнинской школы Зульфия Сабирова, в переводе с татарского Боек ышна означает Высокая пашня. Так назвали своё поселение его первые жители. Занимались они земледелием, распахивая окрестные пустоши, разводили скот, который пасли на пойменных лугах речки Сумки, промышляли охотой, сбором грибов, ягод, орехов, мёда лесных пчёл и прочих даров природы, а также заготовкой строевого леса и дров, которыми в изобилии снабжали соседнюю Казань.

А вскоре мимо села пролёг знаменитый тракт, связавший большой город с крепостью Царёвококшайск – так называли когда-то будущую столицу соседней Марийской Республики – город Йошкар-Олу. Между прочим, кроме татар, в селе Бишня издавна проживали также марийцы. Об этом свидетельствует название соседнего села Русско-Марийские Ковали, что находится всего в нескольких километрах от Бишни. Живут их потомки здесь и сегодня.

 

ПО НЕСПОКОЙНОМУ КОКШАЙСКОМУ ТРАКТУ

Надо сказать, лесные, луговые и горные черемисы – так в далёкие времена называли народ мари – не сразу признали над собой власть русского царя, что и стало причиной трёх жестоких черемисских войн. Продолжались они с перерывами с 1552 по 1585 год.

Формальным поводом к восстанию марийцев послужила непродуманная налоговая политика русского государя, а также насильственная христианизация края: православные миссионеры зачастую действовали методами, далёкими от истинного христианства. Поэтому во главе восставших встали не только марийские князья во главе с непокорным Качаком, но и языческие жрецы, недовольные разрушением своих капищ, одно из которых располагалось поблизости от Бишни – на берегу Раифского озера. К восставшим марийцам присоединились татары, удмурты и чуваши.

 


В восьмидесятых годах XVI века, рядом со старым поселением вынужденные переселенцы из села Юртыш, что раскинулось вблизи Казани, и основали новое село Бишня. Название его напрямую связано с ландшафтом местности, которую облюбовали новосёлы, ставившие свои дома на высоком холме над речкой Сумкой


 

По Кокшайскому тракту, который превратился в военную дорогу, мимо Бишни шли отряды царских стрельцов и дворянской конницы под общим командованием царского воеводы Ивана Мстиславского. У местных жителей отбирали сено и лошадей на нужды царского войска, а в избах бишнинцев останавливались на ночлег стрелецкие старшины или отлёживались раненые воины.

И лишь в правление Бориса Годунова с марийскими князьями был заключён мир – местная феодальная верхушка сумела договориться с представителями русского престола, и Кокшайский тракт стал обычным почтовым.

 

ЯМСКАЯ СТАНЦИЯ БИКЕТ

Впрочем, даже в мирные годы в окрестностях села, изобиловавших лесами, было далеко не спокойно. Об этом свидетельствуют два интересных экспоната, которые мне довелось увидеть в музее Бишнинской средней школы.

Клевцы – старинное холодное оружие, напоминающее заострённый клюв хищной птицы. Крепится этот «клюв» на специальной ручке и в ближнем рукопашном бою представляет собой смертоносное оружие. Такой вот «клюв» использовали в старину на больших дорогах лиходеи-разбойнички, поджидавшие в засадах купеческие обозы. Кстати, имеет оно и татарское название – кулюк-балта, что лишний раз доказывает, что у преступности нет национальности. Другой не менее любопытный экспонат школьного музея – кистень, или по-татарски чукмар. Это ударное оружие представляет собой увесистый металлический шарик на цепи. Такой «гостинец» удобно было спрятать в рукаве тулупа или зипуна, обмотав свободный конец цепи вокруг запястья, а при нападении внезапно выхватить его для нанесения удара…

Да, что и говорить, неспокойно было в те далёкие времена на Кокшайском тракте. Именно поэтому в «бунташном» XVII веке рядом с селом Бишня возникла небольшая почтовая станция Бикет. Как полагают некоторые историки, название станции, которая со временем разрослась в деревушку, происходит от слова «пикет» – «разъезд».

 


Кстати, мимо Бишни по тракту отступали летом 1774 года разбитые войска Пугачёва. Произошло это после поражения, которое нанёс бунтовщикам генерал Михельсон в районе Сухой реки под Казанью


 

Здесь останавливались на ночёвку ямщики и припозднившиеся путешественники. Распрягали уставших лошадок, кормили их овсом и сеном, поили колодезной водицей. Затем и сами спешили к столу – ужинали за штофом водки, после чего располагались на ночлег, устраиваясь на полатях или на лавках возле отдающей тепло печки…

Сегодня от бывшей станции ничего не осталось. О ней напоминают лишь заросшие травой домовые ямы. И находки, обнаруженные любителями старины. В основном это подковы, элементы лошадиной сбруи и мелкие монеты чеканки XVIII–XIX веков.

Кстати, мимо Бишни по тракту отступали летом 1774 года разбитые войска Пугачёва. Произошло это после поражения, которое нанёс бунтовщикам генерал Михельсон в районе Сухой реки под Казанью.

 

БРОНЯ КРЕПКА, И ТАНКИ НАШИ БЫСТРЫ…

Памятник воинам-бишнинцам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, воздвигнут перед местным Домом культуры. Более двухсот жителей Бишни и пяти окрестных сёл сложили свои головы в боях за Отечество.

Неподалёку от Бишни на берегу речки Солонки раньше находилось старинное село Осоко-Ковали, где ещё до революции располагалась барская усадьба помещика Осокина. Сегодня о нём напоминают лишь остатки фундамента помещичьего дома да деревянный крест на месте бывшего православного храма и старинное кладбище. А когда-то ещё до войны здесь кипела жизнь…

Именно из этого села вышли два Героя Советского Союза – Николай Алтынов и Михаил Колчанов. Подробнее – об одном из них. Годы детства сельского мальчишки Коли Алтынова выпали на период становления колхозного строя на селе. Тогда многие сельские мальчишки мечтали стать трактористами и пахать пашню на стальных конях, сошедших с конвейеров заводов первых советских пятилеток. После окончания курсов механизаторов молодой паренёк Коля Алтынов работал в колхозе прицепщиком, затем трактористом, возглавив бригаду местных механизаторов. К технике имел призвание с малых лет: мог самостоятельно собрать мотоблок для вспашки огорода из старых запчастей. Только недолго пришлось ему трудиться под мирным небом. В 1942 году был призван на фронт. Как и большинство трактористов, попал в танковые войска. С 1943 года воевал в 219-й танковой бригаде 1-го механизированного корпуса на Степном, 2-м Украинском и 1-м

Белорусском фронтах. Во время Варшавско-Познанской операции отличился в бою за польский город Лукатц-Кройц: его танк одним из первых ворвался в город и уничтожил миномётную батарею противника, а затем на станции обстрелял и вывел из строя состав с вражеской техникой. За этот подвиг старшине Николаю Алтынову было присвоено звание Героя с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Скончался он в 1997 году и был похоронен на кладбище деревни Берновые Ковали. Ежегодно на его могилу бишнинские школьники возлагают живые цветы.

 

О СТРАУСАХ ЗДЕСЬ УЖЕ НЕ ПОМНЯТ…

Семидесятые годы прошлого века с лёгкой руки нынешних политологов часто именуют временами брежневского застоя. Не знаю, кому как, а время это многие бишнинцы вспоминают с ностальгией. Ведь именно на тот период пришёлся расцвет совхоза «Бишнинский» – крупнейшего хозяйства, которое прославилось мясо-молочным производством.

Сотни дойных бурёнок содержались в те годы в коровниках местной молочной фермы. Сотни бычков выращивали на откормочных площадках. Мясо и молоко приносили совхозу большую прибыль. Даже в тяжёлые девяностые, когда бывший совхоз переименовали в коллективное предприятие, сельхозподразделение работало прибыльно аж до 2010 года.

 


Как пояснил мне глава местного самоуправления Ильгиз Фатхуллин, сегодня в селе шесть крестьянско-фермерских хозяйств (не считая личных подсобных), которые занимаются молочным животноводством и выращиванием плодово-ягодных культур


 

После расформирования хозяйства на его базе было основано ООО «Бишня-Синтез», где, помимо производства молока и мяса, занимались также разведением и выращиванием экзотических африканских страусов. Их мясо, а также омлеты из страусиных яиц могли попробовать в казанских ресторанах летом 2013 года гости казанской Универсиады. Увы, сегодня от страусиной и молочной ферм остались лишь воспоминания.

Три года назад последний инвестор – ООО «Заволжье», которое являлось одним из подразделений «Ак Барс холдинга», свернул свою деятельность на бишнинских землях. С тех пор в опустевших коровниках и телятниках уже давно никто не мычит и не телится. И страусов здесь уже давно не держат…

 

БУДУЩЕЕ – ЗА ФЕРМЕРСТВОМ

Чем же живёт местное население? Да всё тем же сельским хозяйством. Как пояснил мне глава местного самоуправления Ильгиз Фатхуллин, сегодня в селе шесть крестьянско-фермерских хозяйств (не считая личных подсобных), которые занимаются молочным животноводством и выращиванием плодово-ягодных культур.

– Лишь на семейной ферме Ильхама Шакирова сегодня содержатся восемнадцать дойных коров, – говорит Ильгиз Магсумович. – Два года назад он по программе Минсельхозпрода РТ оформил безвозмездную субсидию на 200 тысяч рублей для постройки новой фермы, увеличив дойное поголовье. Производит не только молоко, которое успешно реализует дачникам и молокосборщику, но также сметану и творог, снабжая молочными продуктами жителей соседнего посёлка Васильево.

Не отстают от него и другие бишнинцы. К примеру, супруги Рамзиль и Гелюся Вагизовы у себя на подворье держат 13 дойных бурёнок, а их родственник Данияр Вагизов – девять коров. Проблему с кормами тоже решают своими силами. Минувшей осенью их односельчанин механизатор Рамиль Камалеев, который из года в год выращивает на своих паевых землях люцерну и прочие многолетние травы на сенаж, помимо кормовых культур, засеял 20 гектаров озимой рожью, которая также пойдёт на фураж бычкам и бурёнкам.

Около 12 гектаров земли отведено под ягодные плантации, где фермеры Вагизовы, Валиуллины и Омаров выращивают смородину, малину и жимолость.

– На мой взгляд, будущее сельского хозяйства именно за средним и мелким агробизнесом, – говорит Ильгиз Магсумович. – Сегодня в руках бишнинских фермеров и частных предпринимателей более 400 гектаров пашни бывшего совхоза. Работать на селе люди не разучились. И это вселяет надежду.